Некоторые дворы запоминаются контрастами. Например, когда на фоне покосившегося домишки, держащегося на честном слове, стоит новенькая иномарка. Или когда одна половина фасада отреставрирована состоятельным жильцом, а вторая демонстрирует прохожим облезшие, но деревянные рамы, и старый, отбитый с углов, кирпич. Обе эти картинки смотрятся очень живописно, рука сама тянется к фотоаппарату.

А вот дикий виноград — ползет по железным балясинам крыльца, во время его цветения стоит такое жужжание, что звука собственного голоса не слышно, — на него слетаются пчелы со всей округи. Или кампис — плетущееся растение с оранжевыми цветками-трубочками: сорвите его и попробуйте на вкус «ножку» — она сладкая. Так делали все дети Советского Союза, проводившие у бабушки с дедушкой пол-лета.

В каждом таком дворике непременно растет старый орех или яблоня, на ветках которых раскачиваются самодельные качели: из веревки и квадратика фанеры, а то и вовсе автомобильной шины. Где-нибудь сбоку от крылечка все еще ждут писем разноцветные железные почтовые ящики со стершимися номерами квартир, а под ними, на коврике или прямо на треснувшей плитке, спит рыжий кот.

Всегда завидовала собственникам квартир в таких особнячках, даже если удобства на улице. Высота потолков — 4,5 метра, двери — двустворчатые, из массива дуба или сосны, резные и очень тяжелые. На полу — паркет или доски, которые кое-где скрипят от времени, на потолке и стенах — первозданная лепнина: ажурные розетки, витые карнизы, крылатые купидоны. На широких подоконниках можно устроить мини-оранжерею либо сидеть на них с книгой или смартфоном. В углу — изразцовая печь, конечно, не работающая, но такая красивая, что глаз не оторвать.

Таких двориков очень много на Красной, Рашпилевской, Октябрьской, Коммунаров, Седина. Посмотрите на них, не нарушая покоя жильцов, обещаю — вам понравится.