Зеленый свет

Как не улыбнуться только проснувшимся солнечным лучикам, если рабочий день начинается с прогулки по Покровскому озеру? Но Наталья Машталир дарит свою улыбку не им, а недавно появившимся элементам нового сквера. Фотографируя результаты новых строительных работ, она попутно рассказывает, с чего и как все начиналось.

— Стелла была задумана, как живая зеленая стена, но потом подрядчик сказал, что не сможет эту задачу выполнить. И мы ее сделали под мох, — собеседница указывает на вывеску «Дмитриевский сквер», которая вместе с лежаками из искусственной зелени (а в ожидании нашей встречи я прилегла на один из них, чтобы попробовать, удобен ли, — и вставать не захотела) образовала отдельный уютный уголок.

По словам архитектора, они вместе с коллегой Григорием Кореневым с подачи московских коллег обратили внимание на Карасуны еще в 2014 году. Погрузились в урбанистику, и, понимая, что жителям растущего города необходим комфорт, задумали большой проект по ревитализации Карасунов.

— Вместе мы стали прорабатывать тему единого велопешеходного каркаса всех шестнадцати озер, и оказалось — попали в точку. Идея всем понравилась, ее подхватили и стали быстро раскручивать. Нас поддержало сообщество «Помоги городу», за что им огромное спасибо, — вспоминает Наталья Машталир. — И в 2015 году мы провели здесь первый арт-субботник: убирали озеро и строили арт-объекты, пили кофе, слушали музыку. Это было классное модное событие. Оказалось, что такое преображение озера интересно огромному количеству людей!

Наталью Машталир и Григория Коренева стали приглашать на различные форумы, где они рассказывали о своем проекте. Но дальше дело не двигалось — не было человека, который бы этот проект лоббировал. Ситуация изменилась, когда Евгений Первышов пригласил Наталью Машталир стать главным архитектором города.

— Мы посчитали, во сколько этот проект обойдется городу, и поняли, что за бюджетные деньги его не сделать, либо работы растянутся на десятилетия. Сейчас руководство города делает упор на строительство соцобъектов, — объясняет главный архитектор. — И тогда мы вынесли этот сквер на голосование по благоустройству зеленых зон в рамках федеральной программы.

И получили колоссальную поддержку жителей.

blank

Всем по вкусу

Утром детский городок пустовал, зато на аллее у кромки воды было заметно движение: спортсменов сменяли собачники, а тех опять спортсмены.

— Мне кажется, что зонирование получилось очень удачным. В начале сквера у нас активная и шумная территория для детей, ведь они спокойно гулять не умеют. Там классный памп-трек, такого, земляного, у нас в городе раньше не было. Видела, как мужчина на нем преподавал детям мастерство на скейтах и BMX-ах, — рассказывает Наталья Машталир. — А дальше начинается продолжительная тихая зона.

По словам архитектора, при формировании сквера применили практики партисипативного (соучаствующего) проектирования. Пригласили людей, которые этим пространством активно пользуются: местных жителей, предпринимателей, орнитологов, спортсменов и деятелей искусств (рядом спортшкола и школа искусств) и вместе с ними с нуля пошагово разработали проект.

Планировка сквера еще с 70-х годов осталась многоярусной. Мы спустились по лестнице к круглой перголе и вышли на пирс для рыбаков. Вроде небольшой, но ощущение, что стоишь среди воды. Пожалела, что не прихватила хлеба для уток.

— Если это озеро не было бы ООПТ (особо охраняемой природной территорией), то мы бы сделали их более протяженными к центру водоема. Но нам министерство природных ресурсов разрешило расположить пирсы только на существующих бетонных площадках, — объясняет Машталир.

Вдоль линии берега расставлены перголы со скамейками, на одной из них мы сели сфотографироваться. В глаза бросилась рельефная плитка под ногами — в начальной части парка она была гладкой. Оказывается, ее постелили специально, чтобы скейтерам и самокатчикам было неудобно гонять по аллее и покорять ступени лестницы.

blank

Навстречу нам выбежал симпатичный мопсик.

— А место для выгула собак тут будет? — спрашиваю.

— У меня ответный вопрос: а что это за место такое? Где собаки гуляют, а хозяева за ними не убирают? Здесь все — место для выгула собак, просто приходить надо со своим пакетиком и совочком.

Необыкновенно и романтично

Начало новой зоны очертила спортивная площадка с антивандальными тренажерами и снарядами. Из необычного там — пергола-площадка. Если встать в ее центре, то можно почувствовать себя греческим оратором или оперным певцом — такая акустика. А вот лавочки на первый взгляд совсем обычные, еще советские.

— Мы отошли от привычной концепции каслинского литья и чугунных мафов и используем здесь современные варианты. Все, кроме фонарей: скамейки, урны, столы — разрабатывалось конкретно под этот сквер, — рассказывает архитектор. — Одни мафы металлические, с деревянной спинкой и сиденьем, другие — бетонные, вписанные в парапет (наследство благоустройства 70-х, но мы немножко осовременили их форму), третьи, под перголы, — тоже бетонные, но иной структуры. Все они разные, но вместе смотрятся хорошо. Это и есть изю-минка сквера, она делает пространство интересным.

В торце озера расставлены декоративные деревья со светодиодными фонариками.

— Раньше здесь стоял фонтан, он назывался «Три медведя». Жители очень просили его вернуть, но в рамках национального проекта мы сделать этого не можем. Фонтан — капитальное сооружение. Поэтому мы решили, что просто создадим здесь ландшафтную композицию и поставим арт-объект для фотографий — сердца. Сюда наверняка станут приезжать свадьбы. И вообще много влюбленных. Мне этот сквер кажется очень романтичным.

Завершают облагороженную часть набережной теннисные столы, а за ними идет уже разломанная плитка с порослью травы, ухабы и ямы.

— Неужели дальше так все и останется? — спрашиваю Наталью.

— Этот земельный участок относится к министерству спорта Краснодарского края. Но ко мне уже обратился министр спорта Алексей Чернов с просьбой помочь им в разработке концепции оставшейся части озера и парка. Это сверхнеобходимо, и в министерстве это понимают.

— А что будет с остальными Карасунами? Их будут облагораживать? 

— Это озеро и Калининская балка (возле университета) стоят обособленно, объединить их в сегодняшней градостроительной ситуации затруднительно. Единый пешеходный путь между ними пройдет по улицам Ставропольской, Суворова и по трамвайной линии. Остальные озера — от Комсомольского до парка «Солнечный остров» — будут выполнены в едином, очень похожем на этот, но все же немножко отличном стиле. Там будет больше дерева, больше природных материалов. Но это дело будущего. И хотя мы уже приступили к проектированию единой концепции, там пока еще много вопросов по земле.

blank

Прямая речь

Мнение жителя:

— Мне очень нравится то, что здесь получилось. Я живу недалеко, в 90-е годы мы получили квартиру в девятиэтажке. И можно было бы переехать в более комфортабельное жилье, но я просто не представляю, как обходиться без Карасуна. Каждое утро выхожу сюда на пробежку и получаю заряд энергии и бодрости. И если раньше у телевышки зимой затруднительно заниматься — темно, грязно и страшно, — то сейчас там расчистили территорию, установили фонари и даже построили тренажеры. Просто замечательно!