Накануне Дня России мы побывали в КубГУ, где студенты, изучающие русский как иностранный, рассказали нам, почему их смущают наши глаголы, какие согласные буквы вызывают у них зубовный скрежет и почему им кажется, что все русские заняты исключительно деловыми разговорами.

Камень преткновения – падежи, глаголы, ударения

Арпине Бакунц, Армения, факультет управления и психологии:

Фото: Дарья Паращенко

– Из-за объединяющего прошлого наших стран и дружеских отношений в настоящем мне русский язык дается, наверное, легче, чем, скажем, ребятам из Египта или Франции. К тому же в Армении много людей говорят на русском, а в школе русский язык преподают дважды в неделю. Но у меня армяноязычная семья, так что практики не было.

К русскому у меня много вопросов, хотя в университете я изучаю его уже три года. Например, зачем вам ударения? В армянском языке все ударения падают на последний слог, у вас же, если ошибешься, тебя или не поймут, или же это окажется совсем другое слово. К примеру, вЕдение, ведЕние, вИдение. Или: обеспЕчение, обеспечЕние; Едете, едИте.

Еще у вас много глаголов, которые в будущем времени невозможно образовать от глагола в настоящем – их нужно запоминать. Например: я победил. Тогда как будет в будущем: побежу, побежду? Оказывается, чтобы правильно ответить, нужно добавить еще одно слово: одержу победу или использовать синоним – выиграю. В армянском такого тоже нет.

Диарра Идрисс Порна, Мали, юридический факультет:

Фото: Дарья Паращенко

– Я не понимаю, зачем вам столько синонимов, похожих слов, которые в разном контексте могут иметь разное значение. Когда пытаешься что-то сказать, обязательно думаешь, то ли слово ты подобрал или нет. Например, учить, выучить, изучать – это невозможно запомнить!

Зунайта Диожен Эдгар Хабиб Баленгбет, Центральная Африканская Республика, юридический факультет:

Фото: Дарья Паращенко

– По-моему, русский язык один из самых сложных в мире. Но тот русский, который мы учим, отличается от университетского и от уличного, бытового. Удивляют русские имена. Если неправильно поставишь ударение или произнесешь немного не так, тебя не понимают. Например, Елена, Элена, Элина. Или Ольга, Олга, Олха. Мне кажется, никакой разницы, а девушки не понимают, что к ним обращаешься.

Наджибуллах Сахи, Афганистан, юридический факультет:

Фото: Дарья Паращенко

– У афганцев нет буквы и  звука «ы», твердого и мягкого знака. Мы вообще не понимаем, как это: буквы «ь» и «ъ» в вашем алфавите есть, но звуков у них нет, они проявляются только при произношении слов. К сожалению, нам эти слова недоступны: палто (пальто), белё (белье) и т.д.

Абделрахман Гома, Египет, факультет международных отношений:

Фото: Дарья Паращенко

– Самое сложное – это, конечно, падежи. У вас шесть падежей к каждому слову в единственном числе и столько же – во множественном. То есть всего 12 форм. Самый сложный – родительный. Окончания у слов здесь самые разные: вилки, молока, дождя, сцены… Как это вообще можно выучить и запомнить? Зачем вам эти окончания, которые все усложняют? У нас в арабском тоже есть падежи, но только в классическом арабском, на котором мы в повседневной жизни не говорим и вообще редко к нему прибегаем. А еще эти стили речи: бытовой, деловой, научный – это же с ума сойти! На улице мы слышим одну речь, на лекциях – другую, курсовые должны писать на третьей.

А еще меня поражают ответы на вопросы русских, если они односложные. Например, спрашиваю: «Ты пойдешь туда-то?» А мне в ответ: «Да нет, наверное, не знаю». В первый раз, когда это услышал, у меня случился лингвистический шок. Сейчас привык, но всегда переспрашиваю: так да или нет?

Вызывают большие трудности ваши длинные слова: преподаватель, подготовительный факультет, а еще причастия: думающий, решивший, увидевший и т.д. Что это вообще? Ни в одном другом языке, кажется, нет таких длинных слов, для арабов это очень трудно.

Нарочно не придумаешь!

Абделрахман Гома:

– Когда я только приехал в Россию, думал, что все русские знают несколько слов на арабском, и восхищался этим. Например, на улице часто слышал слово, которое на арабском означает родина. Каков же был мой ужас, когда мне объяснили, что это слово на русском – страшное ругательство! Но есть и обратная сторона медали: русское слово «брат» на арабском означает кое-какую мужскую часть тела.

Юсеф Джех, Сирия, факультет архитектуры и дизайна:

Фото: Дарья Паращенко

– В арабском нет буквы и звука «п», но есть «б». Поэтому мы все слова с «п» произносим через «б». Получается смешно для русского уха: папка – бабка, погода – богода. В первый мой день в России я зашел в «Магнит», набрал продуктов, на кассе говорю: «По карте». Смотрю, кассир встала, куда-то ушла, а потом приносит мне бутылку алкоголя – Бакарди. Пришлось объяснить, что я всего лишь пытаюсь расплатиться с ней с помощью пластиковой карточки.

Строгий русский

Абделрахман Гома:

– Русский для людей, чьим родным языком является арабский, сильно напоминает иврит, потому что у вас очень многие слова начинаются на «х», «ш», и вообще масса слов с шипящими и свистящими звуками: хлеб, храм, шина, шапка, щука, четверка, чересчур. Кажется, что вы все время шипите.

Жансет Айык, Турция, магистратура РГФ:

– Мне кажется, что русский – деловой язык, и люди вокруг говорят только на серьезные темы, даже те, что гуляют в парке или сидят в кафе. Для нашего уха он звучит именно так. Наверное, это потому, что у вас существуют буквы и звуки, которые мы воспринимаем остро: «ш», «щ», «х». У нас, например, есть звук «х», но он звучит мягче, как «хе».

Исторический случай

Когда Льюис Кэрролл по дороге в Россию беседовал с попутчиком-англичанином, 15 лет прожившим в Санкт-Петербурге, в числе главных впечатлений от страны его собеседник назвал причастие.

«Он чрезвычайно любезно ответил на наши вопросы, – записал Кэрролл в своем дневнике, – дал нам множество советов относительно того, что следует посмотреть в Петербурге, как произносятся русские слова, и нарисовал весьма мрачную перспективу, сообщив, что лишь немногие говорят на каком-нибудь другом языке, кроме русского. В качестве примера необычайно длинных слов, встречающихся в русском языке, наш спутник привел слово «защищающихся», которое, если его записать английскими буквами, выглядит так: zashtsheeshtshayousheekhsya. Это устрашающее слово – форма родительного падежа множественного числа причастия и означает «лицо, защищающее себя».

В тему

Самый распространенный вопрос среди людей, которые начали изучать русский, – как узнать, какой предмет лежит, а какой стоит? И в доказательство тому, что в этом правиле невозможно разобраться, приводят известный пример: на столе стоит стакан и лежит вилка. Можно воткнуть вилку в стол, и тогда она будет стоять. Вывод: стоят вертикальные предметы, а лежат горизонтальные. Но тарелка и сковорода на столе стоят.

С посудой ничего не понятно, а что с животными? Если на стол залезает кошка, то она будет стоять до тех пор, пока не усядется на попу. А вот птичка в любом случае будет сидеть, несмотря на то, что она стоит на лапках. В русском языке птица будет стоять на столе, только если сделать из нее чучело. Получается, что сидеть могут только животные? Нет, например, у сапога нет попы и лапок, но он все равно сидит на ноге.

У всех языков свои особенности

Ольга Кузнецова, кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка как иностранного КубГУ:

– Родной язык всегда будет влиять на изучение иностранного, потому что у всех языков свои особенности. Например, носителям арабского языка не дается буква «п», турецкого – «х», многие испытывают затруднения из-за наших мягкого и твердого знаков. Еще немало зависит от интонации. Так, в русском языке не нужно менять порядок слов, чтобы предложение стало повествовательным, восклицательным или вопросительным: мы просто произносим их с определенной тональностью. А во вьетнамском такая тональность отсутствует вообще – ее заменяют специальные конструкции, по которым выстраиваются вопросительные и повествовательные фразы.

Поэтому мы работаем по национально-ориентированной методике, которая строится на универсальных, этноспецифических явлениях каждого языка. Как правило, преподаватели с большим стажем выявляют типичные ошибки для того или иного контингента иностранцев и учитывают их. Но мы заметили, что если человек имеет музыкальные способности или просто хороший слух, язык дается ему легче.