От чугунков до модерна

Кажется, здесь можно найти все и по любому вопросу получить консультацию. Тут все друг друга знают годами и очень не любят лишних вопросов. «Что вам? Что-то конкретное ищите? Скажите — достанем!» Но где и как — это, как говорится, секрет фирмы. Свои каналы ни за что не сдадут, как и не расскажут про коллекционеров. Все, что на виду — пожалуйста, рассматривай, спрашивай, торгуйся, покупай. От посуды из тончайшего фарфора и старинных безделушек до всевозможных чугунков, старой фототехники, кукол, книг, пластинок. Идем дальше: самовары, старые коляски, декоративные изделия из дерева и глины, инструменты, электротехника, монеты, монеты, монеты…

Подходим к одному из развалов. В глаза бросается гобелен. Прежде чем я что-то успеваю произнести, продавец выпаливает: «Две тысячи! Торг уместен, потому что без рамки». Заверил, что это гобелен Альфонса Мухи — ярчайшего представителя стиля ар нуво (модерн). Живописец, плакатист, театральный художник и дизайнер, он по сей день завоевывает сердца любителей красоты. Особую славу снискал благодаря ярким женским образам в своих картинах. Может, его взять в подарок? Но нет, пока решили еще походить, присмотреться.

Для художественного образа и не только

Протискиваемся дальше, утопая в пестроте ассортимента. Замечаем среди россыпи старины и новоделы, конечно, но некоторые весьма приятные, как, например, стилизованная китайская кукла «на зонте». 

— К нам немало и дизайнеров обращается, ищут детали интерьера. Приходят и те, кто занимается восстановлением антикварной техники, оборудования, историческими реконструкциями, — рассказал Ян, который торгует на блошиных рынках уже много лет. — У меня тут чисто мужской ассортимент, вы у соседки поспрашивайте.

— А у вас что берут?

— Различные инструменты, выпущенные еще в СССР, посуду, вот, к примеру, старинную чугунную, — отвечает мой собеседник.

Я обратила внимание на совершенно роскошные рыночные весы. Как мне объяснили, они были изготовлены в Одессе еще в начале прошлого века. Чугунки мне тоже понравились, а еще старые новогодние маски начала XX  века.

— На день рождения подарки ищут тоже?

— Конечно. Спрашивают  разное — начиная от муляжа гранаты, пепельниц старинных и заканчивая казаном или большой старинной сковородкой, — говорит Ян.

Как рассказала продавец посуды и бижутерии, не так давно молодой мужчина искал для мамы столовый сервиз из своего детства, даже фотографию приносил. Ему отыскали точно такой же.

А не «захомутать» ли его? 

Многие из тех, кого мы встретили в рядах блошиного рынка, торгуют и в интернете. Туда мы, естественно, тоже заглянули, пролистав запросы и предложения на разных сайтах. Первое, что бросилось в глаза: расписные ставни, хомуты и прялка с фонарем и изящной работы патефон. Нет, подумала, ставни нашему имениннику не нужны, хомут тем более. Может быть, вот эти чудесные плетенные короба или расписные самовары? Долбленые корыта конца XIX — начала XX века или старинный японский фарфор? И тут я увидела станок для изготовления конфет монпансье 1802 года выпуска? О! Такой бы я и себе приобрела с удовольствием!

Кто знает, куда бы еще завели нас поиски подарка, если бы не позвонил сам именинник и не заявил, что мечтает обучиться основам каллиграфии. Все решилось само собой: он получил в подарок дореволюционный письменный набор —  перьевую ручку с декором, чернильницу из мрамора и бронзы и аккуратный подсвечник (вдруг свет отключат!). Виновник торжества был счастлив, но после дня рождения заметил, что не меньше мечтает и о старой пишущей машинке. Что ж, знаю теперь, где ее искать!

Кстати, на барахолке я была впервые. На ул. Путевой она какая-то очень неухоженная, что ли. С одной стороны, люди действительно умудряются найти сокровища за бесценок — шедевры знаменитых художников, исторические реликвии и драгоценности могут скрываться в самых неожиданных местах. Но, мне кажется, разобраться в ценности экземпляра на прилавках краснодарского блошиного рынка получится  разве что у знатока. А для любителя этот товар в большинстве своем всего лишь отжившее барахло. 

Подслушанные истории

Тема личных коллекций на блошиных рынках обычно не обсуждается. Но мне повезло. Два коллекционера-любителя —  Аркадий и Михаил  (в статье имена изменены), с которыми я познакомилась во время поисков «милой старины», рассказали, как к ним попали некоторые предметы.

Орел без короны и лилия без королей

Это очень необычный подстаканник. Такие изготавливали в частных артелях в период между Февральской и Октябрьской революциями. Определить временной промежуток помог изображенный на подстаканнике двуглавый орел: он не похож на привычного для нас самодержавного. Это так называемый орел Временного правительства — без корон, скипетра, державы, гербов земель и георгиевского щита. Спереди на подстаканнике изображена лилия, стилизованная под ту, что красовалась на гербах французских королей. Странный дизайн, но все же…

— Подстаканник этот валялся в мусорной куче на даче у моих знакомых. Темный, закопченный весь. Я случайно нашел, почистил, и теперь мы имеем прекрасный образец артельного творчества России 1917 года. Почему кустари решили рядом с орлом еще и лилию поместить, так и остается загадкой, — рассказывает Аркадий.

Таинственные буквы и нож с верблюдом

Когда-то на нашей улице жила пожилая женщина. Знаю, что родилась она еще в начале прошлого века. Доживала свой век одиноко, и все мы, соседи, помогали ей чем могли. Незадолго до смерти она решила отблагодарить меня. Зная, что я увлекаюсь стариной, подарила вот эти две вещицы, которые хранились в ее семье, — делится Михаил.

Первая — табакерка XVIII века. Судя по орнаменту и стилю, английская. На донышке нацарапаны две буквы: «И. К». 

— Нанес их человек с хорошим почерком, скорее всего, умеющий рисовать. Процарапаны они иглой, а не штихелем. Почему именно эти буквы, тоже непонятно. С инициалами прежней владелицы они ничего общего не имеют, а сама она ничего по этому поводу не объясняла, — рассказывает коллекционер.

Второй подаренный старушкой предмет — нож для бумаги, с надписью «Реддавей. Ремень» и изображением верблюда. Как сообщил Михаил, в начале прошлого века довольно известной была фирма, изготавливающая приводные ремни для всякой техники, причем исключительно из верблюжьей кожи.

— Полагаю, что этот нож был сделан в рекламных целях, в числе прочих брендовых штучек. Скорее всего, коммивояжеры их раздавали хозяевам заводов, мельниц и прочим при заключении контрактов в качестве бонуса, — поясняет Михаил.

Крестьянский клад

Напоследок Аркадий рассказал о том, как однажды обнаружил самый настоящий клад: 

— Мой старый товарищ купил дачу на хуторе Осечки. В один из выходных дней он попросил помочь ему снести старый дом. Когда мы разобрали венцы, в одном из углов обнаружили чугунок с монетами разных эпох, в том числе и зарубежными. Например, там был средневековый солид. Состояние монет, увы, было ужасающим. Однако предполагаемую дату закладки этого чугунка установить можно — это первое десятилетие XX века.

Кто же и зачем спрятал его? Может быть, бывшим хозяевам этого участка что-то известно? Приятели разыскали их. Оказалось, что эта семья переехала на Кубань после войны, и этот дом уже тогда был заброшенным. Строение им передал сельсовет, и установить, кто был хозяином чугунка, по прошествии стольких лет очень сложно.

Может, какой-то крестьянин решил приберечь на черный день собранные в разное время монетки, а спрятал специально, потому что опасался грабителей  или сам же добыл этот чугунок нечестным путем. Нам остается только предполагать.

История на фото с барахолки

 Дядя Жора продемонстрировал нам стереофотоаппарат 70-х годов прошлого века. Мы спросили, что чаще всего спрашивают покупатели. Ответил —  просроченную пленку, потому что дешевле, а также бинокли разных калибров. Молодежь интересуется старыми фотоаппаратами. «Цифра надоела, видимо, перешли на «Зениты», — подытожил дядя Жора.