Раздался выстрел и сразу вслед ему женский крик: стало ясно, что преступники идут вдоль Покровского озера. Дорогу им перекрыл грузовик. Случайность? Нет. За ним с поддержкой опергруппы в форме гаишника на желтом мотоцикле М63 притаился он — коллекционер старинной авто- и мототехники Виктор Толяков. 

Победа, Волга и Москвич

Съемки в кино для коллекционера — одна из возможностей показать свою технику. А ее у Виктора собралось немало — более 50 мотоциклов и около десятка машин, и все XX века. Ему — радость, а киношникам — достоверность картинки, ведь найти необходимую модель, давно вышедшую из повседневной жизни, даже им достаточно сложно. 

Любовь к мотоциклам, как признается Виктор, у него с детства, с трехколесного велосипеда. Даже в техникуме, обучаясь на фрезеровщика, он грезил работой водителя. В 16 решил сдать на права и пошел учиться в ДОССАФ. Составить ему компанию из однокашников никто не захотел: в Краснодаре машин было мало, тратить время на занятия смысла не имело. 

Тогда на Дубинке, где он жил, всего три машины разъезжало: Победа, 21-я Волга и соседский (на 1-м Вишняковском проезде) Москвич. Когда сосед приезжал на «Опель Капитане» (он работал водителем в КубГУ, куда по разнарядке из Москвы трофейную технику выдали), на машину сбегалась смотреть вся детвора в округе. А мотоциклов вообще не было. 

— Мы не только крутили руль, как сейчас молодежь, но знали матчасть и все ремонтировали сами. Ведь тогда ни автослесарных, ни шиномонтажных мастерских не существовало, — вспоминает Виктор.А потому, увидев на рынке РМЗ Минск М1 без двигателя, он абсолютно не смутился. Очарованный его стариной, он повелся на слова продававших его пареньков, и, заплатив необходимую сумму, отправился по указанному адресу забирать мотор. И не знал, что его ждет. 

С метлой вместо двигателя

Был ли бывший пленный немец участником сговора или его тоже лихие продавцы надули, но едва Виктор о моторе заговорил, как тот за ним с метлой погнался. Пришлось ГАИ к конфликту привлекать, ведь документы-то на руках у Виктора были. Немца, как оказалось, предыдущего хозяина мотоцикла, будущий коллекционер не обидел, заплатил ему за двигатель, но долгое время к подобным предложениям потом относился с подозрением. 

Но однажды Толяков узнал о продаже двух немецких мотоциклов. Дрогнуло что-то в его душе, поехал смотреть. Один был собранный, и за него просили баснословную сумму, а другой лежал в виде горки металла темно-синего цвета со странным рулем сверху.

Продавец рассказал, что купил его в таком же виде у старика в доме на углу улиц Красной и Северной. Когда немцы бежали из Краснодара, то из-за спешки оставили много техники, а тот, не будь дурак, мотоцикл себе утянул. Но испугавшись приказа 45-го года, согласно которому за хранение трофейных вещей полагался расстрел, разобрал его на части и спрятал в подвале. 

— Так и пролежал он десятки лет, пока мой продавец каким-то образом не узнал о нем и не уговорил старика продать. Гора перешла к нему, а затем за 300 долларов (он тогда шести рублям равнялся) ко мне. А я превратил ее снова в мотоцикл, — рассказывает Виктор. 

Случай таких «закладок» в Краснодаре не единичный. Знакомые Виктора, жившие возле 46-й школы на улице Ким, купили Волгу. В гараж машина не влезала, и они решили его расширить. Пробили стену, чтобы удлинить фундамент, и откопали… немецкий мотоцикл. Потом узнали, что во время войны в школе работал фашистский госпиталь, а в этом доме жил его врач. После войны людям приходилось тяжело, и расставаться с трофеями они не хотели, прятали, как могли, в надежде позже использовать. 

Еще одного «немца» Виктор привез из Нижнего Тагила. Там на сталелитейном заводе в те времена переплавляли трофейную технику. Люди договаривались с охранниками, и те сбрасывали им мотоциклы с подходящих эшелонов. На одном из «выживших» — БМВ Р75 — Виктор сейчас участвует в реконструкциях. Говорит, раньше на таких ездила полевая фельджандармерия, ее сотрудники на перекрестках проверяли документы. 

Не доехал — расстрел! 

Есть в коллекции Виктора и советские военные мотоциклы МВ 650 с коляской и МВ 750, он их прибрел в воинской части в Кущевке, когда упраздняли мотоциклетный полк и распродавали его технику. Их коллекционер использует по праздникам, например, для поздравления ветеранов и памятных пробегов. Говорит, хоть техника и одного с немцами времени, а сравнивать ее никак нельзя.

— Немецкие мотоциклы специально для войны готовились. У БМВ Р75 есть рычаг задней скорости (такого ни у кого не было), мультипликатор повышен- ной и пониженной мощности (как на Ниве), блокировка моста (мог тянуть пушки), транспортное крепление пулемета, чтоб не болтался при езде по дороге, выведенный глушитель для движения вброд, — рассказывает Виктор Толяков. 

У нашей техники, по словам коллекционера, такого и близко не было. Конечно, инженеры старались не отставать, придумывали разные приспособления, улучшали модели. Ведь на войне, если приказ не выполнил, и из-за тебя погибли люди, сразу расстрел. 

— Даже на мотоциклах военного времени ездить сейчас сложно, не говоря уж о моделях 20-30-х годов: подвески, по большому счету, у них нет, одна сухая рама. При движении весь трясешься, малейшую неровность асфальта ощущаешь. Технические характеристики у них слабые, а на дороге сейчас все подрезают, опасно. А потому большинство мотоциклов у меня стоит в качестве макетов (с оригинальным наполнением), а остальным, чтоб завестись, несколько тросиков нужно. Я купил прицеп и для показа просто их перевожу, — рассказывает Виктор.