Заразилась на работе

 — Если у тебя поднимается температура до 38 градусов, сразу же звони в скорую, не занимайся самолечением, — предупредила меня жена брата. — Это тебе не ОРВИ: в таком состоянии ты не сможешь даже стакан воды поднять. 

Диана, медик по профессии, знает, о чем говорит: еще летом она переболела Covid-19, заразившись от больного пациента. Сначала списывала недомогание и температуру на кондиционер, пила таблетки. Но когда выяснилось, что в поликлинике диагноз «Covid-19» поставили нескольким ее коллегам, с которыми она каждый день общалась, сделала КТ. Оказалось — полисегментарная пневмония.

Невестку госпитализировали в ковидный госпиталь в Крымске, а брата, их детей и моих родителей посадили на самоизоляцию. Меня в этом списке не оказалось по причине того, что мы живем в разных городах и не виделись больше месяца до постановки Диане диагноза.

Ей по нескольку раз в день делали инъекции, ставили капельницы, давали дышать кислородом, она жменями глотала таблетки. Лечение было ударным, и через две недели жену брата выписали с отрицательным тестом.

Восстановление заняло еще несколько недель. В первые две молодая женщина еле передвигалась по дому, была апатичной и почти ничего не ела — мутило от всех продуктов. Рассказывала, что ничего не хотелось, и только обязанности перед семьей заставляли каждый день вставать с постели.

blank

Постепенно силы вернулись, но ковид оставил после себя странный эффект: теперь у Дианы держится повышенная температура.

— Наверное, помогло то, что я еще молодая, веду здоровый образ жизни, — рассуждает невестка. — Но болеть было страшно: я — медик, знаю, что ковид забирает жизни, в том числе молодых и сильных людей.

Никогда не болел

42-летний краснодарец Денис Бушков, юрист, преподаватель Российского государственного университета правосудия, помнит, как подкралась к нему болезнь.

— Была середина августа, когда я вдруг почувствовал апатию. Думал, устал после напряженной работы на кафедре, но состояние было каким-то депрессивным. Потом появилось легкое недомогание, но не обратил внимания: очень много лет вообще ничем не болел, тогда как жена и трое детей по несколько раз в год простывали. А в конце августа поехал в охотхозяйство в Приморско-Ахтарский район, чтобы подготовить все необходимое снаряжение для предстоящей охоты, и вот там-то меня и свалила высокая температура: лихорадило так, что я уснуть не мог, бредил.

Денис с самого детства занимается спортом: вольная борьба, рукопашный бой, бег, плавание, горный туризм — он всегда был в прекрасной физической форме. К тому же, каждый год закаливается: искупаться в реке ранней весной или поздней осенью — обычное дело. 

— Такой высокой температуры — под 40 градусов — у меня в жизни не было, — признается собеседник. — Но она поднималась постепенно. Когда не помогли две таблетки анальгина, вызвал «скорую».

Врачи, послушав легкие и не обнаружив в них хрипов, сначала подумали, что  отравление. Но компьютерная томография, сделанная в Краевой клинической больнице №2, перепрофилированной под госпиталь, показала около 40% поражения легких. Позже тест выявил Covid-19.

— В госпитале я провел две недели. В первые четыре дня температура держалась, не опускаясь ниже 39 градусов, только уколы ее снижали. Потом она пришла в норму. Дышать было очень тяжело — спасали кислородные маски, сделать несколько шагов — подвиг. Не знал, что могу так разболеться, — я, тренированный, здоровый мужчина. Что уж тогда говорить о более слабых людях?..

Денис Бушков почувствовал себя лучше только через неделю. А еще через неделю его выписали. Прошел почти месяц, но он все еще чувствует слабость, быстро устает, не восстановил полностью дыхание и не может, как прежде, вести сразу три пары по 1,5 часа. «Плыву», — жалуется мужчина.

— Теперь без маски в общественном месте не появляюсь, хотя у меня и имеются антитела, — говорит Денис. — И всех призываю не пренебрегать мерами самозащиты: откуда вы знаете, кто стоит за вами в очереди на кассе магазина или кто сидит рядом в трамвае? Берегите себя и своих близких.

Дети без отца

Смерть 45-летнего Алексея Юшина стала ударом для его семьи и друзей, к которому никто не был готов. Казалось, он уже пошел на поправку, говорил, что скоро выйдет из госпиталя…

— Лешу госпитализировали 10 августа, а 31-го его не стало, — сообщила его вдова Анна Юшина, у которой остались двое детей, младшему сыну — всего несколько месяцев от роду.

Алексей был владельцем и руководителем аудиторской компании в Анапе. Вел здоровый образ жизни, не курил, регулярно посещал спортзал.

— Мы были знакомы около 16 лет, дружили семьями, вместе работали, — рассказывает о друге Виталий Турпетко. — Лешка был отличным руководителем, душой компании, любящим мужем, заботливым отцом, отличным другом. Не верится, что его жизнь оборвалась из-за какого-то вируса.

— Летом у него родился сын — ребенок, к рождению которого они с женой долго готовились, — отмечает Виталий Турпетко. — У него был сын-подросток, но Леша мечтал о втором ребенке. В итоге он подержал его на руках буквально неделю, а потом заболел.

Началось с того, что в офисе стали покашливать сотрудники. Через время и он обратил внимание на появившийся кашель. Человек ответственный, он сразу же сделал КТ — оказалось, легкие поражены уже на 30%. Алексея Юшина госпитализировали.

— Поначалу Леша писал сообщения (ему было трудно говорить), мы обсуждали работу и поездку на природу — собирались выбраться с палатками в горы. Помню, написал, что если появляется одышка — 

нужно сразу КТ делать, иначе можешь время упустить. 19-го сообщил, что, по его мнению, пик болезни пройден, «скоро пойду на взлет». А потом он перестал выходить на связь…

Завтра исполнится 40 дней, как Алексея Юшина не стало. Его родные и друзья соберутся вместе, чтобы его помянуть.