Глава краевой столицы Евгений Первышов во время утреннего объезда посетил предприятие «Чистый город» и увидел, как все там работает.

– Это отличный пример важного для города бизнеса. Таких предприятий должно быть больше, – сказал Евгений Первышов. – Наша первоочередная задача – ликвидация стихийных свалок, в том числе в районе Индустриального. Необходимо, чтобы как можно меньше отходов закапывалось в землю, а больше – шло на переработку и вторичное сырье. Безусловно, места для них нужно выбирать вдали от жилых домов и в соответствии с розой ветров. Важно, чтобы вся эта работа велась в рамках законодательства, чтобы не загрязнялась окружающая среда.

Наш корреспондент накануне побывала в «Чистом городе» и узнала, как из строительного мусора сделать востребованное вторсырье и заработать на этом деньги.

Не золотой, но дорогой

Вот уже несколько лет Краснодар уверенно лидирует в рейтинге быстро растущих российских городов. Но что нам статистика, если мы видим это своими глазами: высотки появляются как грибы после дождя, возводятся новые масштабные микрорайоны. А вместе с ними… и несанкционированные мусорные свалки, в том числе строительные: ведь полигона строительных отходов в Краснодаре нет. 

С этими мыслями подъезжаем к базе компании «Чистый город» в пос. Индустриальном. Это единственное предприятие по сортировке и переработке строительного мусора в Краснодаре. 

– Сначала мы об этом процессе не думали, просто занимались оптимизацией вывозимого мусора. Но вскоре поняли, что только вывозить его напрямую от заказчика на свалку невыгодно, – рассказывает Олег Абдуллин, гендиректор предприятия. 

По его словам, у полигонов заканчиваются их лимиты: они переполняются. Многие попадают под программу рекультивации, как в Динской например. Количество свалок уменьшается. Более того, почти все они работают, соблюдая весовой контроль: взвешивают машины на въезде и выезде, берут оплату за тоннаж. Строительный мусор габаритный, тяжелый. А потому контейнеры с ним выходят дороже золота. 

– К примеру, на свалке хутора Копанского тонну принимают за 1200 рублей, а вес одного контейнера с непереработанными отходами может доходить до 20 тонн, – объясняет Олег Абдуллин. – Если брать его у заказчика и везти на свалку, то предприятие уходит в минус. И тогда мы решили поставить сортировочную линию.

Сотрудники «Чистой линии» поехали на учебу в Москву, но там стало ясно, что по этим видам отходов решений нет: все предложения – сортировочные линии, комплексы по переработке – относятся лишь к твердым коммунальным отходам.

– Мы разработали линию сами. Купили специальное оборудование горнопромышленного комплекса, установили старые, но в рабочем состоянии конвейеры – и запустились, – вспоминает Олег Абдуллин. – Теперь вес контейнера получается около четырех тонн, а значит, стоимость мусора окупается, и работа идет в прибыль. 

Но «Чистый город» зарабатывает не только на вывозе отходов, а еще и на вторичном сырье, которое появляется у них после сортировки.

Тот же, но другой

Сейчас у предприятия заключены договоры с большим количеством строительных и производственных компаний в разных районах города. «Чистый город» машинами забирает у них отходы, привозит на свою территорию и сваливает в огромную кучу.

Там сортировщики вручную отбирают палки и доски. Остальную часть отходов фронтальный погрузчик перекидывает на горнопромышленное оборудование, где и проходит основной процесс сортировки. От него отходят три конвейера: один полностью автоматизирован для отбора мелкой отсыпки, два других –
для более крупных форм. Весь остальной мусор люди вручную сортируют на основной линии.

– Стоимость средней отсыпки с Медведь-горы – 600-700 руб. за куб. Мы же ее продаем по 150 руб. Она используется для подсыпки дорог, выравнивания участков. По сути, это тот же строительный отход, но в процессе обработки он поменял свой статус и стал востребованным материалом, – объясняет Олег Абдуллин. 

В планах предприятия – мелкую отсыпку отвозить изготовителям бетона или на производство шлакоблоков, а вот палки и доски уже сейчас идут на переработку в свой цех. Из них получается прекрасный древесный наполнитель для кошачьего туалета.

– Растительное волокно – лучшее средство для поглощения запаха, поскольку содержит фитонциды – природный антибиотик, подавляющий рост и развитие бактерий. Более того, наш наполнитель экологичен: состоит из природных компонентов и без клеевых добавок. А главное – после использования легко утилизируется в канализацию, – рассказывает руководитель предприятия, отмечая, что со сбытом проблем нет.

Достаточно сложно было решить вопрос с пенопластом. Его поступало много, а что с ним делать – непонятно. Для переработки пришлось придумать специальную дробилку. Теперь его перебивают на предприятии в мелкую крошку, которую затем продают строителям. А те ее используют для утепления крыш и стен, изготовления пенобетона и строительного материала.

Старые и новые партнеры

Если вы обращали внимание на высокие красно-оранжевые сетки для пластикового мусора или даже бросали в них ПЭТ-бутылки, то знайте: собранные в них отходы тоже приезжают сюда. Сотрудники их сортируют по цвету и классификации (даже два идентичных флакона могут идти под разными маркировками) и отправляют под пресс для формирования 400-килограммовых тюков.

Но и тут оказалось не все так просто: если не проколоть бутылку и не выпустить из нее воздух, то даже 40-тонный пресс со своей задачей не справится. Он попросту пружинит. Пришлось местным Кулибиным пораскинуть мозгами и изготовить специальное приспособление – вал со штырями. Продырявленная тара легко прессуется и едет на завод к переработчикам, где из одной части фракций получаются цветные пластиковые ячейки для яиц и мусорные пакеты, из другой – тротуарная плитка, пленка, трубы для ливнестоков, канализационные люки и даже лавочки.

– По ПЭТу вопросов нет: он пользуется спросом. Что касается других видов пластика, то ситуация складывается по-разному. Технология переработки зависит от химического состава. Она трудоемкая, энергозатратная, требует постоянного обновления и закупки новых экструдеров (плавильных установок), – объясняет руководитель. – Многие переработчики финансово не выдерживают и закрываются, а нам приходится искать новых партнеров.

Только вперед

Сейчас на предприятии сортируется на 10 фракций около 70% от всего завозимого мусора. По словам Олега Абдуллина, параметр не идеальный, и есть к чему стремиться. К примеру, в Швеции эта цифра равняется 99%, но там закупают отходы даже из соседней Норвегии.

 Каждый день в «Чистом городе» что-то обновляется и дорабатывается. Сейчас, к примеру, идет модернизация сортировочной линии. Она уже не справляется с тем объемом мусора, который ежедневно поступает на предприятие. А количество клиентов продолжает стремительно расти. 

– Мы полностью сопровождаем нашу партнерс-кую деятельность: помогаем клиентам в получении паспортов отходов, предоставляем все необходимые бумаги для отчетности и Росприроднадзора. Им выгодно с нами сотрудничать, – рассказывает руководитель «Чистого города».

Однако для полного избавления Краснодара от строительных отходов, по мнению предпринимателя, таких площадок, как эта, требуется еще четыре-пять. Правда, бизнес непростой и требует знаний, креатива и полнейшей самоотдачи, а это не у всех получается.

Время диктует свои условия: сегодня забота об экологии в тренде, и люди осознанно стремятся к жизни по «зеленым правилам». Скоро раздельный сбор мусора станет для нас таким же обычным делом, как и для европейцев. У них, кстати, контейнер с несортированным мусором уже давно оплачивается по повышенному тарифу. Это правильно и с экономической точки зрения, и с экологической. То, что мы сможем переработать, не должно становиться содержимым вечных мусорных свалок.

Мнение

Олег Шаталов, начальник отдела экологической безопасности департамента городского хозяйства и ТЭК администрации Краснодара:

– Краснодар динамично развивается, повсеместно идет большое строительство. Но процесс его урбанизации вкупе с недавней мусорной реформой негативно сказался на экологии. Да, отходы – это неотъемлемая часть нашей жизни, но очень важно, чтобы они перерабатывались и утилизировались. Количество предприятий этой отрасли необходимо увеличивать, а объемы их переработки –
умножать. Только так мы сможем решить проблему и поправить экологию.