«Меня больше не ждите»

Анна Шатько (девичья фамилия нашей героини) родилась 19 декабря 1925 года в станице Привольной Каневского района Краснодарского края в семье колхозников. Отец, Тимофей Иванович, был председателем местного колхоза, мама, Надежда Ивановна, там же трудилась заготовителем. 

После школы девушка поступила на курсы счетоводов и бухгалтеров, окончив которые тоже устроилась в колхоз. Однако она мечтала не об этом: Анна хотела стать фармацевтом, но для этого нужно было учиться аж в столице края. Спустя год после работы счетоводом девушка уговорила отца разрешить ей осуществить свою мечту. Они вместе отправились в Краснодар, где Аня подала документы в училище. Это было 21 июня 1941 года. 

— В Каневскую мы приехали уже ночью, первый автобус в станицу шел утром, поэтому мы заночевали на вокзале. Здесь же, ровно в 4 утра, услышали по радио сообщение о начале войны, — рассказывает Анна Тимофеевна. — Об учебе пришлось забыть. 

В один из вечеров в начале августа 1942 года Тимофей Иванович забежал домой, чтобы сообщить жене, что ему в срочном порядке поручили подготовить к эвакуации колхозное имущество. Его задачей было увести скот из станицы, а зерно сжечь, чтобы ничего не досталось врагу. Но мужчина, на свой страх и риск, раздал пшеницу станичникам, наказав, чтобы они его спрятали: закопали, перемололи, скормили животным, но все же сохранили часть зерна для будущей посевной. 

— Отцу также поручили взорвать мельницу, но он со станичниками принял решение разобрать ее на детали и закопать, чтобы после войны ее можно было заново поставить. Крепко обняв нас, со слезами на глазах, он произнес: «Меня больше не ждите». 

Ужасные дни

Спустя сутки в станицу вошли фашисты. В доме напротив поселился немецкий комендант, которого местные жители сильно боялись. Если кто осмеливался посмотреть ему в глаза, он мог отдать приказ о немедленном расстреле. Не щадил никого. 

Каждое утро он проводил собрания с оккупантами. Местных он выгонял в поле, чтобы те собирали оставшиеся колоски пшеницы, свеклу, кукурузу, подсолнечник и пр. Остатки урожая отправляли в Германию. 

— Это был очень страшный период. Мы сидели по домам в полной темноте, так как если комендант замечал у кого-то лучик света, тут же отправлял к ним солдат. Готовили в темноте, стирали только ночью, — вспоминает ветеран. 

Однажды Надежда Ивановна услышала, что на следующий день карательный отряд будет обходить все дворы. Она очень боялась за жизнь 17-летней дочки и маленького сына: ведь они были детьми председателя колхоза, коммуниста. Одев Анну в длинную черную юбку и закутав в платок, как старуху, она отправила ее к местному доктору, чья семья жила на берегу лимана, они ее спрятали. Сама женщина вместе с сыном спряталась в доме своей матери. К счастью, тогда все обошлось. 
А в начале февраля 1943 года через лиман пришла Красная Армия. Бойцы были измотанными: мокрыми, грязными, замерзшими, уставшими, но как же им обрадовались станичники! 

Пятеро солдат устроились на ночлег в доме Шатько. Увидев на стене портрет отца, поинтересовались, кто это. 

— Один из солдат сказал нам, что знает нашего папу и что мы должны его ждать. Якобы его отправили в особый отдел, но с ним все хорошо. Позже я поняла, что ему стало жалко нас, детей, он хотел нас приободрить. Но тогда мы ему по- верили и ждали отца еще долго после войны. 

Чудесное спасение

После освобождения Краснодара от немцев Анна переехала в город, чтобы наконец осуществить свою мечту и стать фармацевтом. Вместе с еще одной студенткой снимала комнату в домике местной жительницы на ул. Свердлова, 98 (ныне ул. Карасунская). Как-то ночью девушки проснулись от страшного грохота: начался авианалет и казалось, будто бомба упала прямо на их дом. Выяснилось: недалеко от него, но ударной волной разрушило часть стены в их доме. 

— Стенка обвалилась в комнате, где спали хозяйка с дочкой-школьницей. Их кровати стояли как раз у стены. Как они не пострадали, до сих пор удивляюсь. Но стенка выходила на соседнюю улицу, вдоль нее шел тротуар. Ремонтировать ее было нечем, пришлось занавесить газетами и одеялом. 

Тетрадей и учебников не было — учащиеся покупали на рынке большие белые листы, резали их по размеру тетрадных и сшивали. Все свободное от учебы время были заняты на уборке города: собирали разрушенные бомбежками обломки зданий и других сооружений. Анна Тимофеевна вспоминает, что железнодорожный вокзал пострадал сильнее других. Весь мусор собирали руками и грузили в машины. 

— Нам, студенткам училища, за уборку города выдали премию: по три метра черного сатина, чтобы было в чем на лекции ходить. Платья шили себе сами. 

Продукты выдавали по карточкам, хлеб — по 300 граммов в день в одни руки. Но самым большим дефицитом была вода: во всей округе только в одном дворе около вокзала. Водопровод там повредило бомбой, но вода понемногу из него капала. В сутки можно было набрать не больше одного небольшого ведерка на семью — боялись, что закончится. Очередь за водой выстраивалась на несколько кварталов. Использовали ее только для питья. 

Весть о Победе

— На рассвете 9 мая 1945 года мы проснулись из-за громкого шума за окном. Как были, в ночных сорочках, выскочили на улицу, — продолжает ветеран. — Смотрим: все прыгают, обнимают друг друга, кто-то рыдает навзрыд. Мы в недоумении: что происходит? Когда узнали, что победа, сами завизжали и запрыгали, как малышня. Как сейчас помню: только-только начала цвести сирень и тюльпаны. Цветы большими охапками тащили на площадь, дарили друг другу, обнимались и целовались. На глазах были слезы радости и слезы скорби, ведь многие так и не смогли обнять и поздравить с победой своих родных. 

Закончив училище, Анна Тимофеевна вышла замуж за военного — Николая Ивановича Калиберденко. В 1952 году она получила направление на работу заведующей аптекой в ст. Нововеличковскую, в которой проработала 38 лет. 

— Ни дорог, ни электричества, здания все в дырках от пуль и снарядов, аптека такая же, стены заклеивали газетами, микстуры готовили сами. Наши дети — Николай и Ольга — росли при аптеке, оставлять дома было не с кем. Дочь пошла по моим стопам — стала фармацевтом, всю жизнь проработала заведующей аптекой при летном училище. 

Сын выбрал профессию отца. Окончил военное училище им. Орджоникидзе, служил в Афганистане, прошел все горячие точки Северного Кавказа, награжден орденом Красной Звезды, почетными грамотами и благодарностями. Был командиром полка, потом замкомандира дивизии «Дон-100». Солдаты уважительно называли его батя, любили за сильный характер и доброе сердце. Николай умер от военных ран в 40 лет в 1995 году в звании полковника. О нем снят документальный фильм. 


Читайте новости там, где удобно: Instagram Twitter, Facebook, Vk, Одноклассники, Яндекс.Дзен.