Тогда велся активный поиск инвестора. Преемником стал Южный завод тяжелого станкостроения. В конце 2018 года выпустили первый токарно-карусельный станок, затем еще 15 агрегатов, три из которых были отгружены за границу – в Ригу и на Кубу.

Несколько лет вкладываются средства в развитие производства. Были реконструированы цеха, закуплено новое оборудование. Всего в проект восстановления инвестируется порядка 3 млрд рублей.

Легендарный завод возвращает утраченные позиции. Уникальные станки и обрабатывающие центры кубанского производителя составляют конкуренцию иностранным, они востребованы, в том числе за рубежом.

Чрезвычайно важно, что удалось вернуть на производство людей. Сегодня здесь порядка 130 сотрудников – в основном это опытные рабочие и конструкторы, настоящие сединцы. На предприятии будет создано более 300 рабочих мест, в том числе для молодежи.

И сегодня, пока эксперты подсчитывают ущерб, нанесенный пандемией экономике, Южный завод тяжелого станкостроения ищет новых партнеров по бизнесу. Ищет, находит и заключает с ними контракты.

Европа срывает поставки

Эпидемия коронавируса, впрочем, не прошла для предприятия бесследно: оно было вынуждено на месяц приостановить работу. Но, покончив с карантином, вернулось к производственному графику. Увы, гораздо сильнее пандемия ударила по торговым партнерам завода.

Целый ряд поставщиков не смог вовремя обеспечить нас комплектующими деталями, – говорит Дмитрий Дмитренко, исполнительный директор ЮЗТС. – В списке «опоздавших» и знаменитое предприятие Siemens, и сразу несколько европейских подшипниковых заводов.

Примечательно, что срывы поставок продолжали происходить даже по окончании карантина. Чего себе не позволяет пред-приятие в краевом центре.

Обеденная ложка и форс-мажор

Если вдруг в работе приобретенных у нас агрегатов происходят какие-то сбои, – раскрывает карты Дмитрий Дмитренко, – мы оперативно доставляем покупателям новые детали вместо поврежденных.

Последнее особенно немаловажно – «дорога ложка к обеду». Дело в том, что когда тяжелые станки выходят из строя, останавливается вся производственная цепочка, и чтобы в таком форс-мажоре процесс работы продолжался, заменять детали надо при минимальных затратах времени.

Для этого у нас всегда есть запасные комплектующие, – делится отраслевым секретом исполнительный директор. – Часть, производим сами, часть держим на складе.

А это значит, что в любую минуту по первому же запросу все необходимые запчасти будут доставлены торговому партнеру.

Из северной столицы – в южную

Более 70% реализуемых нами товаров – отработка госзаказов, – вносит важную конкретику исполнительный директор. – В перечне предприятий-заказчиков фигурируют «Уралвагонзавод» в Нижнем Тагиле, завод знаменитого холдинга «Алмаз-Антей», завод «Пролетарий» в Санкт-Петербурге.

Что касается питерских партнеров краснодарцев, то речь идет о корабельщиках, для которых удержаться на плаву – в прямом и переносном смысле слова – без закупки тяжелых станков невозможно. Почему – читатель узнает чуть позже, а пока что о финансовой основе постоянного рынка сбыта. Например, в прошлом году предприятие сумело заключить контракты с целым рядом торговых партнеров в общей сложности на 100 млн рублей. Казалось бы, внушительная цифра, однако все, как известно, познается в сравнении.

В нынешнем году мы законтрактовали продукции на 400 млн рублей, – вводит в курс дела Дмитрий Дмитренко. – Но и это не предел: теперь планируем до конца года в рамках очередного инвестиционного проекта законтрактоваться на сумму до полумиллиарда.

Бензин для идей

Чем объясним столь значимый разрыв?

При заключении торговых сделок рост их финансовой составляющей часто бывает скачкообразным – как, собственно, и в этот раз, – поясняет собеседник «КИ». – Когда реализация проекта завершится, увеличение денежных сумм вновь станет поступательным и плавным.

Кстати, о деньгах. Поговорку «бензин ваш – идеи наши» пока никто не отменял. Креативных идей и проектов у завода хватает, а как обстоит дело с «топливом»?

Регулярно принимаем участие в проектах субсидирования региональных программ краевого департамента промышленной политики, – говорит Дмитрий Дмитренко, – благодаря чему, в частности, в 2020 году нам было предоставлено в рамках субсидий 1,7 млн рублей.

Надо заметить, что обозначенная помощь – не отдельно взятая разовая акция: сегодня можно говорить об эффективности господдержки краевого промышленного сектора. К настоящему моменту в крае реализуется 17 инвестиционных проектов на общую сумму 48,5 млн рублей, благодаря чему ежегодно рост объемов производства на Кубани составляет не менее 3%. Впрочем, помощь государства – не только увеличение ключевых производственных показателей, но и возможность обойтись без сокращения штата даже в нынешний трудный период. Это относится как к известным промышленным гигантам (ЮЗТС), так и к предприятиям масштабом скромнее.

Союз больших и малых

Сегодня в нашем штатном расписании порядка 15 работников, – говорит Андрей Лысюк, директор ООО ПК «Робалс». – Столько же было и до истории с коронавирусом. Дело в том, что мы практикуем, в том числе, и работу по аутсорсингу, – поясняет директор. – В таком формате сотрудничаем с тем же, к примеру, ЮЗТС.

Союз больших и малых игроков на промышленном поле Кубани – это, согласитесь, актуально. Впрочем, мал золотник, да дорог.

40 производимых нами каждый год станков имеют стабильный устойчивый спрос, – говорит Андрей Лысюк. – Среди постоянных партнеров – предприятия нефтяной, газовой, металлургической, авиационной и других промышленных отраслей.

Что касается продукции, то в первую очередь базирующееся в Армавире предприятие производит станки для динамической балансировки турбин, роторов турбокомпрессоров, якорей электродвигателей.

Корабли морские и космические

Более широкий спектр применения у продукции коллег из Краснодара. Современные тяжелые станки, ставшие визитной карточкой краснодарского предприятия, предназначены для производства различных деталей – например, к колесам железнодорожных составов. Впрочем, речь здесь о транспорте не только на суше, но и на море: всевозможные детали сложной конфигурации, без которых корабельный винт большого морского судна функционировать не сможет, тоже делаются на станках, производимых на ЮЗТС.

Да что там суша и морская гладь – берите выше! Настолько выше, насколько это возможно, ведь речь идет… о покорении космических просторов.

Разрезать лазером металл

Действительно, на оборудовании, которое изготавливает наше предприятие, можно производить даже ракетные сопла, – не без гордости сообщает исполнительный директор. – Так что Южный завод тяжелого станкостроения, пусть не напрямую, а хотя бы косвенно, принимает участие и в освоении космоса.

Где вселенский размах, там должна быть и соответствующая инновационная составляющая.

Среди ближайших целей – создание современной технологической платформы, оснащенной дополнительными функциями, – резюмирует Дмитрий Дмитренко. – К примеру, собираемся внедрить в свое производство в числе прочих новшеств обработку металла лазером.

И еще один любопытный проект, пребывающий пока в стадии разработки – роботизация заводских цехов предприятий-партнеров.

Операция «минимизация»

В рамках этого проекта мы изготавливаем станки, которые способны интегрироваться в роботизированные участки заказчиков, — говорит о своем ноу-хау исполнительный директор, – после чего целый ряд важных рабочих операций (к примеру, погрузка-разгрузка товара) сможет осуществляться в безлюдном режиме.

Слово «безлюдный» сегодня в тренде не только из-за пандемии, но и в связи с техническим прогрессом. Производство без рабочих рук – дело ближайшего будущего. Тем не менее штат работников предприятия не только не сократится, но и будет увеличиваться.

Операция «минимизация» проходит совместно с краснодарским заводом, специалисты которого организуют техническую подготовку предприятий-покупателей к работе с новыми станками. Потому что любое новшество, каким бы прогрессивным оно ни было, должно быть отлажено до мельчайших деталей.

Ежемесячно в 2020 году ООО «Южный завод тяжелого станкостроения» отчисляет в виде налогов в городской и краевой бюджеты, всевозможные фонды и прочие организации в общей сложности 2,5 млн рублей. Цифра имеет тенденцию к увеличению: например, в прошлом году налоговые выплаты были приблизительно в два раза меньше.