Стратегия — это не игра

— Недавно вы представили концепцию Стратегии развития гражданского общества. О чем речь?

[[gallery_1]]

Андрей Зайцев, председатель Совета при губернаторе края по развитию гражданского общества и правам человека, советник губернатора:
— Она должна стать базовым документом с ключевыми целями, задачами, приоритетами. С человеком и его правами в центре внимания и с условиями для развития гражданского общества в целом.
Не так давно Леонтьевский центр презентовал Стратегию социально-экономического развития Краснодарского края до 2030 года. И там целый раздел посвящен развитию гражданского общества. Это замечательно, но где же мнение самого гражданского общества?

На октябрь в крае зарегистрировано 6560 НКО — это первое место по ЮФО. И лишь на пятом месте мы по объемам финансирования.

6 октября на 34-й сессии Адлерских чтений Совет организовал круглый стол на тему: «Роль гражданского общества в становлении и развитии правового государства в современной России».
Модераторами выступили мы с председателем ОП Кубани Любовью Поповой и известные федеральные эксперты Сергей Марков и Александр Брод.
Он, как частый гость края, знакомый с общественной повесткой региона, и стал инициатором разработки стратегии как пилотного проекта не только для Кубани, но и для всей страны.
Мы уже обсудили ее концепцию на президиуме краевого совета и планируем продолжить эту работу с ЗСК и Общественной палатой края, на муниципальном уровне. Без этого рождать стратегию было бы самонадеянно.
В свое время хороший импульс работе регионального совета придал СПЧ при Президенте России во главе с Михаилом Федотовым. В свою очередь мы хотим дойти до каждого муниципалитета и запустить механизм развития гражданского общества вплоть до поселения. В каждом муниципалитете нужен свой общественный совет, и там, где это возможно, своя Общественная палата — ведь именно она является субъектом общественного контроля. А наша задача — неорганизованную гражданскую активность направить в конструктивное русло взаимодействия с властью как раз через общественный контроль, которого, как мне представляется, много не бывает.
У нас уже состоялось три выездных заседания совета — в Ейском и Новокубанском районах, в Горячем Ключе. По итогам проанализировали увиденную на местах картину, выработали рекомендации главам муниципалитетов.

«Мы не прокуроры»

— На выездном заседании совета в Новокубанском районе речь шла не о высокой политике. Там «разбирали полеты» по работе с обращениями граждан. В том числе и по членам местного общественного совета, а не только чиновникам.
Андрей Зайцев:
— Как говорит Михаил Федотов, больше конкретизации — меньше политизации. Важно помнить: мы не прокуроры. Критикуя — предлагай, что сделать для решения проблемы. И содействуй ее решению.
Марина Сергеева, член федеральной и региональной Общественных палат, эксперт совета:
— Почему люди со своими проблемами выходят на одиночные пикеты или сразу пишут президенту, губернатору? Потому что на месте или нет площадки для открытого диалога — общественного совета или общественной палаты, или она неэффективно работает.
Цель стратегии — уйти от работы в режиме «пожарной команды» и обеспечить создание механизма взаимодействия людей и власти на уровне поселения, района, региона. Люди будут понимать, куда идти с конкретной своей проблемой. И, конечно, нужно конструктивное взаимодействие с властью, которое позволит эти проблемы эффективно решать на месте.
Сергей Зима, председатель комиссии Совета по развитию городской среды:

— Наши выездные заседания показали разную реакцию: в Горячем Ключе — практическое бездействие в ответ на те обращения граждан, которые мы с ними внимательно проработали на месте. А вот в Новокубанском и Ейском районах власть отреагировала активно. Думаю, что такие выезды нужно и дальше продолжать. Стимулировать местную власть участвовать в формировании гражданского общества.
Ольга Малахова, заместитель председателя Совета по развитию гражданского общества и правам человека, член общественного экологического совета при губернаторе:
— Такое наблюдение: если глава уверен в себе и команде, он общественного контроля не боится. Но есть специалисты, которые в принципе пока не готовы взаимодействовать с общественными организациями. Наши выезды и моя практика социолога показывают, что на местах остро не хватает социальных коммуникаций.

Ежегодно на гранты заявок подается в 3,5 раза больше, чем выигрывают. Ежегодный лимит на субсидии — 16 млн 740 тысяч рублей. Динамика президентских грантов в масштабах страны дает совсем другую картину: в 2016-м — 4,5 млрд, в 2017-м — 6,5 млрд, в 2018-м — уже 8 млрд рублей.

Власть лишний раз не проведет сход, люди, даже если он проводится, не считают нужным туда идти.
Значит, нет доверия друг к другу, а стратегия развития гражданского общества будет эффективно работать, только если выстроить коммуникации и восстановить доверие общества и структур власти на местах.
Приведу пример Мостовского района — богатого природой, красивого, имеющего большой потенциал развития.
Но здесь лишь 8 общественных организаций. При всем желании создать дееспособный общественный совет и сформировать общественную палату — не из кого.
Можно, конечно, вводить отдельных гражданских активистов. Они есть, но почему не объединяются в общественные организации? Не видят в этом смысла. Здесь чья-то вина? Скорее, беда.
Владимир Колпаков, член Совета, председатель общественного Совета при краевом министерстве ТЭК и ЖКХ, председатель Союза «Краснодарская краевая корпорация жилищного самоуправления»:
— В Горячем Ключе мы увидели: если бы работал механизм общественного контроля, многих проблем бы не было. Ведь есть рычаги решения ряда проблем жителей за счет участия муниципалитета в федеральных и краевых программах. Но для этого местные власти должны приложить усилия, а общественный совет мог бы вопрос держать на контроле, чего мы не увидели.
Андрей Зайцев:
— Общественные советы и палаты как раз и призваны стать коммуникаторами между властью и гражданским обществом. Причем информация должна транслироваться в обоих направлениях. И этот канал должен постоянно работать. Когда его нет — возникают конфликты.

Привет «дворецкому»

— Среди обращений граждан в лидерах по традиции ЖКХ. Чем поможет око общественного контроля?
Владимир Колпаков:
— Стратегия развития гражданского общества как раз и должна дать рычаг, с помощью которого общественные контролеры смогут повлиять на ситуацию и в этой важнейшей для каждого человека сфере. Затем нужно выработать конкретные методики: куда бежать человеку?

215 млн рублей из всех уровней бюджета в этом году получат НКО в Краснодарском крае.

Если потребители видят: услуга ЖКХ, за которую они платят, им не предоставлена или некачественная, у них должен быть простой способ добиться правды.
Обычный бланк акта, при составлении которого в присутствии двух соседей любой собственник жилья может рассчитывать на исправление ситуации или перерасчет. Это азы гражданского контроля. То, что может сам делать каждый гражданин.
Сергей Зима:
— Еще очень важно в общественном контроле в сфере ЖКХ, чтобы для ресурсоснабжающих организаций действовал единый стандарт раскрытия информации. В рамках стратегии хотим отработать и этот вопрос.
Андрей Зайцев:
— И об управляющих компаниях: это наш «коллективный дворецкий», а не хозяин.

«Съеденные» морем

— В лидерах обращений граждан и состояние экологии. Как вы на это откликаетесь?
Андрей Зайцев:
— Где можно влиять на месте — обязательно это делаем. Где нет — транслируем тревожные сигналы наверх. Есть ведь проблемы, которые можно решить только на федеральном уровне.
Марина Сергеева:
— Одна из таких проблем — берегозащита морей, а их у нас два. Азовское море буквально съедает свои берега, а ведь это плодородный чернозем, который мы теряем. Это касается и прав человека. В Темрюкском районе в поселке Пересыпь, например, за последние годы 30 метров берега обвалилось, что затронуло домовые территории. Но ведь кто-то же выдавал разрешения на ИЖС, выделяя земли по самую бровку обрыва?
У региона нет полномочий по защите береговой полосы морей от негативного воздействия вод Азовского и Черного морей. Сегодня отсутствует ведомство в системе органов федеральной государственной власти, осуществляющее полномочия по системному проведению берегоукрепительных и других работ, связанных с защитой территорий от негативного воздействия вод на береговой полосе морей. Поэтому здесь мы возлагаем надежды на взаимодействие по линии региональных и федеральных общественных палат и советов по развитию гражданского общества и правам человека.