Чем пахнет пещера?

С 2017 года местные спелеологи осуществляют вылазки в ранее открытые пещеры и ищут новые, не отмеченные на картах. Это не те подземные ходы с вырубленными лестницами и ярким искусственным освещением, куда водят туристов на экскурсии. Только дикая и первозданная природа, где еще не ступала нога человека, сталактиты, сталагмиты и — кромешная тьма, с трудом рвущаяся под напором света фонарика.

— Мы выезжаем на разведку два раза в месяц, — рассказывает руководитель спелеошколы, геолог Полина Сомченко. — Наш путь лежит в плато Лаго-Наки, станицу Ахметовскую, Скалистый хребет, горы Лабинского и Мостовского районов. Как правило, координаты новых пещер мы не выкладываем в открытый доступ, чтобы спасателям потом не пришлось выуживать оттуда любопытных зевак. Из недавних открытий — пещера «Три грации». Она находится на границе ледника — это достаточно редкое явление. Еще одну уникальную находку мы обнаружили в Лаго-Наки. В этой местности повсюду известняк, а в пещере есть линза гипса! Подобного явления в тех местах мы еще не встречали.

Отыскать новую подземную локацию только на словах легко. А как это сделать, если пещеры тысячи лет тщательно скрывали нутро от человечества, пряча входы высоко в горах, в объятиях зелени? Геологам известен ответ.

— Во-первых, мы вычисляем удачное расположение с геологической точки зрения, учитывая особенности местности, — говорит Полина Сомченко. — Во-вторых, анализируем космоснимки. Идем и проверяем свои догадки. Бывает куда проще: однажды мы шли по реке и почувствовали запах сероводорода. А это характерный признак того, что рядом есть пещера. Так и оказалось.

Не засыпай — сникерсни

Спуск в любую пещеру (особенно вертикальную!) очень опасное мероприятие. Если к делу подходить халатно, не обойтись без жертв.

— К нашему клубу может присоединиться любой желающий, но все без исключения проходят изнурительную подготовку, — объясняет Павел Белоусов, инструктор спелеошколы и в прошлом скалолаз. — Наша команда состоит из 25 постоянных спелеологов, ставших профессионалами своего дела. Новички же учатся работать со снаряжением, тренируют руки, координацию, внимательность, изучают азы геологии. 

А еще по окончании подготовки проходят тест на клаустрофобию. Некоторые даже не подозревают, что у них есть страх замкнутых пространств, пока не окажутся под землей.

— Мы ведем новеньких в хорошо известную пещеру, предлагаем протиснуться в меандр (узкий извилистый лаз несколько метров длиной) и смотрим, как они справляются, — рассказывает Павел Белоусов. — Застрять там не составляет труда: рюкзак мешается, цепляется за потолок и стены. Тут главное не паниковать. Пролезть через меандр несложно, если умеешь управлять своим телом и знаешь, как его расположить.

— Я тоже один раз застряла в пещере Пикетной, в Лаго-Наки, — вспоминает Полина. — Там «форточка» перекошена вбок и нужно немного провернуться, чтобы вылезти. Я останавливаюсь, чтобы крутануться вбок, и тут меня начинают толкать сзади. Минут 7 они старательно пихали, а я орала: «Остановитесь, вы делаете только хуже!». Но мое тело, как пробка, заткнуло лаз, и камни блокировали голос. Было безумно страшно там остаться стараниями друзей.

Во время беседы спелеологи показывали мне снаряжение: все эти карабины, канаты и кольца выглядят солидно и серьезно. По словам ребят, снаряжение их не подводило ни разу, а вот пещеры пытались избавиться от незваных гостей.

— Смертельно опасная ситуация, когда скалывается точка крепления. Человек, который делает навеску, должен понимать геологию. Есть такие породы, которые могут не выдержать, тот же гипс. Но высшее геологическое образование — не гарант успеха. Однажды у нашего проверенного человека, спелеолога со стажем, вылетело крепление. Ему повезло, что было невысоко. 

Первое правило спелеологов: не расслабляться, пока не дошел до лагеря. Опасность поджидает даже тогда, когда вы поднялись на поверхность земли.

— Гипотермия, — кратко говорит Полина. — В одном из походов на выходе из пещеры мы попали в паводок. Поднимались под водопадом и вымокли до нитки. Погодные условия не радовали — дождь, туман, а до лагеря добираться три часа. Вскоре я начала ощущать симптомы — мне резко стало тепло, при том что я ничего не делала для того, чтобы согреться. Жутко клонило в сон прямо на ходу. Смотрю: мой брат тоже глаза смыкает. Я испугалась за него куда больше, чем за себя, ведь сказала родителям, что мы идем в легкую пещеру. Растормошила, заставила съесть сникерс. Кое-как мы добрели до лагеря и отогрелись. Холод и спешка — наши заклятые враги.

Под землей нет призраков, зато есть блогеры

Спрашиваю ребят, видели ли они фильм «Спуск». Это британский ужастик про жутких тварей, обитающих под землей. Улыбаются, кивают. Говорят, не боятся встретить что-то иррациональное.

— Из животных там только летучие мыши. Они могут полететь в лицо, если вспугнуть, но мы стараемся не светить на них. Все-таки мы гости в их доме. К тому же летучие мыши болеют двумя видами бешенства и от одного из них нет вакцины.

Каждая новая пещера — источник не только геологических открытий, но и ценного материала для биологов. Точнее, не сама пещера, а ее крошечные обитатели. Частенько спелеологи находят виды насекомых, неизвестных науке.

— В двух небольших пещерах метров по 50 в Мостовском районе мы обнаружили любопытных букашек и отправили их энтомологам на исследование. Теперь они добавлены в список фауны нашей планеты. Любая дикая пещера — непаханое поле для открытий. Редкие ученые могут проникнуть туда, а те, кто спускается, не представляют, что искать. Но симбиоз спелеологов и биологов приносит много открытий.

Вылазки происходят не только ради науки. Часто бывает спуск ради самого спуска. Вот блогеры тоже просекли, что людей будоражат подземные приключения. Благодаря пещерному контенту ютубер Дима Масленников набрал 8 млн подписчиков.

— Да, я смотрел его видео и даже написал ему коммент с разъяснениями, в чем он не прав, — смеется Павел Белоусов. — Во-первых, он спускается один. Так делать ни в коем случае нельзя! Даже опытный спелеолог не пойдет в одиночку. Во-вторых, неопреновые комбинезоны не подходят для исследования подземных озер. Когда неопрен намокает, вода согревается от тепла вашего тела, но на суше снова станет холодно. Так можно легко получить переохлаждение. Не слушайте Масленникова, он лишь любитель, который рискует жизнью ради популярности. Если хотите покорять пещеры — при-соединяйтесь к нам.

Железные правила спелеологов

  • Нельзя спускаться в одиночку ни при каких обстоятельствах!
  • С собой иметь два фонарика и батарейки. Темнота — еще один враг спелеологов.
  • Не устраивайте долгие привалы под землей (температура пещер в крае 7-8 градусов, за его пределами бывает и минусовая).
  • Вашему организму понадобится много энергии. Возьмите с собой орешки или шоколадку.

Как не потеряться в пещере?

Полина Сомченко, руководитель спелеошколы:

— Не советую ставить метки, ни к чему портить пещеры. Периодически смотрите назад, запоминайте, как должна выглядеть пещера, когда вы будете возвращаться. Можете записывать все на камеру. А вот карты под землей не сильно помогают: они составляются при плохом свете, так что указаны не все ходы и повороты.

Кстати

От телосложения тоже многое зависит. Толстячки проскакивают легко: жирок перетекает и нигде не застревает. Людям с широкими бедрами сложнее, ведь кость никак не сузить и не смять. Так что пузико спелеологам не помеха.