Крепостное кладбище

— Месторасположение кладбищ — своеобразный навигатор, по которому можно отследить становление города, его развитие, плотность населения, — говорит Владимир Бегунов. — При основании любого населенного пункта погост всегда выносили на его окраину. При разрастании станицы или города находили новое место для погребений, и тоже на окраине и т.д.

Екатеринодар-Краснодар основали в 1793 году как город-крепость. Сама крепость стояла на месте нынешнего Городского сада и Арбитражного суда, а участок, на котором сейчас расположены храм св. Александра Невского и краевая психбольница, был кладбищем. Современная Екатерининская площадь первоначально служила площадкой для учений и одновременно местом охоты на зайцев и птицу: вплоть до середины XIX века эта территория представляла собой степь, которую не спешили осваивать.

Кладбище действовало довольно долгое время. Там был похоронен основатель города атаман Захарий Алексеевич Чепега. Сохранилось фото часовни Федора Яковлевича Бурсака. Она простояла до Октябрьской революции и была разрушена уже в советское время. Некоторое время назад в соцсетях подняли волну с тем, чтобы провести раскопки на месте первого городского кладбища и найти склеп Чепеги и его приспешников. Но даже если бы энтузиастам и разрешили провести исследования, неизвестно, увенчались бы их поиски успехом. 

— Как мне рассказывал покойный краевед Виктор Чумаченко, в середине прошлого века, когда строили корпуса для первой краевой больницы (в 80-х годах она переедет на ул. 1 Мая, а в освободившиеся здания вселится детская краевая больница) и перестраивали площадь, КамАЗами вывозили кости на городскую свалку. Но сколько выгребли — все кладбище или только его угол, мы не знаем. Сохранились ли подземные части часовен, неизвестно. Вполне возможно, что склеп Чепеги все еще существует, — отмечает краевед.

Фоминское

Город быстро растет на север, и примерно в 1810-15 году окраиной уже является территория за нынешней улицей Длинной. Имеющийся некрополь не расширяют из соображений, что это уже центр города, а находят участок под новый — на месте нынешнего Сенного рынка. 

— Погост именуют Фоминским: по названию деревянной церкви во имя апостола Фомы, и позже где-то в его углу строят церковь во имя иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» и богадельню рядом с ней. Они стоят и сейчас, только богадельня для престарелых одиноких казаков позже стала первой городской больницей. К слову, это одно из старейших зданий Краснодара: его начали возводить в 1836 году, а завершили 6 лет спустя.

Назвать точный год основания Фоминского кладбища, как и его размеры, и количество захоронений, и известных екатеринодарцев, нашедших на нем последнее упокоение, не представляется возможным. Впрочем, как и по ряду других некрополей: много архивов сгорело во время Гражданской и Великой Отечественной войн, иные были намеренно сожжены молодой советской властью.

— Предположительно, Фоминский некрополь был по площади больше, чем нынешний Сенной рынок, но насколько, краеведы не знают. Возможно, на территории современной больницы тоже были захоронения, но кто сейчас скажет? Мы можем судить об этом только со слов свидетелей, которые рассказывали, что при строительстве дорог, жилых кварталов, гостиницы «Интурист» вокруг этих объектов в разное время выкапывали человеческие останки.

Еврейское 

К середине или к концу XIX века Всесвятское кладбище начинает обретать секторы — национальные и конфессиональные: магометанский, лютеранский, католический, греческий, армянский, караимский. Сегодня все они утрачены, кроме греческого и армянского. Не ясно даже, какие из них в каких частях кладбища располагались. Это происходило не только потому, что за могилами не осуществлялось должного ухода, но и в связи с тем, что во время советской власти богатые надгробия переставляли на могилы красных героев и командиров. Имена людей, для которых предназначались мраморные или гранитные монументы, затирались или забивались каким-то узором, после чего крепилась новая табличка или выбивалось другое имя. Особенно много таких памятников на аллее Героев.

Участи «кочующих монументов» смог избежать только еврейский сектор — за счет того, что находился довольно далеко от Всесвятского некрополя. По сути, это было отдельно стоящее кладбище. Во времена Российской империи представителей иудейской веры хоронили отдельно от приверженцев всех остальных конфессий.

Еврейское кладбище, предположительно возникшее в начале 1880-х годов, в сильно урезанных границах сохранилось и по сей день. Оно находится на ул. Бабушкина — между ул. Котовского и ул. Севастопольской. Известно, что здесь была похоронена мама Самуила Яковлевича Маршака —

Евгения Гительсон, умершая в 1917 году. Но ее могила утрачена. Предположительно, на ее месте сейчас стоит АЗС.

Дубинское

Согласно архивным данным, Дубинское кладбище, получившее имя по названию района, было основано в 1884-85 годах, но старинных надгробий вы там не найдете: самые ранние датированы 20-ми годами прошлого века. Тогда Дубинка считалась окраиной, пригородом, а потому на погосте хоронили рядовых горожан. Никакой исторической и эстетической ценности он не несет.

По распоряжению горисполкома его закрыли для захоронений в декабре 1964 года. В то время это был большой некрополь, занимавший практически весь квартал — от ул. Ставропольской до ул. им. КИМ, в границах между улицами Таманской и им. Полины Осипенко. Со временем землю под кладбищем «отбирали» жилые кварталы, пока оно не осталось в тех границах, что существуют сейчас, то есть примерно в два раза меньше.

Всесвятское

Известно, что Сенной рынок был заложен в 1879 году. Надгробия снесли, могилы сровняли с землей, и сюда стали пригонять скот на продажу. Но упразднить кладбище смогли только спустя 35-40 лет, предусмотренных санитарными правилами. И в течение этого срока здесь не позволялось больше никого хоронить. Поэтому в Екатеринодаре в 1832-34 годах определяют место под новый погост — уже на новой окраине — Всесвятский некрополь. Хотя оно долгое время никак не называлось. И только в 1840-х, когда по инициативе атамана Григория Антоновича Рашпиля на кладбище строят церковь во имя Всех Святых, оно получает название, под которым его знает каждый краснодарец.

— Погост появился раньше церкви. Сохранились документы, из которых ясно, что в 1837 году на кладбище строят домик для казаков, которые его патрулируют, — продолжает Владимир Бегунов. — Известна и точная дата его закрытия для захоронений — январь 1965 года. Тогда же открывается Славянское кладбище, действующее по сей день.

Вообще, место под Всесвятское кладбище было выбрано удачно: вплоть до середины XX века город дальше современной улицы Северной активно не рос. К примеру, когда в 1900 году в Екатеринодаре по улице Красной пустили трамвай, он, высадив пассажиров на конечной остановке на ул. Северной, ехал через пустырь в депо, которое находилось на месте современного стадиона «Динамо».

К слову, Всесвятское тоже могло кануть в Лету вместе с надгробиями, установленными над могилами известных горожан: атамана Рашпиля (причем это единственный сохранившийся на территории России памятник атаману ККВ), архитектора Свято-Екатерининского кафедрального собора Ивана Клементьевича Мальгерба, часовен богатейших людей Екатеринодара — купцов Богарсуковых и Тарасовых и многих других.

— Городские власти решили снести кладбище, а на его месте построить Дворец бракосочетаний. Но жители тогда отстояли его и добились от властей пересмотра решения и присвоения некрополю статуса мемориального комплекса. 

Холерное 

Мало кто знает, но за Всесвятским некрополем располагалось холерное кладбище. Из названия ясно, что хоронили на нем жертв самого смертоносного инфекционного заболевания того времени. В XIX веке было несколько эпидемий холеры, особенно страшная — в 1830-31 годах, породившая затем несколько волн. Всего же за одно столетие кишечная зараза заявляла о себе в Европе и России 8 раз. За 80 лет она унесла жизни 2 млн человек в империи.

— Скорее всего, тела сбрасывали в общую могилу, пересыпали известью, закапывали сверху землей — и все, — рассуждает Владимир Бегунов. — Так делали в Европе и в Российской империи. Вероятно, так же поступали и в Екатеринодаре.