Что конкретно там будет, решают эксперты на круглых столах. А пока обсуждение в самом разгаре, корреспондент «КИ» прогулялся по этому району с экскурсоводом Андреем Ступаченко и узнал, кто такой купец Лихацкий, что скрывается внутри знаменитого особняка, и как сейчас выглядит будущий исторический квартал.

110 лампочек и банщицы из Варшавы

Двухэтажный особняк купца Лихацкого стоит в самом центре города уже больше века, однако заметить его, прогуливаясь по улице Красной, не так-то просто. Фасад исторического здания прячется за стеклянной высоткой отеля Marriott. Здесь мы встречаемся с Андреем.

— Так кем же был этот Лихацкий? — интересуюсь я у экскурсовода.

— Интересной и неоднозначной личностью, казаком, который сделал себя сам, — отвечает Андрей. — Марк Лихацкий родился в 1840 году в станице Екатеринодарской. Это непонятное образование, находившееся между улицами Горького и Леваневского, просуществовало всего 40 лет. Потом казакам запретили здесь селиться. У представителей этого сословия было два варианта: вернуться в станицы или куреня, к которым они приписаны, или признать себя мещанами. Лихацкий выбрал второй сценарий, что не помешало ему добиться большого успеха.

Купец сколотил огромное состояние на продаже соли, лесоматериалов и металла. В собственности имел земельный участок, на котором возвел несколько домов.

— Знал бы Лихацкий, сколько хайпа будет вокруг его творений спустя 130 лет, точно был бы доволен, — говорит Андрей. — Вот, например, общественная баня, — показывает на трехэтажное кирпичное здание на ул. Длинной, — Лихацкий открыл ее в 1893 году. Архитектор — выпускник бельгийского университета Николай Малама.

Фото: Иван Журавлев, «КИ»

Роскошный интерьер, прачечная с механическими стиральными машинами и все коммунальные удобства — просто невероятно для Екатеринодара того времени. В начале прошлого века в городе не работал водопровод, не было электросети. Но в этой бане была и вода, и паровое отопление, и освещение — целых 110 лампочек.

— Обошлась вся эта красота в 135 тысяч рублей. Невероятные деньги по тем временам! — восклицает Ступаченко.

Места в самой большой бане Екатеринодара хватало всем: и мещанам, и помещикам, и семьям с детьми. Лихацкий относился к этому бизнесу достаточно серьезно, строив его по европейским канонам. Например, все работники бани должны были проходить медосмотр.

— Есть байка, что местные жительницы отказывались от этой процедуры, и сюда приглашали банщиц из Варшавы. Но это не точно, — говорит Ступаченко.

Сейчас в исторической бане находятся помещения коммерческой компании.

Зачем купцу театр?

Направляемся от бани в сторону дома купца. Проходим через шлагбаум возле отеля и попадаем на придомовую территорию особняка Лихацкого.

— В 1909 году в Екатеринодаре появляется два Театра — «Зимний» (Филармония имени Пономаренко. — Прим. ред.) и «Северный», — рассказывает Андрей. — Последний открывает Лихацкий. Это было современное здание с залом на 900 мест. Световое и звуковое оборудование привозили из Москвы и Берлина, а у каждого зрителя был бинокль.

В основном в театре выступали украинские труппы. По словам экскурсовода, это связано со вкусовыми предпочтениями самого Лихацкого.

— Сейчас от театра ничего не осталось, здание сильно пострадало во время войны. После его восстановили и сделали на его месте кинотеатр «Россия». В начале нулевых его снесли. Теперь здесь стоит всем известный отель.

Заколоченные окна и бутылки вина

Дом купца Лихацкого — яркий представитель застройки конца XIX-начала XX века. Здание датируется 1900-1910 годом. Это двухэтажное строение с подвалом и верандой. Фасад сделан из традиционного на тот момент сочетания кирпича и деревянных элементов. Объект олицетворяет классическую эклектику — застройка в таком стиле преобладала в Краснодаре в начале XX века.

Фото: Иван Журавлев, «КИ»

Сейчас двери дома закрыты, попасть туда нельзя, но для нас сделали исключение. Изнутри особняк выглядит еще печальнее, чем снаружи. Жилых комнат здесь около 12. Повсюду валяются доски, кирпичи, строительный мусор, чья-то одежда и документы. Окна заколочены, под толстым слоем пыли спрятан деревянный паркет.

— А правда, что во время строительства отеля это здание использовалось как склад материалов?

— Да, правда.

— И это при том, что уже на тот момент особняк был признан объектом культурного наследия?

На этот вопрос Андрей ответил улыбкой.

Поднимаемся на второй этаж. Под ногами хрустят разбитые стекла. Потолки в некоторых комнатах украшены цветной лепниной, есть даже большой камин. Эти элементы интерьера сохранились только в нескольких залах.

— Смотрите! Тут кто-то даже романтические вечера устраивал, — говорю я, показывая на пустые бутылки с вином.

— Больше не смогут, — отвечает Андрей.

Экскурсовод рассказал, что привести особняк в порядок хотели давно. Были даже желающие сделать это за свой счет. Но все предложения носили коммерческий характер. Например, превратить исторический дом в ресторан. Властей такой сценарий не устроил, и они решили подарить дому вторую жизнь за счет городского бюджета.

— Как думаете, получится восстановить первоначальный вид здания?

— Думаю, да. Здесь достаточно сохраненных элементов интерьера. Должно получиться.

Вместе с домом в порядок приведут всю территорию вокруг. Сейчас она напоминает маргинальный пустырь, поросший сорняками, который привлекает только бездомных.

На прилегающем к особняку участке есть еще семь зданий, которые необходимо охранять. Это четыре объекта культурного наследия (три жилых дома и Дом сестер милосердия), еще три объекта считаются градоформирующими.

Дома с таким статусом нельзя перестраивать или менять их уличный фасад. В ближайшее время будет создана рабочая группа, в которую войдут историки, архитекторы, журналисты и общественники. По архивным документам им предстоит воссоздать в центре города квартал XIX века.

Работа будет проходить в два этапа. Сначала сделают проект реконструкции самого Дома Лихацкого. Пока будет идти реставрация здания, начнут разрабатывать концепцию благоустройства прилегающей территории. Этот участок планируется превратить в полноценный исторический комплекс, в котором будет воссоздана аутентичная среда Екатеринодара.

На этом наша экскурсия подходит к концу. Отправляемся с Андреем в редакцию, где через несколько минут начнется очередное обсуждение темы реконструкции квартала.

— Не хочу, чтобы это дорисовывали, — говорит Андрей, показывая на незавершенную работу итальянского художника на стене Муниципального концертного зала. — Есть в этом рисунке недосказанность, а значить остается и место для фантазии…

— Надо закрепить это в концепции исторического квартала.

— Определенно!

Мнение против: Сен-Мало в Краснодаре?

Историк Виталий Бондарь к идее исторического квартала относится не так оптимистично, как Андрей Ступаченко. По его мнению, это не самое лучшее место для реконструкции.

— Со стороны ул. Красной здесь нет ничего ценного. Территория внутри квартала практически пустая. Там находятся хозпостройки, которые не имеют никакой исторической ценности. Что здесь можно реконструировать? Есть два дома на ул. Красноармейской, которые являются объектами культурного наследия. На ул. Длинной интересный объект — только баня Лихацкого, а со стороны Красноармейской — три жилых и Дом сестер милосердия.

В 2009 году, когда институт урбанистики создавал в Краснодаре концепцию развития центра города, мы хотели сделать в этом квартале зону реконструкции. Мы даже планировали развернуть Дом Лихацкого фасадом к востоку, а между ул. Красноармейской, 93 и 95 сделать туристическую зону, как во французском Бресте. Там есть улица Сен-Мало — отличный пример реконструкции исторической территории. У меня сомнения: будет ли иметь успех историческое пространство, когда над ним нависла куча новых современных построек?