Повод для радости

— В нашей поликлинике — новый молодой эндокринолог! — сообщила мне тетя, не успела я ответить на ее телефонный звонок.

Моя родственница — диабетик второго типа, в поликлинику за рецептом на лекарства ходит практически каждый месяц, и к каждому новому визиту к эндокринологу она готовится заранее.

Врач, которого она посещала много лет, — женщина в возрасте, хотя с большим опытом, но без сострадания к пациентам, грубоватая. В недуги людей особенно не вникает, прописывает практически всем один и тот же препарат.

Пациенты стараются долго в ее кабинете не задерживаться, чтобы не усугублять свое состояние: берут рецепт и быстро выскакивают за дверь. Поэтому появление нового эндокринолога — это для моей тети большое событие.

— Представляешь, я пришла за лекарством, а доктор — вчерашняя выпускница — вдоль и поперек изучила мою карточку, задала с десяток вопросов о моем самочувствии, образе жизни и питании, измерила уровень сахара и выписала рецепт на другой препарат. И что думаешь — он работает, я чувствую себя значительно лучше! И врач такая приветливая, спокойная — у нее и лечиться приятно.

Примерно такую же историю, но уже о новом молодом кардиологе, я услышала и от своей старшей коллеги, которую много лет беспокоит давление. Прежний кардиолог — женщина пенсионного возраста — опытный специалист, но действовала по старинке: новых исследований не назначала, других лекарств, снижающих давление, не рекомендовала.

— А новая молодая врач выслушала мои жалобы, обследовала и прописала лекарство, которое сразу поставило меня на ноги: я снова почувствовала себя живой, а то ходила полусонная и полубольная от прежних препаратов, — радуется коллега.

Учились за совесть

Как обозреватель по медицинским вопросам я все чаще стала получать положительные отклики о вчерашних студентах-медиках, пришедших в государственные больницы и поликлиники. Они и вежливые, и дотошные, и грамотные.

— И что же, вы не прогуливали лекции, не «подмазывали» преподавателей на экзаменах, не плакали на зачетах, вымаливая оценку хорошо? — спрашиваю Анастасию Воробьеву, кардиолога поликлиники №1, окончившую Кубанский государственный медуниверситет четыре года назад.

Пациенты ей разве что дифирамбы не поют — какая умница, какой профессионал. А другие врачи (и это я лично наблюдала) приходят к ней за советом по поводу назначений для своих больных.

— Не было такого, — улыбается молодой специалист. — Преподаватели с нас строго спрашивали, некоторые студенты за пять лет учебы отсеялись: сами ушли или их отчислили за неуспеваемость. Сейчас же вообще поступить в КГМУ очень нелегко, проходной балл повысили, в мое время с этим было проще.

Так что при таких усилиях вряд ли кто-то махнет рукой на учебу — зачем же тогда было поступать? А мои друзья-однокашники после выпуска устроились в медучреждения, успешно работают.

Анастасия Воробьева окончила интернатуру по терапии, но позже получила сертификат кардиолога — ей эта профессия больше пришлась по душе: нравится докопаться до причин болезни, лечить не симптомы, а сам недуг.

Ее пациенты — в основном люди пожилого возраста, чаще всего с тяжелыми и сопутствующими патологиями: сахарным диабетом, атеросклерозом, энцефалопатией и др. И молодому специалисту нравится, когда приходится решать сложные задачи.

— Когда я искала кардиолога, Анастасия Олеговна сразу понравилась своей серьезностью и вдумчивостью, ее не испугала большая нагрузка — 25-30 человек в смену, посещение больных на дому, оформление документов на инвалидность, — говорит главврач поликлиники №1 Татьяна Войченко, сама по образованию кардиолог, кандидат медицинских наук.

— Она советуется со старшими коллегами, читает медицинскую литературу, ищет информацию в интернете. Действительно грамотный специалист, пациенты не за красивые глаза ее хвалят.

— Чем ценны такие кадры — у них свежие знания, глаз не замыленный, им хочется практиковать, и они все время в поиске новой информации, — замечает Алина Александрова, главврач поликлиники №3, в которую в прошлом году пришло девять новых специалистов.

Молодая смена

Из отделения реанимации и интенсивной терапии №2 обособленного подразделения перинатального центра краевой клинической больницы №2 можно каждую неделю передавать новости. Здесь выхаживают недоношенных новорожденных, которые априори имеют патологии в анамнезе.

Когда смотришь на крохотных человечков, лежащих в закрытых инкубаторах и опутанных проводками, изумляешься, как врачам удается ставить канюли в крохотный носик или попадать иголкой в едва заметную синенькую венку на тонюсенькой ручке.

— Да, работа у нас сродни ювелирной, — соглашается заведующая отделением врач-неонатолог Инна Токовая. — Мы выхаживаем крох, родившихся на 24-й неделе и весом даже меньше 500 граммов.

К каждой малютке — индивидуальный подход, своя терапия, мы пристально следим за их состоянием здоровья, и в случае его ухудшения у нас есть очень ограниченный запас времени, чтобы выяснить, в чем дело.

Не так давно заведующей отделением приходилось самостоятельно принимать решения в тяжелых случаях. Ее выдергивали на работу среди ночи, отпуск проходил в нервозном состоянии. Сейчас же Инна Анатольевна спокойно уходит домой в конце рабочего дня, хотя поспать ей до сих пор не всегда удается.

— Мои молодые кадры среди ночи присылают сообщения о том, что они покопались в медицинской литературе и нашли-таки причину какого-то недуга у того или иного нашего маленького пациента, — смеется Токовая.

— Прихожу на работу и по истории браузера в компьютере вижу, что молодежь всю ночь изучала иностранные медицинские журналы в интернете.

Помимо заведующей, врачебный штат составляет 11 человек, из них шестеро — вчерашние студенты. У детского реаниматолога Анны Савв стаж работы составляет пять лет, а у ее коллеги Марии Шишковой — два года, но доктора не боятся принимать самостоятельные решения.

— Когда у ребенка резко ухудшается состояние, нет времени на раздумья: нужно срочно стабилизировать его состояние и затем уже, если случай непонятный, советоваться со старшими коллегами, — говорят врачи.

— Да, работа сложная, напряженная, крайне ответственная, но результат — выздоровевшие малыши — оправдывает все затраченные усилия, нервы и бессонные ночи.

— Они пришли ко мне совсем зеленые, но с такой жаждой знаний, с таким желанием учиться и работать, что я поняла: вот она, смена. Ходили за мной по пятам на каждом обходе, я учила их всему, что сама знаю.

Сейчас уже я учусь некоторым вещам у своих молодых сотрудников, не препятствую, если они хотят проверить или перепроверить какой-то анализ у больного ребенка, не давлю на них опытом.

Тем более что в последние годы в практике отделения было четыре редчайших в мире случая заболевания у новорожденных. И если бы не упорство и въедливость его специалистов, малыши наверняка погибли бы.

Жесткий отбор 

— Во все времена, во всех сферах экономики были и умники, и бездарности, и просто серая масса, — резюмирует ректор Кубанского государственного медуниверситета Сергей Алексеенко.

— Ежегодно в наш вуз поступает около 1000 абитуриентов, за то же время отсеивается примерно 100 человек, то есть десятая часть. Одни сами уходят, не выдержав нагрузки или признав тот факт, что медицина — не их стезя, других мы исключаем за неуспеваемость.

По окончании университета вчерашний студент — полноценный специалист. Пусть без опыта, но грамотный, настороженный, вдумчивый.

— Сдать экзамен по блату или по знакомству уже не получится, — продолжает Сергей Алексеенко. — На протяжении всего учебного процесса студентов ждет несколько «ловушек»: контрольные задания у каждого индивидуальные, а их знания проверяют преподаватели с другого потока.

Подсмотреть ответы в телефоне тоже не получится — в экзаменационных аудиториях установлены глушилки сотовой связи. В конце 5-го курса во время прохождения аккредитации все еще жестче: если нет знаний — экзамен не сдашь.

Ректор медвуза с удовлетворением отмечает, что нынешнее поколение студентов — целеустремленное, грамотное, разносторонне развитое.

— Может быть, они меньше читают талмуды фундаментальной медицины, но зато знают, как найти нужную информацию в интернете. Они более подкованные, мобильные, знают по два иностранных языка, интеллектуально образованные.

В мое время таких студентов не было. Они намного прогрессивнее нашего поколения, въедливее, упертее, докапываются до сути проблемы. Лично я спокоен за будущее здравоохранения: нас точно будет кому лечить в старости.


Читайте новости там, где удобно: Twitter, Fb , Vk, Оk, Яндекс.Дзен.