— На Кубань привезли первые 42 дозы вакцины, и каждый из нас, наверное, мысленно примерил одну из них на себя. И подумал, чего в ней больше: риска или пользы? Дам свое согласие, если спросят, или останусь в числе 70% тех, кто, по данным «Единой России», высказался против?

Я соглашусь на прививку потому, что искренне верю нашим ученым. Люди, презревшие деньги и работающие ради науки, у нас есть. Хотя бы Перельман! Но если смотреть не так радикально, то вспомните, что именно там, в Национальном исследовательском центре эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи, была создана вакцина от Эболы. Единственная на сегодняшний день в мире, больше никто ей альтернативу придумать так и не смог. 

Нам несказанно повезло стать обладателями советского наследия, того, что не распродали и не разрушили в лихие-90-е,  — научных школ. Они есть не у всех. К примеру, немецкая наука после Второй мировой так и не оправилась и сейчас находится на задворках научного мира, а в США фундаментальными исследованиями никогда не занимались, там востребованы только практико-ориентированные разработки. А у  нас есть чем гордиться!

Я сама кандидат наук (нет, не медицинских) и помню, как это — быть одержимым своими исследованиями. И, конечно, с большим уважением и доверием  отношусь к тем, кто результаты своей работы опробовал на себе. Еще в апреле все сотрудники Центра эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи сделали себе прививку,  со времени клинических испытаний уже прошло полгода. Никто не умер, продолжают работать дальше. Так чего бояться мне? 

Все новое всегда вызывает волнение, но надо иметь амбиции быть первым. У меня они есть, и прятаться от вируса дальше я не стану — сделаю прививку.  А дальше буду беззаботно смотреть в глаза коллегам, а главное — жить так, как хочу:  ярко и по своим задумкам!