«Не дождетесь!» 

Первый вопрос, который ему всегда задают в начале разговора:

— Как здоровье, Евгений Васильевич? 

— Не дождетесь. Бывало и похуже. Первый раз в больницу пришел героем. Меня выслушали и сказали: «Ладно, иди подумай, отдохни». Уже лежа на больничной кушетке, думал: быстрее бы встать. После операции, когда очухался, хотел, чтобы меня пристрелили. Дай бог здоровья хирургам, руководству краснодарской краевой больницы, где мне сделали операцию. Им я обязан своей жизнью. 

А ведь я сначала собирался оперироваться за рубежом. Но знакомые молодые ребята меня отговорили, сказали, что наши врачи не хуже заграничных. 

Прооперировали меня. Потом два месяца реабилитации в санатории в Горячем Ключе. Обнаружились другие проблемы, опять меня в краевую отправили, там полтора месяца провалялся. 

Нелегко, конечно, было. Да и сейчас тяжеловато. А может, постарел? Приду домой, свернусь калачиком, посплю… Встану — опять о работе думаю. 

— Вы очень эмоционально ведете тренировки и руководите игрой команды. Сейчас вам кричать нельзя. Трудно сдерживать эмоции?

— Приходится одергивать себя. Врачи рекомендовали не нервничать. А какая тренерская работа без нервов? Есть определенные вещи, когда без повышения голоса трудно достичь желаемого результата. 

В свое время я был свидетелем такой сценки. На сборах с нами находилась сборная СССР по спортивной гимнастике. В столовой обедали вместе. Гимнастки обычно очень маленькие ростом. А знаменитая Людмила Турищева была повыше, постройнее остальных. Девушки должны были следить за своей фигурой, соблюдать диету, чтобы не наесть лишние килограммы. Однажды за завтраком Турищева что-то лишнее съела. Ее тренер Владислав Растороцкий подошел к ней сзади и отвесил размашистый подзатыльник. Ну если человек по-хорошему не понимает. 

Ты бежишь, бежишь, а тебе говорят: «Посиди, отдохни»

— Вам предложили после болезни «свадебную» должность в Российской Федерации гандбола. Вы удовлетворены ею? 

— Если честно, я делаю вид, что доволен своей ролью «свадебно- го генерала». Представьте себе, вот ты бежишь, бежишь, бежишь всю жизнь, и вдруг тебе говорят: «Посиди, отдышись». Меня не раз отцепляли от гандбола. Я думал, вот брошу работу, стану жить в свое удовольствие. 

Не получается. Все время подглядывал за гандболом в замочную скважину. И наконец понял: ведь это моя жизнь. И все начинал заново. 

Тут вопрос в другом. Каждый должен работать там, где он настоящий профессионал. Знаменитый афоризм Сталина «Кадры решают все» актуален и будет таковым во все времена. И эти кадры надо готовить с раннего возраста. 

Далеко не всякий олимпийский чемпион может стать выдающимся тренером. У нас вот звезд ставили на руководящие должности в российском спортивном министерстве. Ничего революционного в отечественном спорте за время их правления не произошло. Олимпийский чемпион — это не профессия, это звание. Сегодня ты залез на пьедестал, завтра слезешь с него. 

Раньше как было, привели пастуха поступать в спортивный вуз. Поставили на низкий старт. Он встал, отряхнулся и обошел всех остальных на круг. 

Сейчас такого нет. Без специальной подготовки трудно найти свое место в жизни. Я два раза пытался заняться бизнесом. И оба раза оставался без штанов. А чтобы чего-то достичь в своей работе, надо иметь 10 процентов таланта. А остальные 90 — успеха: это пот, кровь, сопли… 

«Девятью игроками чемпионат мира не выиграешь»

— Вы со сборной России завоевали золото Олимпиады в Рио-де-Жанейро, выиграли четыре чемпионата мира… 

— Пять. Я был вторым тренером у Максимова, когда мужская сборная России стала чемпионом мира. 

— …А на последнем мировом первенстве присутствовали уже не как тренер. В качестве кого? 

— Одним местом жевал кресло на трибуне. Смотрел все матчи сборной России под руководством Амброса Мартина. В том числе и проигранный поединок сборной Нидерландов. Вот многие после игры говорили, дескать, девушки не проявили характера в этом матче, уступили голландкам в боевитости. 

Это не так. Они просто были уставшими. До этой игры про- вели семь матчей практически вдевятером — играли в основном ростовчанки. Амбросу надо было передернуть состав, дать в предыдущих матчах больше игрового времени резервистам, молодым гандболисткам. 

Ты сидишь на трибуне, мысленно весь в игре, понимаешь все, что происходит, но изменить ничего не можешь. Это страшно. 

Надо делать ставку на своих

— Ваше отношение к иностранным специалистам, возглавляющим российские клубы, работающим в сборных России? К игрокам-легионерам?

— Если в твою калитку рвется кто-то посторонний, ты будешь защищать свой двор. Это так. 

Среди иностранцев есть немало высококвалифицированных тренеров, которые работали и работают в России. Но это не их страна. И они не будут биться за нее, как за свою державу. За нее будет сражаться, не жалея себя, наш, российский человек. 

У нас были такие тренеры — Валентин Шиян, Александр Тарасиков, Владимир Максимов… Эти люди — настоящие патриоты своей страны. И они готовы были на все ради победы. У каждого из них было огромное желание быть первым. А что иностранец? Поработал сезон-два, забрал бабки и уехал. В большинстве своем зарубежные спецы равнодушны к результату. Я знаю только одного, который честно и результативно отработал свой хлеб в России. Это Гус Хиддинк. Он привел сборную России по футболу к призовому месту чемпионата Европы.

Но стоило Хиддинку увеличить требования к футболистам, заставить их работать с большей отдачей, они возмутились и пошли в бар. Меня несколько раз приглашали поработать за рубежом. Контракты хорошие предлагали. И каждый раз я размышлял — а что я там буду делать, как буду работать? И всегда отказывался, несмотря на очень заманчивые предложения.

Что касается иностранных игроков в российских клубах, то они, на мой взгляд, перекрывают дорогу молодым перспективным российским футболистам, которые не могут проявить себя из-за легионеров, купленных за большие деньги, имеющих высокую зарплату, и которым в основу зеленый свет. 

Возьмем баскетбол. Нашу доблестную Красную армию, я имею в виду ЦСКА, представляют наполовину слишком сильно загорелые бойцы. То же самое можно сказать о большинстве остальных российских баскетбольных клубов. 

В этом плане пример надо брать с волейболистов. Клубам разреши- ли иметь только двух иностранцев в составе. И российский волейбол стал подниматься. В первую очередь мужской, который после ухода Алекны немного сдал свои позиции. 

Нужна жесткая конкуренция

— Как нам воспитать своих звезд, которые не уступали бы в мастерстве зарубежным?

— Во всех игровых командах должна быть высочайшая конкуренция. Меня девочки, мои подопечные, спрашивают, Евгений Васильевич, а вы в сборной не играли? Не играл. За мной десяток стоял жадных до игры, амбициозных и талантливых игроков. 

А вратарская конкуренция когда-то в СКИФе какая была… Анатолий Скрипник — первый номер команды, а его подпирают еще шесть-семь вратарей — подвиньтесь, дядя, уступи свое место. Из команды уходят в другие клубы ее ведущие игроки? Надо создать такой запас прочности, чтобы их уход прошел безболезненно. 

Из СКИФа не так давно ушли несколько игроков. Взамен ушедших пришли молодые воспитанники краевого Центра олимпийской подготовки. И команда осталась на плаву. 

Чтобы создать такую конкуренцию, необходимо изменить отношение к работе детских спортивных школ. Такой пример. В Санкт-Петербурге три гандбольных школы, в том числе и женская. А команды женской в суперлиге нет. Спрашиваю работников школы, а куда ваши выпускницы деваются? А черт его знает, отвечают. Зачем тогда вообще такая школа?

Вот у нас, россиян каждый раз возникает настоящий ажиотаж по поводу выборов президента США. Да все равно, кто там будет править несколько лет — Рейган, Обама, Трамп… Все они одинаково и исправно выполняют требования созданной десятилетия назад системы. Вот и нам в спорте надо создать такую систему подготовки спортсменов, и чтобы она работала без сбоев. 

— В последние годы из «Кубани» в «Ростов-Дон», ЦСКА, «Ладу» перешло много ведущих игроков. Причина тому деньги?

— Смею утверждать, что игроки «Кубани» по результату зарабатывают вполне достаточно. Если игрок думает, что на него будут с неба падать денежные купюры, то из него ничего не выйдет. От такого игрока не жалко избавиться. 

Другое дело, если гандболистка свой игровой ресурс уже исчерпала, ей осталось играть один-два сезона. Я некоторым из них сам предлагаю собирать вещи, чтобы напоследок что-то заработать в другом клубе. Мне легче работать с молодыми гандболистками. У них меньше требований по зарплате. С ними возможен результат. 

Мое мнение: хороший игрок должен получать много. Но для этого он должен много и усердно работать. 

«В моих планах только Кубань»

— Вы вернулись в «Кубань». Не рискуете своим здоровьем? 

— Врачи приказали мне сидеть дома. Но это не для меня. Конечно, я нарушаю некоторые врачебные предписания. Но очень уж хочется побыть в команде, помочь ей сыграть лучше в еврокубках. От тренировок не отлучался. Очень хочу еще раз подняться. Медалей у меня много. Но хочется еще большего. 

А что мне отмеряно судьбой, так это одному богу известно. Мне предлагали уехать из Краснодара. Но я решил: все, хватит. С супругой мы прожили вместе 40 лет. Из них 20 я был выездной. Достаточно. 

Что касается моей должности в Российской федерации гандбола, то я курирую молодежные сборные команды страны. Бываю на их сборах, просматриваю талантливую молодежь. Думаю, что-то смогу в этом плане сделать и для «Кубани». 

Болельщикам «Кубани» хочу пожелать увидеть классный гандбол в исполнении краснодарской команды. Какой она демонстрировала во времена своих побед в евротурнирах и в союзных чемпионатах.