Бурная дискуссия между застройщиками, желающими принять участие в реконструкции центральной части краевой столицы на выгодных экономических условиях, и экспертами, настаивающими на жестких ограничениях — с целью защиты объектов культурного наследия, разгорелась еще при подготовке этого документа. В результате ограничения были приняты, и в пределах исторического центра Краснодара стали действовать особые требования. В числе прочего они коснулись высоты строящихся зданий, сохранения фасадов и множества других архитектурных особенностей.

 Мы решили спросить наших экспертов: что изменилось в историческом центре с принятием этого документа? Не требуется ли его корректировка? И если да, что желательно изменить?

Документ живой — и работает 

Георгий Давыденко, начальник управления Государственной охраны объектов культурного наследия:

— Я считаю, позитивные изменения по охране объектов в историческом поселении произошли. Сегодня все регулирование градостроительной деятельности в нем происходит с учетом этого документа. В соответствие с ним приведены Правила землепользования и застройки в краевом центре. При капитальном строительстве стало обязательным согласование с нашим управлением архитектурного облика объектов, с учетом существующих ограничений: по высотности, этажности, проценту застройки земельного участка, на установку рекламных конструкций и их размеры. Также благодаря этому документу не производятся демонтаж и перестройка исторически ценных градоформирующих объектов, — одним словом, документ работает, и его принципы успешно реализуются.

Городской департамент архитектуры перед выдачей разрешения на строительство направляет нам на согласование эскизный проект того или иного объекта, и мы, если требуется, предлагаем внести в него корректировки с учетом требований, заложенных в предмете охраны. Один из последних примеров — здание на ул. Седина, 76. Там хотели построить 7-этажный жилой дом, а в итоге возводят 3-этажное офисное здание, используя архитектурные решения, характерные для исторического облика нашего города. Кстати, на мой взгляд, получается очень красиво. Что касается возможных изменений в предмете охраны, то ряд технических корректировок в документ уже вносился. Думаю, могут появиться и другие — документ, как говорится, живой.

Серьезных изменений не случилось

Краевед Виталий Бондарь, один из разработчиков предмета охраны границ исторического поселения:

 — За это время были внесены изменения в Правила застройки и землепользования, подготовлена методичка для владельцев исторических домов: как оформлять фасады, располагать на них вывески и т.д. Однако о каких-то серьезных изменениях в городе в связи с принятием этого документа говорить не приходится. А ведь еще в начале обсуждения этого проекта мы упоминали о том, что нужна Концепция развития исторического поселения Краснодара — однако наше предложение о ее разработке отклика не нашло. 

Подумайте о людях!

Юрий Щербинин, руководитель архитектурной мастерской:

 — Не вижу, чтобы в историческом центре происходили изменения в лучшую сторону. Как и прежде, продолжают разрушаться и ветшать памятники архитектуры. Их в порядок не привели, да еще добавили к ним более 400 градоформирующих объектов, часть которых находится в аварийном состоянии. И выходит, что раньше такие дома рушились без статуса, а сейчас — со статусом. А ведь в них живут люди, для которых с принятием новых ограничений перспективы на расселение просто не стало.

Зону охраны нужно сократить

Федор Мирошников, в разные годы работал главным архитектором Краснодара, Славянска-на Кубани и Новороссийска. 

— Прежде всего, зона охраны должна быть раз в пять меньше — скажем, кварталов двадцать. И вот именно туда следует направлять все усилия, в том числе и бюджетные средства, — на реконструкцию и реставрацию. Это должна быть концентрация средств, единый заказчик, чтобы привести в достойный вид то, что мы хотим и должны сохранять. Это не только ул. Красная, но и участки улиц Горького, Седина, Красноармейской, Рашпилевской. Это те, условно говоря, 20 кварталов, куда можно будет привести туристов, снять исторический фильм. На остальных ситуация должна складываться иначе. Сегодня же та этажность, которая предложена этим документом, просто оттолкнула потенциальных инвесторов: никто из них, поверьте, не станет работать себе в убыток. Поэтому следует значительно сократить охранную зону, сконцентрировать на ее реконструкции средства из бюджетных источников, муниципальных и краевых, а на остальных кварталах пустить этажность вверх хотя бы до 5-6-ти. Неправильно это, что на 100 с лишним кварталах запрещено строить дома высокой этажности — мы же не районный центр, мы — столица процветающего края и город-миллионник. А делать так, как предложено в этом документе, — это нонсенс, и не только с точки зрения архитектуры, но и экономики.

…а регламент пересмотреть

Виктор Брагин, преподаватель кафедры архитектуры КубГТУ, член Союза архитекторов и дизайнеров РФ.

— Я считаю, надо собрать рабочую группу, привлечь к ее работе нового главного архитектора края Илью Позднякова — чтобы и он вник в эту ситуацию, управление госохраны объектов культурного наследия, архитекторов — 

и внести изменения в этот регламент, чтобы инвестор захотел туда пойти. Кстати, сейчас в Госдуму внесен законопроект о корректировках в Градостроительный кодекс, предлагающих развивать территории с учетом сноса ветхих домов. А ведь у нас ветхих домов в историческом центре очень много.

Оно нам надо?

 А может, стоит вообще отказаться от статуса исторического поселения? Есть памятники архитектуры — их и нужно приводить в порядок и сохранять, существует ведь и такое мнение.

 Как найти золотую середину, баланс, при котором статус исторического поселения не мешал бы развитию города?

Анатолий Мокроусов, заслуженный строитель РФ, главный архитектор края с 1983 по 2000 год:

— Я убежден, что сохранять нужно отдельные здания, отдельные части кварталов в историческом центре вместе с фоновой застройкой. Их-то и следует привести в порядок. На самом деле зданий, заслуживающих такого бережного отношения, осталось не очень много: большинство лучших образцов екатеринодарской архитектуры было утрачено в годы войны. Я больше скажу: исторического поселения как такового в краевом центре нет, и не такой у нас большой город, чтобы всю эту территорию, которую мы  позиционируем как историческое поселение, оставляли в неприкосновенности.

Не консервация, а развитие

Алексей Тимофеев, руководитель архитектурной мастерской АРД:

 — Гуляя по центру Краснодара, любой скажет: что был у нас предмет охраны, что его не было — ничего не изменилось. Я считаю, что этот документ направлен на консервацию, а не на развитие. И в рамках консервации он со своим предназначением справляется. Но как архитектор я им не очень доволен, просто потому, что в силу моей профессии, профессии созидателя, я вижу, что этот документ как раз не дает ничего созидать — не только строить, но и реставрировать, и реконструировать — ничего. И хотя формально он все это разрешает, но фактически создает условия (плюс ковид, плюс общеэкономический спад), не дающие что-то сделать в центре.

Если же говорить совсем откровенно, то для того, чтобы решить поставленную задачу, нужно революционно менять всю законодательную составляющую градостроительной деятельности в России.

Любой проектировщик знает: чтобы работать с центром, нужно совсем по-другому посмотреть на существующие законы, в том числе касающиеся собственности на землю.

Второй момент — это устаревшие или взаимоисключающие нормативные акты, и третье — отсутствие коммунальных сетей. Поэтому есть ли границы исторического поселения, нет ли их — уже и не важно. И какие-то точечные корректировки в документе вряд ли переломят сложившуюся ситуацию. На мой взгляд, идея сократить число кварталов в охранной зоне выглядит сомнительной: историческим достоянием, как известно, является уже сама сетка кварталов, и тогда вообще надо снимать охранные обязательства. Или взять предложение увеличить этажность. Если говорить всерьез, свечку на участке в 4 сотки, неправильной геометрической формы, без сетей, нам никто поставить не даст. Если меньше — 5-6 этажей, выйдет очень дорого. Я в свое время делал такой подсчет — получалась продажная стоимость 300 тыс. за квадратный метр. Кому в центре Краснодара нужна 5-этажка, в которой квартира стоит 40 млн рублей? Будет ли на них спрос? И сколько кварталов можно застроить таким «люксовым» жильем? А может быть, офисы? А нужны ли они в таком количестве?

Как видим, по развитию исторического центра вопросов возникает куда больше, чем ответов. Однако искать ответы нам все равно придется.

Кстати, что бы ни говорили эксперты, есть позитивные примеры сохранения центра Краснодара: проект реконструкции Дома купца Лихацкого и исторический квартал вокруг него. Здесь появилась возможность не только сохранить памятники архитектуры, но и градообразующие объекты рядом. Территория получит свое развитие как раз благодаря инициативе главы  города Евгения Первышова  и приказу об охране исторического поселения.