И шли, и ехали посмотреть на невидаль…

 Грандиозным событием стало для екатеринодарцев прибытие первого паровоза в 1888 году. Толпами повалили горожане смотреть на «чугунку»: прибывший поезд оглядывали со всех сторон и даже ощупывали. И хотя скорость первых поездов была по нынешним меркам смехотворной – 33 км/ч, железнодорожников причисляли к элите – почти к космонавтам  времен первых полетов.

Здание вокзала было открыто 25 июня в 1888 году. Площадь – 38 квадратных саженей (одна сажень равна 2,134 м).

Роскошь и комфорт в поездах и вокзальных ресторанах 1-го класса вызывали у путешественников бурю восторга.

 – Это была довольно изящная постройка, украшенная красно-коричневым кирпичом, с башенками в европейском стиле. Внутри пассажиров встречал огромный зал, украшенный орнаментом из цветных камней. На 2-м этаже находился приличный ресторан, работавший круглосуточно, – рассказала Наталья Корсакова, заслуженный работник культуры Кубани.

Неудивительно, что все торжественные мероприятия – приезд знаменитых артистов, общественных деятелей, да что там – царей – в Екатеринодаре начинались с вокзала. В числе самых знаменательных – встреча императора Александра Третьего с супругой и наследником престола с  Николаем Вторым 21 сентября 1888 года. Судя по  репортажу «Кубанских областных ведомостей», в зале висел огромный царский портрет, играл симфонический оркестр, было много цветов. В октябре 1914 года вокзал встречал императора Николая Второго – тот следовал на Кавказский фронт, в Тифлис. По случаю  боевых действий прием был более скромный – хотя встречали императора представители чиновничества, казачества, купечества, после чего от вокзала он на автомобиле выехал на улицу Красную.

 А вот был случай

 На фото: Андрей Шкуро. Его «Волчью сотню» называют первым русским спецназом.

 В октябре 1907 года газета «Кубанские областные ведомости» сообщала, что казачий офицер Андрей Шкуро вместе со своими сослуживцами ждал на екатеринодарском вокзале поезд в Новороссийск. Он зашел в ресторан и услышал, что музыканты играют «Марсельезу». Возмущенный Шкуро подошел к оркестру, вызвал директора ресторана, помахал перед его носом шашкой и заставил играть «Боже, царя храни». После отъезда казака директор доложил наказному атаману о неподобающем поведении офицера, однако, как значится в деле, хранящемся в краевом Госархиве, наказной атаман Михаил Бабыч распорядился на первый раз «офицеру Шкуро простить это событие»

 Кто строил первый екатеринодарский вокзал?

Это был барон, инженер путей сообщения Рудольф Штейнгель, участие принимал и инженер Александр Жук – именно его могилу с памятником мы видим сегодня, выезжая  на трамвае из виадука в сторону ул. Вишняковой. Происходило это под руководством наказного атамана Николая Кармалина и городского головы Василия Климова. Указ о строительстве вокзала был утвержден самим императором, а когда его открыли, император наградил всех участников строительства: присвоил звание почетных граждан Екатеринодара.

Уже в 1900 году к станции было приписано 44 паровоза, из них 12 пассажирских. А в 1912-м, по данным газеты «Кубанские областные ведомости», на станции продали большое количество железнодорожных пассажирских билетов – аж 524! 

Дворец, который рвется в облака

В годы Великой Отечественной войны вокзал был разрушен. Сначала его хотели восстановить, однако быстро поняли, что не удастся и нужно строить заново. Проект включал в себя  не только здание самого железнодорожного вокзала, но также Управления отделения Северо-Кавказской железной дороги и автовокзала (в перестроечные времена его занимала таможня).

Величественное, в силе сталинского неоклассицизма, оно было в три раза больше прежнего. 

 – Здание вокзала было построено по проекту академика  Алексея Душкина, хотя тогда его участие не афишировалось, – говорит историк архитектуры Виталий Бондарь. – Это советский неоклассицизм послевоенной поры, когда совсем откровенно начали копировать классические мотивы. Отличительные черты этого направления – колонны, капитель с советской символикой, треугольные фронтоны, шпиль над центральной башней. У нас в подобном стиле тогда же были построены здание крайкома партии, кинотеатр «Россия». 

В отделке здания было применено множество ценных материалов: панели и ступени главной лестницы облицованы мраморной плиткой, тамбуры входов, двери сделаны из дубового массива. Потолки вокзала богато отделаны лепным декором и расписаны, центральный зал украшен просторным куполом.

 – Мы жили рядом, на улице Вокзальной (сейчас Бр. Дроздовых), – вспоминает краснодарка Анна Колодкина. – Мне было года четыре, и бабушка водила меня на вокзал – любоваться. Это был  величественный дворец, а внутри – сверкающие мраморные стены, купол с небесным сводом, по обеим сторонам стояли какие-то исполины. Бабушка объясняла, что это Ленин и Сталин. И среди всей этой роскоши – совсем не подходящие к ней какие-то старухи в  серых ватниках, в клетчатых платках с рогожными кошелками, – приметы бедной, послевоенной жизни. Статую Сталина скоро убрали, какое-то время на его месте стояла кадка с пальмой, а потом водрузили Карла Маркса, который стоит по сей день.

Десятилетиями знаковым местом для краснодарцев оставался железнодорожный ресторан. 

 – Помню, в студенческие годы, когда нужно было срочно купить спиртное или сигареты – ночных магазинов-то не было, – ехали в аэропорт или на вокзал, а еще, если кого-то провожали, то приезжали за час-два, чтобы просто там посидеть, – вспоминает Виталий Бондарь.

Вместо нынешнего бизнес-ланча бюджетно пообедать в ресторане предлагала система «стол-экспресс» (это тот самый обед, из-за которого все закрутилось в фильме «Вокзал на двоих»).

Перекусить на ходу предлагали в выкидных буфетах. Так назывались  прилавки, что размещали в залах вокзалов, и уличные ларьки с застекленной витриной. В них продавались шкалики с водкой и коньяком, которые можно было взять в дорогу, и бутерброды с колбасой и сыром.

В течение 50 лет здание Краснодарского вокзала ежегодно принимало тысячи гостей Кубани, радуя их взор своим величием и красотой. Но время порой безжалостно к творениям людей, и к началу нового века потребовалось провести серьезный ремонт вокзального комплекса. К основному зданию пристроили два 3-этажных крыла (северное и южное). Очень быстро пассажирская жизнь переместилась в эти современные пристройки. А центральная часть как бы потерялась, стала меньше, но все равно продолжает радовать своей красотой и изысканностью.

Хиты советского общепита

«Светлячок» на углу Красной и Свердлова (ныне Карасунской) был одним из первых кафе-стекляшек, появившихся как грибы после дождя в 60-е годы прошлого века по всей стране.  Архитекторы искали легкие и прозрачные образы, противопоставляя их монументальности сталинской эпохи.

 – И не лень же было нам, школьницам, трястись на трамвае из Пашковки в этот «Светлячок». Для  станичных девчонок это был выход в свет, приобщение к городской жизни и цивилизации, – вспоминает 70-летняя краснодарка Ирина Задорожная. 

Заведение общепита было необычным – со стеклянными стенами и фирменным блюдом – и разительно отличалось от скучных буфетов и столовок (в злачные места – рестораны – мы пойти бы не отважились, да и дорого). А тут – чебуреки всего за 30 коп. три штуки: горячие, надутые, с соком внутри. И натуральный томатный сок всего за 10 коп., яблочный сок был с мякотью – тоже новинка пищевой промышленности той советской поры.

 – Краснодарский общепит в целом был невкусным, – продолжает Ирина Задорожная. – Однако мы знали места, где какие-то блюда готовили замечательно. И целенаправленно ходили туда есть именно их. Как сейчас помню, в начале 70-х это были бефстроганов в ресторане «Центральный» (на углу Мира и Красной) и очень вкусная солянка в ресторане «Кубань».