Русская поговорка утверждает, что язык до Киева доведет, однако умалчивает, что пока до него дойдешь, много раз почувствуешь себя «понаехом». Казалось бы, кубанцы и крымчане должны говорить на одном языке, но, оказывается, у нас есть свои речевые изюминки, которые приводят иногородних в замешательство.

«Сочиняем» сами

Для каждой местности – будь то город или поселок – характерны свои локальные слова и обозначения. Их можно объединить общим понятием – «диалект». Это разновидность общенационального языка, которая имеет сходство со сленгом или жаргоном.

Однако диалектизмы – это не только новые слова, используемые людьми на конкретной территории проживания. Но еще и манера произносить звуки без опоры на нормы русского языка – будь то ударение на другой слог или иное склонение слова. Не местные, услышав такую видоизмененную речь, могут вовсе не понять, о чем им пытаются сказать. Например, «пОняла?» вместо «понялА», как часто произносят на Кубани. Или, как часто можно услышать на Тамбовщине, «глупАя», а не привычная нам «глУпая».

Тем не менее, диалектные слова были, есть и будут присутствовать в повседневной жизни. Их «сочиняют» сами люди для более свободного и упрощенного общения. К тому же они лучше всего передают атмосферу местности и особенности проживающего там населения.

На протяжении двух сотен лет на Кубани смешивался русский и украинский языки, в частности, южнорусский и украинские диалекты. Кроме того, на территорию Краснодарского края постоянно приезжали жители других городов и областей нашей страны и привносили в речь местных жителей что-то новое.

Не забываем, что Кубань изначально по большей части была заселена потомками казаков – переселенцев из разогнанной Екатериной II Запорожской Сечи, с Дона, Хопра, из Екатеринослава, Харьковской, Полтавской, Воронежской и других губерний России.

Городское кубанское просторечие тоже сыграло свою роль в закреплении диалекта: если южнорусский остался на востоке и юго-востоке края, то украинский говор предпочли черноморские станицы. Поэтому для кубанского диалекта характерно звучание «гх» вместо привычного «г».

«Дайте мне кавун и положите его в кулек»

Недавно ко Дню русского языка аналитиками «Яндекса» и лингвистами Института русского языка им. В.В. Виноградова было проведено исследование: какие слова чаще всего используются в различных регионах России.

Так, в Краснодарском крае предпочтение отдали словам «гавкучий» и «срочно-обморочно». Но если эти слова более-менее понятны каждому россиянину, то вот «муляка» (жидкая грязь), «реган» (базилик) и «кондюк» (кондиционер) – заставляют лишний раз переспросить говорящего. Еще из отличительных для Краснодарского края слов: «тулить, втулять» – навязывать; «водомер» – счетчик воды; «бракоша» – браконьер; «придарить» – подарить.

На кубанском рынке, конечно же, вам захочется выбрать «синеньких» вместо привычных для остальных жителей России баклажанов. А возможно, возьмете и «кирпичик белого», пока остальные жители нашей страны идут в магазин за буханкой хлеба. После этого, несомненно, покупки будут сложены в «кулек», а не в пакет.

Летом съедите, и не одну, «скибочку кавуна», пока в других городах едят арбузы дольками. А на Пасху вместо кулича вы решите сделать «пасочку», и главное – не «абы как». Также в Краснодарском крае в качестве измерения всего сыпучего используют «жменю», а не горсть. И умиляются «кутенку», а не щенку.

Как прокатиться на «колбасе» и кто такие «лемминги»?

Различные диалекты в каждом уголке России делают нашу культуру совершенно уникальной. Говор каждого города, области или деревни отражает судьбу людей, их обычаи и традиции. Что, если, к примеру, севастополец решит приехать на Кубань, как я?

Приключения начнутся с самого утра: ведь нужно сесть в «маршрутку», а не в привычный для севастопольца «топик». Почему топик? Дело в том, что в 1990-х годах в роли городского транспорта в Севастополе широко использовались микроавтобусы, на которых было написано Asia topic, – отсюда и название.

Троллейбус же в Севастополе почти каждый житель называет «тралик», реже встречается наименование «рогатый». «Колбасой» именуют лесенку, ведущую на крышу «рогатого». Именно на ней проводится один из наиболее экстремальных видов народного севастопольского спорта – «катание на колбасе».

А вот «желток» (продолжая тему транспорта, – маршрутный автобус марки «Богдан») получил свое название из-за ярко-желтого цвета. Если же в Севастополе пешеход нагло перейдет дорогу в неустановленном месте, то, скорее всего, его назовут «дуриком». А вот сами севастопольские пешеходы за свою осторожность получили забавное название «лемминги»: они застывают перед пешеходным переходом или уже на нем, если видят приближающийся транспорт.

«Жохать на капотях»

Поскольку море – неотъемлемая часть жизни севастопольцев, то во время солнечного отдыха на пляже ими были придуманы выражения, связанные с водой. Мальчишки идут «рубить козла» – прыгать в море с разбега. И делают они это всевозможными способами: «валетами», «колдыбами», «тазиками», «фанерами», «крокодилами», «бомбочками», а также «акулами», «гвоздями», «бабками-партизанками» и «чапаевым». Если кто-то красиво прыгнул с пирса или просто сделал это первым, то это означает «греть воду». А вот «держать пену» для севастопольца – нырять поочередно друг за другом, не давая пене «упасть».

Поймать ветер на виндсерфинге – дело непростое, однако, когда это происходит, в Севастополе говорят «жохать на капотях». А «марты» (с ударением на первый слог) – это первая гонка в году, открывающая парусный сезон.

Маленькие крабы с квадратным панцирем, обитающие на диких пляжах, удостоились названия «пауки». А вот каменный и травяной – «камяха» и «травяха».

Военная тематика в городе, безусловно, присутствует тоже: «ангиной» называют отставного морского офицера (из-за белого шарфа в форме ВМФ), а «сундуком» – мичмана. «Матросистка» – ласковое название женщины, служащей на флоте.

Летом севастопольцы предпочитают сидеть на уютных верандах, пить «шампунь» (шампанское) и есть «усики» (креветок). Но если кто-то перебрал с напитками, про него скажут: «тело». Мнение

Исторический конгломерат двух языков

Доктор филологических наук, профессор факультета журналистики КубГУ Раиса Мальцева утверждает, что любой национальный язык хранит духовную культуру и память многих поколений предков, поэтому народ обязан относиться к нему бережно. Наречия, диалекты, говоры – это местные, или территориальные, варианты, разновидности национального языка, которые на протяжении многих столетий создавал сам народ.

– Диалекты – это воплощение устной речевой культуры, как правило, сельского населения, крестьянства, которое в прежние времена было попросту неграмотным или малограмотным и, конечно, литературного языка не знало. Однако это обстоятельство никак не отражалось на словесном богатстве, выразительности, меткости и гибкости народной речи, где бы этот этнос ни проживал. Мы ведем речь о двух богатейших родственных языковых стихиях – крымской и кубанской. Естественно, они имеют историческое сходство, поскольку восходят к единому источнику – древнерусскому языку. Тем не менее, значительны и различия, особенно проявившиеся в наше нелегкое для обоих народов время, – подмечает Раиса Мальцева. – Русско-украинская основа кубанских говоров, или кубанской балачки, – причина уникальности языка казачества. Речь кубанцев – исторический конгломерат своеобразного, неповторимого воплощения двух языков: русского и украинского. И к этому факту следует относиться бережно и с уважением. Нельзя рубить с плеча: мол, кубанская балачка основана только на украинском или только на русском языке. Изучение такого сложного феномена, как кубанские говоры, требует значительных усилий многих ученых разных специальностей: лексикологов, фразеологов, стилистов, лексикографов, историков. Работа требует деликатности, осторожности и глубокого знания истории казачества, иначе в результате получится очередной любительский опыт словника.

На тему особенностей крымского и кубанского диалектов высказа- лась заведующая кафедрой «Русский язык и литература» СевГУ Лилия Моря:

– В каждой местности язык народа или нации развивается немного по- особенному, не так, как на других территориях, – это и есть сущность диалекта. К примеру, баклажаны на Кубани называют «синенькие», потому что цвет овоща соответствующий. Почему же не «фиолетовенькие»? Дело в том, что «фиолетовый» – слово само по себе более редкое, да и цвет этот в целом слож- ный, не все его воспринимают, поэтому по ближайшему базовому цвету спектра – синему – возникла ассоциация с окрасом баклажанов.

Текст: Анастасия Стародубская