Театр в стиле open air

Директор Краснодарского академического театра драмы
им. М. Горького Ирина Репина:

— За время самоизоляции наши артисты активно осваивали новые площадки для общения со зрителем. В соцсетях театра были представлены онлайн-читки пьес, режиссерская лаборатория, проекты к памятным датам и юбилеям писателей, трехчасовая онлайн-гостиная «Трансляция века» и многое другое. 

Сейчас мы готовимся представить зрителям проект «Открытая сцена». У нас в театре появилось новое пространство, вмещающее до ста зрителей и предназначенное для показов на открытом воздухе. Там прямо сейчас идут репетиции спектакля «Три сестры» Антона Чехова. Режиссером выступит Мария Селедец, она ученица петербургского режиссера Вениамина Фильштинского. 

Ежедневно артисты представляют этюды, направленные на раскрытие образов персонажей, а репетиции начинаются с тренинга, который ведет Филипп Дьячков — еще один ученик В. Фильштинского. Премьера запланирована на октябрь. 

Оркестр перебрался в фойе

Юрий Богатырев, главный дирижер Музыкального театра:

— Для соблюдения всех необходимых требований Роспотребнадзора репетиции музыкантов сейчас проходят не в оркестровой яме, а в фойе. Конечно, есть определенные сложности. Одновременно весь состав оркестра не может собираться, количество людей приходится регулировать. Акустика в фойе совсем не та, что в зале, из-за реверберации звука. Расстояние между оркестрантами очень широкое, это сказывается на ансамблировании. Когда приступим к репетициям в зале, все это придется корректировать. 

Мы с удовольствием готовимся к онлайн-концертам. Это для нас новый формат работы. Но уже с нетерпением ждем встречи с публикой в театре. К открытию мы готовим большой концерт в честь 180-летия со дня рождения Петра Чайковского, в двух отделениях. Очень важно, чтобы было живое общение, контакт со зрителем. Только когда есть взаимная отдача, такая форма позволяет по-настоящему прикоснуться к классическому искусству.

Александр Мацко, главный режиссер и балетмейстер Музыкального театра:

— У нас сейчас очень много интересной работы. Мы занимаемся постановкой большого трехактного балета по роману Льва Толстого «Война и мир». Репетиции проходят ежедневно и длятся по семь часов. Там много сольных партий и кордебалетных номеров, а потому задействованы все артисты. Мы шьем костюмы, готовим к спектаклю декорации и реквизит, так что в цехах сотрудники тоже не тоскуют. 

Но свои особенности в работе, конечно, есть. Мы стали делить балетный класс. На массовые репетиции приглашать артистов составами: сейчас репетирует одна группа, через час приходит другая. И это сложно. Все тоскуют по сцене. Но скоро, мы надеемся, все изменится, и мы откроем новую страницу жизни нашего театра.

Станислав Баксараев, артист хора Музыкального тетра и солист молодежной группы:

— Конечная цель мотивирует. Ты знаешь, что где-то там твой зритель ждет тебя и встреча с ним рано или поздно наступит. И это помогает каждый день приходить, вести прямые эфиры и петь в камеру. Когда интенсивность работы падает, а нужда в живом общении со зрителями, наоборот, зашкаливает, накатывает депрессия. Кажется, что ты никому не нужен и вообще не тем занимаешься. Эти творческие сомнения я преодолеваю с помощью новых проектов. Так, сейчас готовлю сольный концерт из произведений зарубежной эстрады и мюзиклов. Быть может, как меня когда-то вдохновил квебекский певец Брюно Пельтье (я его увидел в мюзикле «Нотр-Дам-де-Пари»), так и, услышав мое творчество, кто-то поймет, что всю жизнь хотел петь на сцене. Да даже если у человека просто поднимется настроение, я буду счастлив. 

Снимаются в сериалах 

Анатолий Дробязко, председатель Союза театральных деятелей, артист Молодежного театра:

— Три-четыре месяца мы были в онлайне: читали, пели, плясали, кушать готовили, зарядку делали, всем занимались — лишь бы работать. Наконец нам разрешили вернуться в театры. И скажу вам точно: репетируют сейчас все. Мы, кстати, доделали и в закрытом формате выпустили спектакль «Нужен перевод». Сейчас приступаем к другой постановке.

Выйти на открытую площадку театру не так-то просто. У драмы, к примеру, есть свой скверик у служебного входа, а Молодежному театру (на Седина) куда выходить? Более того, для открытой площадки нужно переформатировать спектакли, а это непростая работа. 

Каждый из актеров пытается как-то выжить. Я, например, снимался в двух проектах (в комедии ТНТ «Отпуск» и сериале «Семейный бюджет»), и для меня это была хорошая поддержка. Знаю, что многие снимались на побережье. К сожалению, это разовое вливание. 

Алексей Мосолов, актер, режиссер, сооснователь «Одного театра»:

— Частный театр коренным образом отличается от государственного. Там рабочий процесс идет, жизнь не безнадежна. Что касается нашего частного театра, то мы никаких дотаций не получаем. Артисты остаются при театре только благодаря любви к искусству и друг к другу. 

Изредка поддерживали нас зрители: одна семейная пара в период пандемии перечислила театру 50 тысяч рублей. Их мы сразу раздали артистам. Сейчас все находятся в отпуске без содержания и выживают, как могут. Тем не менее мы репетируем новые спектакли. У нас на выпуске «Токсины» по Кшиштофу Бизё. Все надеются, что скоро театры откроются и нормальная жизнь возобновится. 

Проверка на гордыню

Артем Акатов, актер, режиссер «Одного театра»:

 — Пережил всю гамму эмоций — от отрицания ситуации, связанной с пандемией, до ее принятия. Работа в театре сейчас никак не оплачивается, поэтому репетирую там, когда свободен. А вообще езжу курьером от сервиса «Яндекс.Еда», и даже как один из лучших сотрудников получил там значок отличия. Мог бы, конечно, и в книжный магазин пойти на полный день работать, но тогда на репетиции я бы не попадал. Так что выбор был предрешен.

Психологически выйти на заказы было несложно. В театре я и актером, и режиссером, и монтировщиком работал, в гардеробе и буфете стоял. Для меня любая работа в почете: чем-то полезен — уже хорошо. Правда, были моменты неловкости — когда меня узнавали зрители. Конечно, желали удачи, говорили, что ждут, когда театр откроется.

И это тоже своеобразное испытание, вызов в какой-то степени, проверка на гордыню. Сейчас люди разных профессий и разных возрастов работают курьерами, и мы, когда сидим в ожидании заказов, много между собой общаемся. Я понял одно: чтобы быть человеком, главное — не опускать руки. Поддерживает надежда, что скоро театр откроется и мы снова сможем работать.