«Чуваки, зачем вы дышите?»

Со смартфоном ложимся. Со смартфоном встаем. Проживаем в интернете почти половину времени — особенно сейчас, когда еще не окончен режим самоизоляции. Здесь спектакли, уроки, концерты, общение с друзьями. И травля. 

До сих пор не утихомирятся страсти вокруг истории травли краснодарки Екатерины Фроловой и ее темнокожего ребенка, которого она усыновила. Лидер движения «Мужское Государство» опубликовал фото Екатерины с малышом, назвав ее «славянской с.кой», которая «нагуляла» сына «от нигги». Само движение, кстати, это закрытые группы в сетях, охватывающие 150 тыс. подписчиков. И пошло-поехало. Перекинувшись уже на страничку в Инстаграме самой женщины, последователи движения стали писать оскорбительные комментарии. И даже их блокировка не помогла — отправлялись личные сообщения. История в последние недели кочевала по многим соцсетям и везде горячо обсуждалась. Так, «ВКонтакте» нашлись и пользователи, которые защищали Екатерину. 

«Сколько ж конченых, максимально узкомыслящих людей, оказывается. Чуваки, зачем вы дышите? Вы же биомусор». 

«150 тыс. полоумных млекопитающих из «МГ» без своей воли и мнения. Им скажут — они делают. Вот вся суть группы». 

«Он говорил, что девушки — это просто вещь, а также выкладывал фотки, где для него девушка выглядит как вещь». 

«Интересно, а у этого «лидера» движения мать есть? И как он с ней общается со своим мировоззрением?» 

Попкорна уже не хватает

Люди ссорятся. Публично. Кибербуллинг — это вид травли с применением интернет-технологий. Публичные оскорбления, угрозы, клевета, компромат и шантаж — здесь все идет в ход. Иногда это приводит к трагедиям: люди переносят жесточайший стресс. 

Порой агрессивное общение известных личностей превращается в спектакль, за которым следит интернет-публика, взяв бооольшие ведерки попкорна. Телеведущие, актеры и даже спортивные звезды — все втягиваются в эту увлекательную игру. Иногда складывается впечатление, что попкорна уже не хватает. 

Старые обиды до сих пор не дают покоя двум легендам российского фигурного катания — Ирине Родниной и Татьяне Тарасовой. Одна публично заявила, что у заслуженного тренера «что-то с мозгами слетело». Вторая отвечает: «Она дура законченная!» 

Вот казак сделал замечание в Геленджике популярной актрисе Анне Банщиковой за то, что та гуляет по набережной без маски, сообщает паблик «Типичный Краснодар». Ну, бросил неудачную фразу, началась перепалка, очевидцы записали, выложили в Сеть. Комментарии пошли в защиту казака, и на актрису как следует наехали. 

«Почему без маски, почему не в обсерваторе?» «Да плевать, кто: актриса или дворник. Она не имела права нарушать режим. Пусть в Москве возмущается. И нечего порочить наших казаков и оскорблять». 

Слава богу, все закончилось хорошо — через некоторое время обе стороны извинились друг перед другом и помирились. Но так интеллигентно не все выходят из щекотливого положения. 

На аватарке — розочка, повадки — шакала

Пользователи соцсетей, которые наиболее агрессивно ведут себя в интернете, как раз таки о себе сообщают очень скупо. У них на аватарке может быть кошечка или розочка, никаких фото и минимум информации о своей жизни. 

— Но именно такие люди и бывают особенно жестокими, — прокомментировал «КИ» Петр Фомин, модератор паблика в интернете. — Буллинг имеет несколько стадий. Сообщается какая-то информация по острой теме, люди начинают ее горячо обсуждать, делятся на два лагеря. Градус дискуссии растет. Когда аргументы в споре исчерпаны и кто-то высказывает явно идущую вразрез с мнением большинства точку зрения — может начаться кибербуллинг. Его инициаторы переходят на личности: изучают профиль пользователя, начинают издеваться над его внешностью, комментируют предыдущие посты и фотки и т.д. Короче, набрасываются на жертву, как шакалы. И когда жертве становится невмоготу, она вообще может удалить свою страничку из соцсетей. 

А что же админы? Они вправе блокировать явное оскорбление, мат и противоречащие закону высказывания. «Но мастера кибербуллинга порой делают свою работу настолько изящно, что к ним и не придерешься», — отмечает Петр. 

На роток не накинешь платок

Для своего комфорта и безопасности некоторые паблики осуществляют блокировку комментариев пользователей. 

— Я считаю, что это неправильно, — говорит «КИ» администратор сайта Станислав Бергман. — В обществе должна быть свобода слова — возможность выдохнуть, высказаться. 

Но! У нас технологии развиваются настолько быстро, а культура пользователей в сети «Интернет» — настолько медленно, что здесь наступают противоречия. Когда человек выкладывает в Сеть информацию, фото, пишет свое мнение, он должен понимать, что люди будут на это реагировать. И не всегда цивилизованно. Поэтому семь раз подумай, прежде чем что-то сбрасывать в Сеть. И сам будь готов всегда нести ответственность, вплоть до уголовной, за свои действия. Деятельность в интернете тоже осуществляется в рамках законодательства. Вычислить автора любой публикации технологии позволяют всего за несколько часов. Поэтому анонимность здесь мнимая. 

А я в домике! 

Частенько сталкиваемся с агрессивными нападками в сетях и мы, журналисты. Даже когда просто сообщаем прогноз погоды. Но чаще действительно в серьезных ситуациях. 

…В период жесткого карантина мама с дочкой приехала из Москвы в Анапу. Краснодарской про- писки у них не было, и им предложили проехать в обсерватор — отель на берегу моря, на 14 дней. Мать начала выкладывать гневные посты в Фейсбуке: условия не те (кстати, из окна видно море), ужин не такой (котлетка с пюре, салат, кефир «Здоровье из Предгорья», пирожок, хлеб — все бы так бесплатно ели!). Знакомая москвичка в соцсети обратилась ко мне: «Светлана, посмотри, что у вас тут творится». На мой невинный комментарий, что вообще-то границы пока закрыты, зачем было ехать именно сейчас, посыпался град обвинений от всей московской братии. Досталось не только мне, но и всем кубанцам как таковым. «Ну подождали бы. Вы же приехали из самого очага и можете быть носителями», — пыталась вразумить разгоряченную публику одна из пользователей соцсети. А в ответ получила: «Не отвечайте свиньям, Алена». 

— Почему в интернете люди агрессивнее и наглее себя ведут, чем в обычной жизни? 

— Они компенсируют какие-то свои страхи либо же ощущают некую мрачную форму удовольствия от страданий других. Это своеобразная форма садизма, — уверен психотерапевт Павел Еремеев. — Анонимность интернета, соцсетей дает ощущение некоего «домика», крыши над головой. Примерно так, если они, допустим, кого-то подрезают на дороге, когда едут в своем автомобиле или втискиваются вперед, когда все терпеливо стоят в пробке перед светофором. Но решиться встать в живой очереди в магазине впереди всех уже гораздо труднее — здесь границы более явные, и человек не защищен «домиком» автомобиля. 

Противостоять информационной волне травли в интернете порой бывает очень трудно. Ранимые люди начинают сильно переживать. 

— Не читать! — такой совет дает Павел Еремеев тем, кто попал под пресс направленной травли. — Лучше всего заблокировать для себя эту информацию. И волна схлынет… 

Агрессия в Сети — это для некоторых людей вид собственной реализации. Выйти из контакта для жертвы — самое лучшее решение, советует психолог Леонид Шулькин. Те, кто не может реализовать себя в реальной жизни, очень активны в интернете. Они провоцируют вас, предвкушая удовольствие, а вы не поддавайтесь. 

…В таких ситуациях как не вспомнить крылатую фразу, которую любил повторять первый пресс-секретарь мэра Краснодара Валерия Самойленко Игорь Ждан-Пушкин, гуру краснодарских журналистов: «Мы так славно в кафе сидели. И тут подали чай».