— Татьяна Викторовна, в тот же Сочи каждый день прибывает несколько тысяч туристов, и там регистрируется по 6-12 человек в день, заболевших Covid-19. А в Краснодаре не проводится никаких мероприятий, и у нас то 12, то 27, то 49 «новичков». На понедельник — плюс 39 случаев. Чем это объяснить?

— Вы делаете ошибку, когда пытаетесь сравнить 1,5-миллионный Краснодар с 450-тысячным Сочи. Пусть на курорте сейчас около 180 тысяч отдыхающих, все равно в два раза меньше, чем жителей в краевом центре. И мы считаем заболеваемость в абсолютных цифрах, поэтому разница кажется такой существенной. Если же сравнивать с заболеваемостью на 100 тысяч населения – а этот показатель самый информативный, то разница между городами будет небольшой. Кроме того, в Краснодаре расположены главные взрослая и детская инфекционная больница, в них сразу доставляют тяжелых больных. И диагноз устанавливается здесь же, поэтому он идет в статистику города.

— Но если посмотреть на заполняемость пляжей на курортах – там же яблоку негде упасть. И не заболевают…

— Этого мы не знаем, потому что туристы приезжают меньше, чем на 14 дней. По возвращении домой будет ясно, подхватили они на отдыхе инфекцию или нет. На пляже рекомендуется соблюдать социальную дистанцию и ничего не есть, так как вирус может попасть в пищу через грязные руки. Купаться же безопасно, потому что через морскую воду, поверхностные слои которой дополнительно получают ультрафиолетовое облучение, коронавирусная инфекция не передается.

— По вашему мнению, почему за последние 7-10 дней стала расти кривая заболеваемости?

— Сейчас мы проводим эпидемиологическое расследование по каждому зарегистрированному факту заболеваемости в тех муниципалитетах, где рост особенно высокий. Краснодар возглавляет этот список, и мы, в частности, выяснили, что всплески в городе были из-за проведения семейных мероприятий, типа дней рождений , свадеб или похорон. Также оказалось, что больные, инфекция у которых протекала в легкой или бессимптомной форме, нарушали самоизоляцию и передвигались по городу. То есть они тоже могли быть источниками заражения. Кроме того, масочный режим практически уже никто не соблюдает. Расследование о причинах роста заболеваемости будет вестись до конца месяца. Его результаты помогут нам ввести адекватные меры в августе и понимать, как вести себя в сентябре.

— 31 марта, когда губернатор ввел в крае карантин, заболеваемость была намного ниже, чем сейчас. Так почему мы до сих пор не на карантине?

— Тогда ситуация была совсем другой, очаговость иная. Сейчас очаги заражения в основном домашние, весной же было много очагов в коллективах — тогда заражались десятки, сотни человек, почему и закрывались отделения и целые больницы, предприятия и организации. На сегодняшний день массовой заболеваемости в коллективах нет, если и регистрируются, то единичные случаи.

— Как тогда мы «узнаем» вторую волну, если она придет. Какие у нее «признаки»?

— Вторая волна — это выраженный  подъем заболеваемости, который будет в разы превышать статистику за предыдущие дни. Сейчас прирост заболеваемости составляет 15-20%, а во время второй волны – в разы. Например, сегодня 30 человек – а завтра 60. Но, возможно, это будет одноразовый всплеск: после свадьбы, например. Чтобы понять, что это волна, она должна держаться несколько дней. То есть каждый день должен происходить такой же или больший прирост.