Старая мельница вызывает много догадок и домыслов. В нее не раз проникали любители аномальных явлений, надеясь повстречаться с каким-нибудь призраком или найти спрятанный хозяином клад…

На самом деле это охраняемый законом памятник культуры регионального значения, находящийся в федеральной собственности, – бывшая мельница владельца заводов, пекарен и пивоварен Киркора Киор-оглы.

Внутри – разруха, запустение и обгоревшие стены. Наверху приходится ходить по бетонным перекрытиям, кое-где прикрытым ненадежными досками или древним линолеумом.

Фото: Денис Яковлев, «КИ»

В охранных документах, которыми располагает управление Госохраны культурных объектов, значится, что здание с площадью фундамента 21х14 метров построено в духе позднего классицизма, широкие же проемы из железобетона указывают на влияние стиля модерн. После Октябрьской революции и экспроприации здесь долгое время находился мельзавод №3 треста «Главмука». В 1994 году ветшающее здание передали было Всекубанскому казачьему войску, но то вскоре от него отказалось.

 Администрация краевого центра включала земельный участок в состав инвестиционных площадок, представляемых на Сочинском экономическом форуме, однако инвестора не нашлось.

Неравнодушные к судьбе города краснодарцы предлагали свои варианты преобразования бывшей мельницы: сделать из нее арт-центр или супер-офис со своим неповторимым стилем. Была даже разработана концепция преобразования бывшей мельницы в музей хлеба, что вполне логично. Но вопреки благим намерениям оно оставалось практически бесхозным и продолжало ветшать и разрушаться.

Однако сегодня в судьбе 100-летней мельницы наметились перемены.

В отношении памятника долго шли суды, так как существовал ряд проблем, связанных с правовыми спорами в части арендных отношений, споров по земельному участку, – и это не позволяло Территориальному управлению Росимущества принять оперативные меры по обеспечению физической сохранности объекта. И наконец-то суды завершились, хозяин этого памятника сегодня –Территориальное управление Росимущества по Краснодарскому краю, – рассказал и.о. начальника регионального управления государственной охраны объектов культурного наследия Георгий Давыденко. – А так как объект находится в федеральной собственности, то сразу по завершении разбирательств мы направили собственнику охранные обязательства – на проектирование и выполнение реставрационных работ – с конкретными сроками. Но учитывая, что это федеральные средства и нужно закладывать деньги в бюджет, провести конкурсные процедуры, определить разработчика, быстро это не получится, возможно, что потребуется не один год.

А что там будет после?

Георгий Давыденко объяснил: законодательство не регламентирует назначения помещений после реставрации, это остается на усмотрение собственника. По сути, оно может быть любым, лишь бы не ухудшало его состояния. В нем, например, может находиться банк, современное офисное здание, отель в стиле лофт, ресторан. Пока управление ждет подготовленной документации от собственника – и держит вопрос под контролем.

Радетель нашего города

Киркор Киор-оглы родился в 1849-м, в Екатеринодар приехал в конце XIX века. Иногда в газетах его называли Григорием Ивановичем. Скончался в 1931 году. В начале XXI века его надгробье еще можно было увидеть на Всесвятском кладбище.

Киор-оглы: мельник, пекарь, пивовар. Кем же был этот человек, чье имя сегодня мы накрепко связали с мельницей на ул. Северной?

В истории нашего города, в развитии торговли, экономики в конце XIX-начале XX века заметную роль сыграли персидские подданные – это братья Аведовы и семейство Киор-оглы,

– рассказала кандидат исторических наук Наталия Корсакова.

Прибыв на Кубань в конце XIX века, Киркор Киор-оглы приобрел участок на ул. Гоголевской, где выстроил 2-этажный большой дом (ул. Гоголя, 80). В марте 1903 года он дает объявление в газете «Кубанские областные ведомости» об открытии собственной кондитерской, названной «Феей», и булочной. Со всей Кубанской области к нему приезжали покупать лучшую пасхальную муку. А в пекарне выпекались удивительные пасхи высотой до метра. Любовью у екатеринодарцев пользовались «султанские» бублики с маком, сухой торт мазурка и особенно – «канатовское» печенье. Киор-оглы любил иногда сам печь свои изделия. И тогда непременно указывалось, что пирожные, торт или какие-то булочки изготовлены лично владельцем Киор-оглы.

В 1910 году возле Филипповской дамбы он строит лимонадный и пивоваренный заводы, а во время НЭПа, в 20-х, – огромную мельницу из красного кирпича с железобетонными перекрытиями. Киркор Киор-оглы сам ездил в Германию за дизельной машиной мощностью 350 лошадиных сил. Переработка зерна на мельнице достигла 2 млн пудов в год.  В 1925-1930 годах вся его собственность была национализирована, однако мельницу не закрыли, и в советское время на ней работал и сын, и внук Киора-оглы.