Когда предают близкие подруги

Марина Сорочан:

— Мы ехали с подругой домой из Усть-Лабинска. Она была за рулем. Пошла на обгон, не справилась с управлением, машина вылетела на встречку, зацепила обочину, нас унесло в поле. Я только почувствовала удар. И через мгновение — все, как черный квадрат Малевича. Ничего не помню. С подругой все было хорошо. Она позвонила домой родителям, за ней приехали и забрали. А я осталась лежать одна в поле. Так пролежала часа два, пока за мной не приехала «скорая помощь».

Ирина Сорочан, мама Марины:

— Об аварии нам сообщил сын. А ему рассказал о ней его друг. Он проезжал мимо, видит, авария. Остановился и увидел лежавшую на земле Марину. Мы поехали в больницу, куда Марину привезла «скорая». Мне говорят: одну привезли. Спрашиваю, темненькую или светленькую. Мне отвечают, что темненькую. А светленькую в морг увезли. Я начала искать Марину. Выбила дверь в приемном покое. Раскричалась… А она, оказывается, в соседней палате запертая лежала. И если бы не ее стон… Давайте, говорю, отправляйте в Краснодар. После такой аварии, отвечают, не выживают.

Марина Сорочан:

— Когда я очнулась, пришла в себя, ничего не понимала, что со мной. Самое главное — совершенно не чувствовала ног. Заходит врач. У тебя, говорит, сломан позвоночник. Шансов на то, что ты будешь ходить, никаких. Я в слезы. Представила свое дальнейшее существование… Подруга приехала ко мне навестить недели через две. Рассказывала о своей разбитой машине. И никакого сочувствия. Мы встретились с ней еще раз, намного позже. Я тогда еще неуверенно, но уже водила машину. Догнала ее, мы посмотрели друг другу в глаза. «Катя, привет, — говорю. — Ты не хочешь у меня прощения попросить?» «Суд все решит», — отвечает, разворачивается и уходит.

Очень трудно было первые два года

— Сложный был период, — вспоминает Марина. — Я жить не хотела. Все плакала — какая-то дикая депрессия. Видела слезы родителей. Понимала, как им тяжело со мной. И их слезы стали для меня мотивацией.

Ирина Сорочан:

— Я ее все завтраками кормила: вот сегодня встанешь, завтра, послезавтра… Мы обязательно пойдем. Полгода проходит, она мне говорит: «Мама, ты меня обманываешь». А как я могу сказать ребенку… Все равно нужно время, надо терпеть, заниматься. И в конце концов мы добьемся своего.

Марина Сорочан:

— До травмы у меня было много жизненных планов. С детства мечтала поступить в университет МВД. Мне вообще нравятся женщины в форме. Свою мечту я осуществила. Поступила на бюджетное отделение. Родители мною гордились: вот, дочь поступила самостоятельно, без всякой протекции. Но после аварии меня, естественно, отчислили, комиссовали, так сказать, по здоровью. Я перевелась в один московский вуз на юридический факультет. У меня были хорошие оценки в университете МВД, и меня взяли сразу на второй курс. Училась на удаленке. Окончила, получила высшее образование. Параллельно обучалась на экономическом отделении. Но экономистом я так и не стала. Поняла, что это не мое. И оставила учебу. Марину не покидает надежда снова научиться ходить. — У меня есть шанс восстановиться, и я не могу им не воспользоваться. Меня всегда будет мучить совесть по этому поводу.

Подиум, любовь и синее небо

Она участвовала в модном показе. Проехала в инвалидной коляске по подиуму, срывая аплодисменты, — гордая, красивая, уверенная в себе.

Марина Сорочан:

— Такие мероприятия дают мне огромную мотивацию. Многие люди, которые передвигаются в инвалидной коляске, в основном сидят дома. Они внушили себе, что жизнь у них не удалась, что им ничего не удастся добиться. А я своим примером показываю, что добиться можно многого, даже несмотря на инвалидность. Главное — огромное желание и стремление к этому. Можно ведь найти подходящую работу. Так что не упустите свой шанс.

С Владиславом Марина знакома давно. До аварии он ухаживал за ней с размахом: цветы, романтические свидания и т.д. Возможно, после аварии у Марины и мелькнула мысль о том, зачем теперь она ему такая. Но она, эта мысль, улетучилась после того, как Владислав первым из всех знакомых и близких пришел навестить ее в больнице с огромным букетом белых лилий.

— Это цветы, которые я очень люблю, — говорит Марина.

Их любовь продолжается и по сей день. И дай бог, чтобы никогда не кончилась. А однажды Марина преподнесла своему возлюбленному сюрприз.

— Я давно мечтала прыгнуть с парашютом. Пролететь по небу и насладиться этим полетом. Договорилась с аэроклубом. Никому из родных и знакомых о своем желании и о том, что готова его осуществить, не говорила. Мне назначили время. Владиславу сказала, чтобы он ничего в этот день не предпринимал и никаких планов не строил. Заезжаем на поле. Владислав в ужасе: «Ты что, прыгать задумала? И я тоже? Нет, я высоты боюсь». И все-таки он прыгнул. На пару с инструктором. Ну и я, конечно, тоже шагнула в бездну с инструктором и в инвалидной коляске. Не знаю, позволил ли себе кто-то когда-то в моем положении совершить такое безумство, но это были самые искренние и яркие эмоции, которые я пережила в своей жизни.