Разношерстная компания


32-летняя Ксения Чувашова, счастливая жена и мама, работает менеджером по продажам и ведет обычную семейную жизнь. Вот только в свободное время Ксюша не вышивает крестиком и не ходит в кино, а выезжает на поиски пропавших людей.
— Волонтерством я занимаюсь чуть больше года, — рассказывает Ксения. — Увидев группу «Лиза Алерт», я заинтересовалась и захотела узнать о поисковиках подробнее. Когда ребята объявили о встрече новичков, решила принять в ней участие. Спустя год, после сотни поисковых операций я понимаю, что мое жизненное призвание — помогать людям. Мне страшно представить, что, потеряв близкого, человек останется один на один со своей бедой.
Состав отряда «Лиза Алерт» настолько разношерстный, что, оказавшись там в первый раз, теряешься. Что может быть общего у этих людей: студентов, программистов, продавцов, домохозяек, водителей, бухгалтеров, начальников?
Ответ простой: поиск и спасение. «Лиза Алерт» — союз неравнодушных, объединенных одной целью — вернуть пропавшего человека домой.
— Несмотря на различия в возрасте, мировоззрении и религии, все группы на поиске действуют как единый организм, — говорит 39-летний Николай Бронский, волонтер и «боевой» товарищ Ксении. — Я участвую в поисках с 2012 года. В 1996 году я потерял близкого человека, поэтому знаю, каково это — понимать, что твой близкий человек в беде, а ты никак не можешь помочь.

Корни идут из семьи

Горячая линия 8-800-700-54-52 — звонки принимаются в любое время суток.

Звонки на горячую линию «Лизы Алерт» поступают круглосуточно. Иногда добровольцам приходится отодвигать работу и учебу, чтобы принять участие в поисках.
— Я могу не поехать на поиск, только если не позволяет состояние здоровья, — делится Николай. — Я фрилансер, подумаешь, сегодня ничего не заработаю, завтра наверстаю. Но далеко не каждый из нас способен так легко все бросить и метнуться на поиски: начальник может не принимать такую деятельность работника, а у всех коммуналка, кредиты, ипотека, дети. Быт перевешивает. Любой волонтер может отказаться. Но все-таки отказы у нас — крайняя редкость. И если они случаются, то по форс-мажорным обстоятельствам.
— Все помогают по мере своих возможностей, — уточняет Ксения. — Некоторые волонтеры выезжают только на поиски детей или принимают участие лишь в городских поисках. Тот, кто не может выезжать, делает репосты в соцсетях. Есть добровольцы, которые проводят лекции для детей, печатают карты или отвозят группу поисковиков на место сбора. Любое участие ценится.
И дети и взрослые пропадают одинаково часто, возраст здесь не имеет значения. Но в большинстве случаев не последнюю роль в пропаже человека играют родственники пострадавшего.
— В семье должно быть взаимопонимание. Нужно внимательно относиться к своим близким, особенно к детям и пожилым родителям, — говорит Ксения. — Все корни идут из семьи. Дети и подростки часто сбегают из дома из-за недостатка общения с родителями, отсутствия доверия между ними. А еще огромное значение имеет влияние соцсетей.

Долой эмоции

Самые короткие спасательные экспедиции для волонтеров «Лизы Алерт» — когда они не успевают ответить, что готовы на выезд, потому что уже приходит статус «найден, жив». Но бывают и такие операции, что затягиваются на двое суток или неделю… И чем дольше длится поиск, тем меньше надежды услышать те самые два долгожданных слова.

Цифры: 11 216 участников «Лизы Алерт» по региону в группе «Вконтакте»

— Последние масштабные поиски, в которых участвовали и добровольцы поисковых отрядов, и специальные службы, и полиция, были в Краснодаре этим летом, — вспоминает Ксения Чувашова. — Искали подростка, не вернувшегося домой из школы. В поисках участвовало не менее трехсот человек. К счастью, ребенка нашли быстро. Он оказался цел и невредим.
Николай Бронский признается, что поисковая операция чем-то похожа на охоту:
— Ищешь, внимательно смотришь, изучаешь. Пытаешься просчитать различные варианты поведения пропавшего. В этот момент все мысли занимает только поиск. Наша невнимательность может обернуться чьим-то горем.
«КИ» спросили поисковиков «Лизы Алерт», есть ли место эмоциям и переживаниям во время спасательных операций.
— Бывают ситуации, когда на глазах выступают слезы, особенно когда я задумываюсь о том, что чувствует семья пропавшего человека, — признается Ксения Чувашова. — Но обычно я стараюсь мысленно отстраниться от ситуации, чтобы эмоции не мешали трезво думать.
— В поиске нужна холодная голова, — добавляет Николай Бронский. — Особенно на выездах в лес или горы. Ты проверяешь экипировку, снаряжение, готовность тех, кто идет с тобой. И дальше смотришь в оба, чтобы ни ты, ни человек из твоей группы не пострадал. Это большая психологическая и физическая нагрузка. Нужно все время оценивать ситуацию, проверять группу, держать связь с координатором, следить за курсом движения, высчитывать точку возврата — все как в боевом выходе. Эмоции и переживания неприемлемы в поисках. Но всегда хочется, чтобы поиск закончился статусом «найден, жив».

Как работает «Лиза Алерт»?

Операторы круглосуточной горячей линии принимают заявку о пропаже человека после обращения заявителя в полицию. После этого заявка передается в регион поиска. Если необходим выезд, назначается координатор поиска, печатаются карты, в общий чат отправляется сообщение о сборе на выезд, формируются экипажи. Также запускается репост по соцсетям. Волонтером «Лизы Алерт» может стать любой совершеннолетний человек.


Читайте новости там, где удобно: Twitter, Fb , Vk, Оk, Яндекс.Дзен.