Что нам стоит дом построить…

Друзья всегда смотрели на Егора как на инопланетянина. Не по годам взрослый, мудрый, деловой. Пока его сверстники по несколько недель-месяцев отмечали армейский дембель, он степенно выбирал себе усадьбу под строительство дома. Дома! В 20 лет! Чертил какой-то проект, сновал по строительным базам, приценивался, выбирал. А потом в течение 10 лет рассказывал каждому, как он строит дом. То фундамент укрепляет, то стены выравнивает, то баню обустраивает. История со строительством растянулась надолго. И неизвестно, чем бы она закончилась, если бы его армейский товарищ не уговорил приехать Егора к нему в гости – в одну из станиц Краснодара. 

Поездка изменила привычный уклад жизни. Особенно в отношении стройки, что это долго, трудно, затратно… Здесь, в станице, когда строительный сезон почти круглый год, дома вырастают за пару лет. В Краснодаре множество фирм, у которых можно недорого приобрести нужные материалы.

Кстати, о материалах. На юге благодаря теплым зимам не нужен дом с толстыми стенами, совсем другая система отопления. Да что там система, ее, по сути, вообще может и не быть. Когда температура падает до пяти градусов, то обогреть дом способна обычная печка или кондиционер.

Дело всей своей жизни – 2-этажный недострой, которому Егор отдал более 10 лет, был выставлен на продажу, достаточно выгодно и без сожаления продан. В станице за приемлемые деньги удалось купить полузаброшенный дом и 8 соток земли. Семья, на удивление, на переезд согласилась сразу. Жену Егора с руками-ногами взяли воспитательницей в детский сад, глава семьи тоже без особых проблем устроился в жилищно-хозяйственную контору. Новый 2-этажный дом был построен за два года. Жена с упоением занялась выращиванием овощей и фруктов.

Уже потом Егор признался друзьям, что затянувшееся строительство дома в родном Кемерове чуть не стало причиной развода. Упертый, он хотел во что бы то ни стало завершить стройку, пусть хоть через 20 лет, а жена сходила с ума от неустроенности и невозможности создать уютное гнездышко. Таким образом, переезд в Краснодар сохранил семью и помог исполнить мечту: иметь свой большой дом, причем в разы быстрее.

Краснодар слезам не верит

Угольный разрез гордился династией Резниковых. На предприятии токарей ценили, уважали, регулярно поощряли и ставили в пример. А потом у предприятия сменился собственник. Механический цех расформировали, коллектив сократили, а изготовление деталей  отдали на модный ныне аутсорсинг. Продолжатели династии братья Резниковы – Сергей и Андрей – были, мягко говоря,  удивлены такому повороту. Еще вчера – почет и уважение, сегодня – за ворота. Не привыкшие сидеть без дела, стали искать работу. Сайты с вакансиями выдавали нерадужные перспективы. Как-то Сергей вновь стал вводить в поисковую систему Всемирной сети запрос, и интернет «удачно» ошибся, выдав вакансии не в Кемеровской области, а в Краснодарском крае. 48 предприятий малого и крупного бизнеса искали токарей с оплатой выше, чем на бывшем угольном разрезе.

Своим глазам братья не верили. Юг всегда считался местом, куда люди едут тратить деньги, а Сибирь – где деньги зарабатывают. Оказалось, что сейчас все меняется. Первым на разведку уехал Сергей. Дома его остались ждать ни на что не рассчитывающая  жена, двое детей и брат со своей семьей.

Токарный цех в Краснодарском крае встретил 46-летнего токаря вполне дружелюбно, буквально за два дня сибиряк влился в коллектив. Ему даже по-дружески шепнули, что здесь не надо ТАК работать, а то он за неделю все переделает. Сергей ухмылялся, что по-другому он не умеет, но про себя порадовался тому, что темп для него более чем комфортный.

Через месяц сюда приехали его семья и семья брата. А новому собственнику угольного разреза династия Резниковых теперь даже благодарна за то, что так все сложилось, и их второй родиной стал Краснодар.

Снежная западня

Зима выдалась на редкость снежная. У бабушки Антон не появлялся уже недели три. За нее он особо не беспокоился, ведь у бабы Полины, помимо него, было семеро внуков – все взрослые, бабушку любят, заботятся. А внук Юрка вообще жил через два дома от нее.

Но когда Антон подъехал к дому пожилой женщины, у него аж сердце замерло. Снегом было завалено все: калитка, дорожка к дому, крыльцо и входная дверь. Но самое страшное, что из трубы не шел дым. Антон, схватив из багажника лопату, начал с невероятной скоростью расчищать проход к дому. Через час снегоборьбы с силой дернул дверную ручку. Вбежал в дом, увидел бабушку, укутанную в несколько одеял. «Внучек…» – выдохнула она со слабой улыбкой.

Антон растопил печь, а пока подкидывал уголь, злился на всех и вся.
На себя, на брата Юрку, на Сибирь, на зиму и снег. А еще на тетку – младшую дочь бабушки, которая уже несколько лет живет в Краснодарском крае. Благо, он сегодня решил в гости приехать к бабуле, а если бы у него опять не получилось…

Нагоняй получили все. Каждый что-то говорил в свое оправдание, а та самая младшая дочь расплакалась и попросила Антона помочь уговорить бабулю переехать к ней жить. В результате Полина Андреевна со своим нехитрым скарбом перебралась на юг. Дом продали быстро, так же быстро купили дом в пригороде Краснодара. Теперь за бабушку душа спокойна. И хотя считается, что пожилые люди с трудом привыкают к новому месту, этот случай, видимо, исключение. Полина Андреевна говорит, что сейчас живет,  как в санатории – пьет чай в беседке, увитой виноградом. Тут же растут абрикосы и инжир. Когда в первый раз сорвала фигу с дерева, прослезилась от радости.

Аллергия на… Сибирь?

Еще будучи студенткой медучилища, Марина негласно стала семейным доктором. Бесстрашно снимала швы, когда брат в дворовых боях получал травмы, следила за тем, чтобы мама вовремя принимала таблетки от давления, подбирала отцу мазь от ломоты в ногах… Выйдя замуж, бережно охраняла здоровье своих троих малышей. Но, как говорится, и на старуху бывает проруха – спокойствие семьи нарушила аллергия.

Когда младший ребенок Марины стал задыхаться, они побывали на приеме у всевозможных врачей, сдали множество анализов, приняли невероятное количество разных препаратов. Измученный ребенок таял на глазах. На семейном совете приняли решение поехать на недельку в Яровое – соленое озеро на Алтае. Лучше мальчику не становилось, но именно здесь произошла судьбоносная встреча.

Одна из отдыхающих – из разряда вечно недовольных дам – громыхала на весь пляж: «Прогревайтесь, жарьтесь под солнышком! Мы же в Сибири все перепростывшие! А сколько у нас аллергиков! » У Марины прямо что-то щелкнуло внутри… Так, может, и ее малышу просто не «климатит» в родном Новосибирске? Там же нечем дышать, что скрывать… Решение сесть на самолет и мчать в Краснодарский край было таким же быстрым, как время в пути самолета рейса Новосибирск – Краснодар.

Здесь, в столице Кубани, ребенок перестал кашлять и хрипеть через неделю. Сначала жили на съемной квартире в Юбилейном, потом супруги взяли ипотеку, купили собственную. Кстати, с работой тоже особых проблем не возникло. Оказалось, что сибирякам в южном крае рады: здесь знают, что это настоящие трудоголики. Люди, привыкшие выживать в суровых условиях, работают за троих просто потому, что условия жизни становятся более комфортными, а привычка трудиться остается на всю жизнь.

Текст: Юлия Осипова