От грамот до туесов и панно

Береста — удивительный материал, верхний слой коры березового дерева. Ее еще в древности использовали как кровельный и строительный материал, из нее делали лодки. А берестяные грамоты — письма и записи на коре березы — это богатейший материал по изучению истории. Сегодня береста активно используется в народных промыслах и в художественных произведениях. 

Есть на хуторе Копанском музей-усадьба «Берестяное чудо», где можно ознакомиться с более чем 300 работами известного мастера Бориса Флоровича Куприянова. Это и необычные панно, каждое из которых несет свою философию, и традиционные туеса.

«Берестяное чудо» — один из необычных музеев Краснодара. Три с половиной этажа, где несколько залов и мастерская художника, а гидом выступает его жена, муза и хранительница наследия Римма Ивановна Куприянова. Простой, но добротный дом, каких немало в пригороде Краснодара. Но заходишь — и сразу попадаешь в удивительный мир прекрасного искусства. 

Моим первым впечатлением было: сколько интересных мест еще есть у нас, их нужно обязательно посещать. 

Борис Флорович Куприянов, коренной сибиряк, родился в 1934 году, окончил Иркутское училище искусств. Работал на Братском художественном комбинате. Занимался офортом и резьбой по дереву, но большую часть своей жизни работал с берестой. В Копанском прошли двадцать последних лет его жизни. И вот уже десять лет его наследие хранит Римма Ивановна Куприянова.

«Маленький принц», «Волки» и «Праздник»

О творчестве Бориса Куприянова рассказано в каталоге его работ. Например, о том, что они выполнены в сложной смешанной технике, он не пользовался красками, их роль выполняла береста, у которой своя безграничная палитра цвета, света и рельефа. Лишь несколько художников в России применяли такую технику. Пластичная мозаика, которой пользуется художник с тончайшим подбором тонов и полутонов, требует предельной точности руки и глаза, художник владел этим сполна. 

Деревеньки, рощи, церкви, Ангара и Байкал, таежные легенды и герои, зима, безмолвие, весенние мелодии и лунные дорожки… Посещая музей, перемещаясь из зала в зал, погружаешься в этот чудесный мир природы и людей, созданный художником. Философия, романтика, любовь к женщине и матери-природе. Есть работы, написанные по мотивам известных произведений, «Маленький принц» и «Алые паруса». Или «Полет Маргариты» по Булгакову. А вот картина «Волки» посвящена тем стереотипам, которые еще встречаются в других странах о России. Римма Ивановна Куприянова много лет возглавляла в Братске комитет по физкультуре и спорту и возила юных спортсменов на соревнования. Приходилось в те годы сталкиваться с таким стереотипом, что наша большая страна — позабытый далекий край. Поездка в Америку и навеяла сюжет для «Волков». 

А «Маленького принца», как-то вспомнила Римма Ивановна Куприянова, Борис Флорович посвятил Аде Роговцевой — тогда знаменитой советской, а теперь украинской актрисе. Но почему-то она в последние годы нашу страну не любит, сетовала Римма Ивановна. 

«Праздник» — это панно о Древней Руси. На нем белокаменный город с золотыми куполами на фоне бурного народного веселья и ликования, девичьего хоровода. «Вечерний звон» передает сочетание прошлого с настоящим: на высоком берегу стоит одинокая церковь, в пруду отражается маленькая деревенька. 

Куприянов-сан сибирской школы

Мастерская художника сохранена такой, какой была при его жизни со всеми его инструментами. 

Римма Ивановна расскажет историю каждой работы. Творчество Бориса Куприянова известно во многих странах, о нем даже снимали фильмы. И еще, когда он жил в Сибири, поклонниками его творчества стали японцы. Иностранцы, которые приезжали в гости к Борису Флоровичу еще в Сибири, как-то посетили музей-усадьбу и удивились, что он — у нас на хуторе, а не в одной из столиц. 

Частые гости музея — студенты Кубанского агроуниверситета. Вот какие впечатления они оставили на сайте КубГАУ:

«В течение 40 лет Б.Ф. Куприянов создавал невероятные коллекции картин и берестяных изделий, используя смешанную технику их написания (интарсия, маркетри, коллаж). Эта уникальная техника нигде не описана. Работы бережно хранит вдова художника Римма Ивановна. Она и выступила для нас гидом по единственному в мире музею, в котором представлены эти удивительные произведения искусства».

Поделился впечатлениями и иркутский автор Павел Кушкин на правовом портале региона, посетив музей своего известного земляка.

«Произведения нашего земляка, заслуженного художника России Бориса Куприянова разошлись по всему миру, о них созданы документальные фильмы в Японии и США, Италии и Греции… Борис Куприянов большую часть жизни связал с Сибирью, — написал Павел Кушкин. — Борис Флорович оставил богатейшее наследие произведений с пейзажами, новеллами, скульптурами, которые после его кончины в 2010 году стали бесценным состоянием его дома-музея. Божеский дар. 

Буквально все творчество пронизано любовью к природе и ее обитателям, в каждой работе — изящество могучих кедров, сосен, березняков, таежных распадков, каскадов хребтов и величавых гор, родников с ключевой водой, больших и малых озер, серебристых рыб, красавцев-лосей, быстроногих оленей и разноперых птиц». 

Из статьи Павла Кушкина мы узнаем и о становлении художника: 

«Борис Куприянов пришел в живопись в начале 60-х после окончания Иркутского училища искусств, когда молодое поколение художников активно стремилось к новому осмыслению действительности. Будучи студентом, он устроился работать в книжное издательство, где познакомился с известным художником 

Г. Леви, ставшим его духовным наставником. Это был подарок судьбы — мастер являл пример бескорыстного служения искусству.

«Настоящее творчество немыслимо без познания действительности», — внушал маэстро. Куприянов внимал советам, побывав на всех грандиозных стройках — Иркутской и Братской, Усть-Илимской и Богучанской ГЭС, на БАМе, ЛЭП-500, строительстве железнодорожной линии Абакан — Тайшет. Добирался вертолетами, самолетами, исходил пешком сотни километров. Мужество и энтузиазм сибиряков оставили неизгладимый след в душе молодого художника». 

А вот еще один эпизод, которым поделился земляк художника:

«После открытия его персональной выставки в Японии в 1994 году мастера спросили:

— Куприянов-сан, какую школу рисунка вы закончили — английскую или французскую?

Борис Флорович улыбнулся:

— Сибирскую».

Да, а теперь он по праву наш земляк. Ведь именно в Краснодаре можно познакомиться с его творчеством. 

От грамот до туесов и панно

Береста — удивительный материал, верхний слой коры березового дерева. Ее еще в древности использовали как кровельный и строительный материал, из нее делали лодки. А берестяные грамоты — письма и записи на коре березы — это богатейший материал по изучению истории. Сегодня береста активно используется в народных промыслах и в художественных произведениях. 

Есть на хуторе Копанском музей-усадьба «Берестяное чудо», где можно ознакомиться с более чем 300 работами известного мастера Бориса Флоровича Куприянова. Это и необычные панно, каждое из которых несет свою философию, и традиционные туеса.

«Берестяное чудо» — один из необычных музеев Краснодара. Три с половиной этажа, где несколько залов и мастерская художника, а гидом выступает его жена, муза и хранительница наследия Римма Ивановна Куприянова. Простой, но добротный дом, каких немало в пригороде Краснодара. Но заходишь — и сразу попадаешь в удивительный мир прекрасного искусства. 

Моим первым впечатлением было: сколько интересных мест еще есть у нас, их нужно обязательно посещать. 

Борис Флорович Куприянов, коренной сибиряк, родился в 1934 году, окончил Иркутское училище искусств. Работал на Братском художественном комбинате. Занимался офортом и резьбой по дереву, но большую часть своей жизни работал с берестой. В Копанском прошли двадцать последних лет его жизни. И вот уже десять лет его наследие хранит Римма Ивановна Куприянова.

«Маленький принц», «Волки» и «Праздник»

О творчестве Бориса Куприянова рассказано в каталоге его работ. Например, о том, что они выполнены в сложной смешанной технике, он не пользовался красками, их роль выполняла береста, у которой своя безграничная палитра цвета, света и рельефа. Лишь несколько художников в России применяли такую технику. Пластичная мозаика, которой пользуется художник с тончайшим подбором тонов и полутонов, требует предельной точности руки и глаза, художник владел этим сполна. 

Деревеньки, рощи, церкви, Ангара и Байкал, таежные легенды и герои, зима, безмолвие, весенние мелодии и лунные дорожки… Посещая музей, перемещаясь из зала в зал, погружаешься в этот чудесный мир природы и людей, созданный художником. Философия, романтика, любовь к женщине и матери-природе. Есть работы, написанные по мотивам известных произведений, «Маленький принц» и «Алые паруса». Или «Полет Маргариты» по Булгакову. А вот картина «Волки» посвящена тем стереотипам, которые еще встречаются в других странах о России. Римма Ивановна Куприянова много лет возглавляла в Братске комитет по физкультуре и спорту и возила юных спортсменов на соревнования. Приходилось в те годы сталкиваться с таким стереотипом, что наша большая страна — позабытый далекий край. Поездка в Америку и навеяла сюжет для «Волков». 

А «Маленького принца», как-то вспомнила Римма Ивановна Куприянова, Борис Флорович посвятил Аде Роговцевой — тогда знаменитой советской, а теперь украинской актрисе. Но почему-то она в последние годы нашу страну не любит, сетовала Римма Ивановна. 

«Праздник» — это панно о Древней Руси. На нем белокаменный город с золотыми куполами на фоне бурного народного веселья и ликования, девичьего хоровода. «Вечерний звон» передает сочетание прошлого с настоящим: на высоком берегу стоит одинокая церковь, в пруду отражается маленькая деревенька. 

Куприянов-сан сибирской школы

Мастерская художника сохранена такой, какой была при его жизни со всеми его инструментами. 

Римма Ивановна расскажет историю каждой работы. Творчество Бориса Куприянова известно во многих странах, о нем даже снимали фильмы. И еще, когда он жил в Сибири, поклонниками его творчества стали японцы. Иностранцы, которые приезжали в гости к Борису Флоровичу еще в Сибири, как-то посетили музей-усадьбу и удивились, что он — у нас на хуторе, а не в одной из столиц. 

Частые гости музея — студенты Кубанского агроуниверситета. Вот какие впечатления они оставили на сайте КубГАУ:

«В течение 40 лет Б.Ф. Куприянов создавал невероятные коллекции картин и берестяных изделий, используя смешанную технику их написания (интарсия, маркетри, коллаж). Эта уникальная техника нигде не описана. Работы бережно хранит вдова художника Римма Ивановна. Она и выступила для нас гидом по единственному в мире музею, в котором представлены эти удивительные произведения искусства».

Поделился впечатлениями и иркутский автор Павел Кушкин на правовом портале региона, посетив музей своего известного земляка.

«Произведения нашего земляка, заслуженного художника России Бориса Куприянова разошлись по всему миру, о них созданы документальные фильмы в Японии и США, Италии и Греции… Борис Куприянов большую часть жизни связал с Сибирью, — написал Павел Кушкин. — Борис Флорович оставил богатейшее наследие произведений с пейзажами, новеллами, скульптурами, которые после его кончины в 2010 году стали бесценным состоянием его дома-музея. Божеский дар. 

Буквально все творчество пронизано любовью к природе и ее обитателям, в каждой работе — изящество могучих кедров, сосен, березняков, таежных распадков, каскадов хребтов и величавых гор, родников с ключевой водой, больших и малых озер, серебристых рыб, красавцев-лосей, быстроногих оленей и разноперых птиц». 

Из статьи Павла Кушкина мы узнаем и о становлении художника: 

«Борис Куприянов пришел в живопись в начале 60-х после окончания Иркутского училища искусств, когда молодое поколение художников активно стремилось к новому осмыслению действительности. Будучи студентом, он устроился работать в книжное издательство, где познакомился с известным художником 

Г. Леви, ставшим его духовным наставником. Это был подарок судьбы — мастер являл пример бескорыстного служения искусству.

«Настоящее творчество немыслимо без познания действительности», — внушал маэстро. Куприянов внимал советам, побывав на всех грандиозных стройках — Иркутской и Братской, Усть-Илимской и Богучанской ГЭС, на БАМе, ЛЭП-500, строительстве железнодорожной линии Абакан — Тайшет. Добирался вертолетами, самолетами, исходил пешком сотни километров. Мужество и энтузиазм сибиряков оставили неизгладимый след в душе молодого художника».