Мы прояснили разницу между граффити и муралами, проговорили условия, при которых стрит-арт может гармонично развиваться, и узнали, с какими трудностями сталкиваются художники, легально создающие настенные работы.

Пашковка в красках

Стрит-арт, то есть уличное изобразительное искусство, популярен во всем мире. И Краснодар, конечно, как один из самых крупных и перспективных городов России, подобное явление обойти не могло. Тему стрит-арта власти города воспринимают позитивно и давно сотрудничают с самыми востребованными и яркими представителями этого искусства в Краснодаре.

– Мэр Краснодара всегда поддерживает развитие уличного искусства во всех его проявлениях, будь то арт-объекты, рисунки или скульптуры в разном стиле, – первой высказалась главный архитектор Краснодара, заместитель директора департамента архитектуры и градостроительства Краснодара Наталья Машталир. -Мы всегда идем навстречу художникам и стараемся максимально быстро согласовывать размещение объектов.

Один из ярких примеров взаимодействия администрации города с авторами настенной живописи – работа, которая ведется в Пашковском сельском округе.

– В прошлом году я познакомился с несколькими художниками и предложил материальную помощь для создания достойных работ, – рассказывает глава администрации Пашковского сельского округа Всеволод Нетреба. – Что нужно, чтобы заручиться моей поддержкой?
На самом деле ничего сверхъестественного: просто прийти ко мне в кабинет. Я со своей стороны всегда открыт: в нашем округе за последний год было выполнено шесть больших рисунков, два из которых посвящены борьбе с пандемией и 75-летию Великой Отечественной войны.

Искусство в наручниках

Однако художники, приглашенные на круглый стол, считают, что авторские муралы (произведения, нарисованные на стенах зданий) и заказные работы на заданную конкретную тематику – абсолютно разные вещи. Последние нельзя назвать свободным искусством, так как художник не получает возможности в полной мере реализовать свое видение.

– Патриотические рисунки – это замечательное дело, достойное уважения. Но, когда подобные работы выдают за стрит-арт, свободное искусство, происходит подмена понятий, – говорит известный в городе и за его пределами стрит-арт художник Георгий GOOZE Куринов. – Развитие современного искусства означает развитие авторского стиля. Совместно с администрацией города за последний год можно на пальцах одной руки пересчитать реализованные авторские работы. Все потому, что руки нам сковывают два наручника – недостаток ресурсов и сложности, возникающие при согласовании фасадов.

– Мы хотим получить возможность творить муралы на серьезные остросоциальные темы, которые нас волнуют на данный момент, – добавляет стрит-арт художник Роман SPAM Котов. – В первую очередь мы просим разрешения задействовать при выполнении проектов сторонних частных спонсоров. Если они оказывают нам помощь, мы обязаны поставить на рисунках их логотип – внизу, в самом углу; этот трафарет не станет центральной составляющей рисунка и не отвлечет на себя внимание от сюжета.

– Без спонсоров реализовывать крупные проекты художникам трудно, – поддерживает точку зрения ребят заместитель начальника отдела реализации молодежных программ управления по делам молодежи Краснодара Юлия Супрунова. – У ребят не хватает финансирования. Разукрасить фасад девятиэтажного дома – это большие финансовые затраты. В свою очередь, управление предоставляет краску, но за свой труд художники не получают ни копейки. Мы также стараемся помогать им, занимаемся согласованием фасадов с администрацией и жильцами домов. Но регулярно разбиваем лоб о другую стену – непонимание взрослым населением, например, посыла, который заключает в своей работе художник.

Долой наскальные рисунки

Главная проблема уличного искусства в Краснодаре заключается в том, что многие жители не признают такое явление. Люди относят к категории граффити, то есть несогласованным надписям и рисункам на стенах домов, заборах и т.п., любое направление стрит-арта. Когда человек слышит «уличное искусство», у него ассоциируется это не с муралами, а именно с каракулями, выполненными хулиганами в общественных местах. 

– Нелегальным, «свободным» художникам доставляет особое удовольствие делать что-то запретное. Сколько бы не предоставляли площадок для творчества, такие люди будут выражать свое видение привычным способом, – говорит Наталья Машталир. – Граффитисты сильно досаждают не только администрации города, но и жителям. Они портят тегами (подписями – прим. ред.) объекты культурного наследия, частные домовладения, скверы. Как пример, участок Кубанской набережной от улицы Тургенева до Ленина. Бетонные плиты, из которых выполнена часть ограждения, были покрашены уже не один раз. Радует то, что это происходит не в таком объеме, как 5 лет назад. Управление коммунального хозяйства и благоустройства Краснодара следит за такими нарушениями и в максимально короткие сроки исправляет.

– Особенно остро стоит эта проблема в историческом центре Краснодара, – прокомментировал советник отдела государственного надзора и административной практики управления государственной охраны объектов культурного наследия администрации Краснодарского края Павел Шпак. – Число «посланий» на Красной, а также смежных с ней улицах увеличивается из года в год. По итогам 2020 года выявлено 20 фактов нелегальных граффити на объектах культурного наследия на центральных улицах. 

Как раз на днях Евгений Первышов потребовал очистить исторические здания улицы Красной от граффити. Руководитель пресс-службы УМВД по Краснодару Артем Коноваленко рассказал, какими способами борются с творцами «наскальных рисунков».

– Подобные действия мы можем квалифицировать в рамках КоАП РФ ст.7.17 «Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества» и наказать нарушителей штрафом от 300 до 500 руб. Это незначительный штраф, но мы много лет используем этот способ, поскольку, будем говорить откровенно, граффитисты не являются основной проблемой криминогенной обстановки в Краснодаре. Также мы вправе направлять составленные протоколы в администрацию города для привлечения лиц к ответственности, предусмотренной законом КК №608-КЗ «Об административных правонарушениях» ст.3.2 «Нарушение правил благоустройства…». Там четко прописано, что запрещается наносить надписи на здания. И штрафы по местному закону более значительные: от 1 до 3 тыс. руб. и повторно от 3 до
5 тыс. руб.

– Мы прекрасно понимаем, что люди, которые используют такое незаконное средство самовыражения – не те художники, которые пришли сегодня к нам на круглый стол, – заявляет Наталья Машталир. – Но надеемся, что они помогут остановить этот вандализм, направить в правильное русло.

– В перспективе мы хотим создать целое молодежное сообщество по направлению стрит-арт, которое будет помогать молодым художникам, – делится планами главный специалист отдела реализации молодежных программ Денис Малюков. – Планируем открыть площадки, где смогут тренироваться новички, прежде чем выходить на крупные общегородские проекты. И, возможно, те ребята, которые вандалят в городе, тоже заинтересуются нашим проектом, а более опытные художники смогут направить их на верный путь.

У художников, приглашенных редакцией «КИ» в гости, есть свое мнение на счет творчества нелегальных коллег.

– Вы поймете, что такое стихийное граффити, если съездите в Екатеринбург или Берлин, – говорит Георгий GOOZE Куринов. – Столбы, общественный транспорт, стены – на любой поверхности, где теоретически можно что-то нарисовать, появится рисунок или другой вызывающий жест искусства. При этом не надо путать с граффити хулиганские надписи типа «Маша – ветреная женщина, а Юра – чудак». Граффити – это андеграундное искусство, свободное проявление творчества, протест, в конце концов. В 50% случаев те, кто сегодня пишет теги, в будущем становятся стрит-арт художникам. Практически все мы (в том числе и я) выросли из граффити.

Решаем судьбу хлебозавода

Руководитель компании «Graffitineeds» и организатор граффити и стрит-арт фестивалей в Краснодаре Евгений Янчухов предложил интересное решение проблемы тегов на объектах культурного наследия.

– Возьмем, к примеру, здание хлебозавода на пересечении Чапаева/Коммунаров. Почему на нем и других заброшенных зданиях появляются теги?

В любой голой серой стене граффитист видит холст; где есть один тэг, обязательно возникнет еще множество. Но есть ли надписи хоть на одном мурале? Нет, и их не будет. Стрит-арт вырос из граффити. Мы одного поля ягоды с этими художникам, просто пошли по легальному пути. Свободные художники не посмеют портить чужие рисунки. Сделав годный мурал на здании хлебозавода, мы убиваем двух зайцев одновременно: защищаем его от тегов и даем ему новую жизнь, превращаем в объект современного искусства.

Павел Шпак объяснил ребятам, почему их идею, к сожалению, невозможно воплотить в жизнь.

– 73-ФЗ четко регламентирует, что на объектах культурного наследия разрешается вести только работы по их сохранению. Наше управление выдает разрешение на проведение таких работ, затем подготовку проекта ведет лицензированная организация. Перечень этих организаций приведен на сайте Минкульта РФ. Закон говорит, что объекты культурного наследия не должны содержать никаких рисунков. Это значит, что создание муралов на здании хлебозавода практически нереализуемая фантазия. Конечно, всегда найдутся те, кому разрешение «не требуется». Например, в Твери портрет писателя Солженицына нанесли на боковой стене здания, входящего в состав городской усадьбы Шиндлера. Действия лиц, его намалевавших, классифицируются как административное правонарушение. И до сих пор не утихают споры по этому поводу, общественность возмущена. Так что, даже если ребята каким-то образом получат все необходимые разрешения, это не значит, что горожане одобрят идею разукрасить Хлебозавод.

– С недовольством жителей мы сталкиваемся постоянно, даже если планируем украсить обычный серый фасад, – рассказывает стрит-арт художница Татьяна ТАКО Кожуро. – Допустим, памятники культурного наследия для монументального искусства недоступны, хотя эти запреты не останавливают вандалов. Мне хотелось бы предложить реализовать в Краснодаре проект, подобный тому, что я воплотила в жизнь с главным архитектором Анапы. Мы прошлись по городу и на основе того, что увидели (небо, море, камни, растения), вывели естественную цветовую палитру, которую я использовала при создании муралов. И мои рисунки гармонировали с обликом города. Мы не против делать муралы приглушенных, лаконичных цветов.

Задумка Тани такова: каждый год старые здания перекрашиваются, и на это собираются деньги – для того, чтобы на один слой серой краски нанести новый. А художникам требуется лишь краска и согласование, чтобы сделать массу новых арт-объектов, если на городском уровне приравнять нанесение рисунков как благоустройство фасадов. В завершение круглого стола представители администрации пообещали рассмотреть предложения художников и найти способы их реализации.