Стадион был родным не только для любителей футбола. Первый раз я попал на его трибуны в раннем детстве, в конце 80-х годов прошлого столетия. Пришел с мамой и сестрой на концерт московской хеви-метал-группы «Чёрный кофе», выступавшей вместе с другими рок-коллективами. Фестиваль проходил днем, при естественном свете, сцена стояла прямо на футбольном поле. Зрители размещались на западной трибуне. Второй раз я оказался на «Кубани» также на концерте: в этот раз группы «Ласковый май». В то самое время, когда песни Юры Шатунова были на пике своей популярности. Это выступление уже проходило вечером, при  свете стадионных прожекторов. Тогда западная трибуна «Кубани» просто ломилась от зрителей. Почти все стояли на лавках. Смельчаки залезали прямо на ограждение за последним рядом, держась лишь за флагштоки и рискуя свалиться на асфальт за чашу стадиона. Музыканты на сцене были не похожи на тот «Ласковый май», который все знали по плакатам и телепередачам. Некоторые зрители пришли с биноклями и подзорными трубами и могли хорошо рассмотреть лица артистов. В толпе тогда сразу распространился слух, что Юра Шатунов не приехал на концерт, на сцене же выступает то ли Андрей Разин, то ли его брат. Это были времена, когда такое объяснение еще могло удовлетворить зрителей, отдавших за билеты приличную сумму. 

Я хорошо помню стадион «Кубань» в 90-е. Тогда арена переживала свои самые тяжелые времена. В подтрибунном помещении, где сейчас находится музей футбола Краснодарского края, размещался магазин пивзавода «Факел». Мы, подростки, свободно покупали там пиво, шли пить его прямо на трибуны, а потом играли на поле в футбол пивной банкой. Никто нам  не препятствовал. 

Впервые на футбол сюда я попал летом 2001-го. Тогда ФК «Кубань» играл в первом дивизионе. Перед матчем около стадиона был ажиотаж: болельщики с шарфами, старушки, торгующие семечками и другими продуктами, нелегальные букмекеры, тут же принимающие ставки на исход встречи. И море пива. Тогда с ним еще можно было спокойно заходить на футбол. На самих трибунах во время игры творилось, как мне тогда показалось, шоу интереснее, чем на поле. Шутки, перебранки, гам. Естественно, много мата в адрес футболистов. Но больше всего тогда меня поразил один из способов поддержки команды. В ответственный для «желто-зеленых» момент – во время пробития углового или штрафного – все зрители начинали топать ногами. От этого вся трибуна сильно вибрировала. Больше такого я не видел нигде. 

А потом начались обычные будни спортивного журналиста. Матчи на морозе и под проливным дождем. Первые игры Лиги Европы. Со временем стадион стал привычным местом работы, куда приходишь по несколько раз в неделю, проводишь здесь много часов. 

Сейчас «Кубань» уже не собирает полные трибуны, матчи с арены не транслируют на всю страну или Европу, как было ранее. Около выхода из подтрибунного помещения толпы болельщиков не ждут своих кумиров-футболистов. Но хочется верить, что когда-нибудь все это вернется на «Кубань», а стадион заживет своей полноценной жизнью. Ведь по стадионным меркам 60 лет – еще не закат, а середина жизни.