В перестроечные годы автор этих строк, будучи студентом-историком, выходил на улицу Красную напротив Дома книги собирать подписи горожан за переименование улиц им. Ворошилова и Жданова. Нас было двое – я и мой одноклассник Евгений Иванов, тоже историк. Простояли мы не более получаса, затем нас забрал наряд милиции. Меня чуть не выгнали из университета, мой товарищ лишился тогда работы. А улицы все же переименовали. Одной вернули историческое название – Гимназическая. Вторая вновь стала Базовской. Занимался этими делами ваш покорный слуга, но уже в ранге депутата городской Думы и сопредседателя Топонимической комиссии.

Меняли имя как перчатки

Интересно, многие ли краснодарцы вспомнят, как назывались эти улицы в советское время? Тем более что Гимназическая вообще претендует на звание чемпиона мира по переименованиям. Сначала ее нарекли Театральной – в честь первого городского театра, тут расположенного. Когда его здание отдали под гимназию, улицу опять переименовали. В 1926 году она стала Тимирязевской, но через три года получила имя Рабфаковской. В 1936-м ее назвали Хакурате, по фамилии одного из организаторов советской власти в Адыгее, но уже через год, посмертно, тот был раскритикован за отклонение от генеральной линии партии, и улицу наименовали в честь тогдашнего наркома внутренних дел Ежова. Но и Ежов вскоре стал врагом народа, а многострадальная улица опять оказалась Рабфаковской. 

Впрочем, уже через год ее назвали Ворошилова, по имени сталинского маршала и наркома обороны. Однако в 1957 году переименовали в Коммунистическую: ведь Климент Ворошилов участвовал в антипартийной группировке, строившей козни против Хрущева. Впрочем, в брежневские времена она снова получила имя Ворошилова. Пока ей не вернули старое имя – Гимназическая.

На карте Краснодара сохранилось немало одиозных названий. «В то же время в столице казачьего края до сих пор остаются улицы с именами лиц, виновных в терроризме и геноциде русского народа, уничтожении русской церкви, истреблении казачества. Это улицы Атарбекова, Урицкого, Володарского, Каляева», – с таким обращением к краснодарцам еще в позапрошлом году выступила группа неравнодушных горожан во главе с Виктором Захарченко и покойным митрополитом Исидором. Призыв их, однако, остался гласом вопиющего в пустыне. 

Сложный вопрос

Мы много разноглагольствуем о патриотизме и любви к своей малой родине. Но при этом готовы мириться с тем, что примером нашим детям служат кровавые маньяки и убийцы, увековеченные в названиях городских улиц. Георгий Атарбеков, он же Геворк Атарбекян или «Железный Геворк», возглавлял в период Гражданской войны Северо-Кавказское ЧК. Практиковал массовые захваты заложников из числа священников, офицеров, ученых. Пытал и казнил тысячи людей. Преступником его признала даже специальная комиссия ЦК большевистской партии. Лишь заступничество Сталина спасло этого душегуба от суда. Эсер Иван Каляев был боевиком-террористом, убившим великого князя Сергея Александровича, дядю Николая Второго. 

Моисей Урицкий известен как ближайший сподвижник Троцкого, руководил Петроградским ЧК. Расстрелы, казни, реквизиции. Казачество ненавидел всеми фибрами души: «Это своего рода зоологическая среда, и не более того. Очистительное пламя должно пройти по всему Дону и Кубани и на всех навести страх и почти религиозный ужас. Старое казачество должно быть сожжено в пламени социальной революции. 

Пусть последние их остатки, словно евангельские свиньи, будут сброшены в Черное море». Мы действительно желаем сохранять имя такого человека в истории родного города?

– Имена, причастные к репрессиям против казачества, должны быть убраны с краснодарских улиц, – считает экс-атаман Кубанского казачьего войска Владимир Громов. – Другое дело, что наш народ боится бумаг, необходимости переоформления документов и тому подобного. Если бы власти взяли все расходы и хлопоты на себя, люди не возражали бы против отказа от наиболее одиозных названий.

За и против

Иное мнение у нового заместителя председателя городской Думы Краснодара, представителя КПРФ Александра Сафронова: 

– Я категорически против переименований. Хотите сделать что-то свое – стройте новые улицы и давайте им свои названия. А прежние оставьте в покое. Пусть даже такие, как улица Атарбекова. Или вот у нас есть улица МОПР. Никто уже не помнит, что это такое. А ведь некогда существовала такая структура – Международная организация профессиональных революционеров, сокращенно МОПР. Это уникальное название может даже привлечь сюда туристов.

– Был период, когда переименования проходили легко, –
полагает депутат ЗСК Николай Петропавловский. – Свердловск в Екатеринбург, Ленинград – в Питер и т.д. Но это окно возможностей уже закрылось. Ныне требуется согласие большинства жителей, а его получить непросто. Тем не менее это не единственный путь возвращения исторической памяти. В свое время я выступил инициатором появления в Краснодаре «двойных аншлагов» – табличек с именами улиц, где указывается и нынешнее, и историческое название. Пример: улица Ленина – Соборная. Это было принято жителями с большим интересом. Что касается самых одиозных названий, таких как улицы Атарбекова или Яна Полуяна, то лично мое мнение, что от них надо отказываться. Но при этом действовать только убеждением, без согласия проживающих там людей в этом деле не обойтись. 

Неоднозначные мнения. Сложный вопрос. Но решать его надо. Хотя бы для того, чтобы не краснеть, когда ваше чадо спросит: «Папа, а кто такой Урицкий, чьим именем названа эта улица?».

В следующих номерах мы расскажем о работе городской Топонимической комиссии. И узнаем о самых странных предложениях по названию улиц.