Здание интересно не только своей архитектурой, но и судьбами его бывших владельцев. 

В конце 60-ходов XIX века на благодатные кубанские земли из Центральной России приехал Поликарп Губкин. Малограмотный крестьянин с трудом читал по слогам, но был хваток и предприимчив. 

На Сенном базаре Поликарп открыл парикмахерскую с вывеской «Тришка, бришка и завишка», правда, вскоре переделанную известным маляром-вывесочником Яшкой Красноглазовым в «Стритье, бритье и завитье», тот еще намалевал голову франта в котелке с пышными усами. Публика улыбалась — и охотно посещала барбершоп Губкина. 

Новоиспеченному брадобрею повезло: он женился на грамотной девушке Екатерине Хованской (панского рода, хоть и обедневшего). После женитьбы Губкин бросил свою «тришку-бришку» и открыл торговлю «бакалейными и железными товарами». Ездил за ними не только в Москву и Санкт-Петербург, но и в Индию, Китай. 

Дела шли отлично — и вот уже Губкин дает объявление о переводе своей бакалейной торговли в собственное здание на Со- борной, рядом с домом Богарсуковых. 

Бакалейный магазин Губкиных, расположившийся на первом этаже здания, славился на всю Кубань. А после смерти мужа в 1889 году Екатерина Михайловна, женщина предприимчивая и энергичная, взялась за дострой- ку особняка. 

В результате на втором этаже появилась шикарная, одна из лучших в городе гостиниц — гранд-отель. Губкина декорировала его богатой лепкой и увенчала восьмискатной башенкой, покрытой чешуйчатыми железными пластинами. 

Большинство постояльцев были высокопоставленными военными, прибывавшими в командировку. 

blank

В гранд-отеле было 20 прекрасно меблированных номеров, причем мебель была в основном из Польши. Кроме магазина был у Губкиной и ресторан с духовым оркестром, а во дворе она построила небольшой консервный завод: чтобы и ресторан, и те, кто столовался в гостинице, всегда имели деликатесные продукты. 

Екатерина Михайлов- на занималась и благотворительностью. Она создала в городе первые ясли для детей-сирот. А когда дети подрастали, занималась их дальнейшим обучением, кого-то трудоустраивала. Советская власть предприимчивую женщину не пощадила. Семью дочери Губкина смогла отправить в эмиграцию — сначала в Европу, потом в Америку. 

Саму же Екатерину Михайловну в 1921 году выбросили на улицу без каких-либо средств к существованию, а все ее имущество конфисковали. Тайком ее взяли нянечкой в ясли… Но уволили оттуда, и несчастная женщина буквально нищенствовала, а потом и вовсе пропала с краснодарских улиц — по всей видимости умерла. 

А особняк, свидетель множества событий бурной эпохи, благополучно дожил до наших дней. 

В августе 1917 года его отбирают «для нужд Екатеринодарского комитета Всероссийского союза городов» под зернохранилище. 

С особняком связано одно из самых трагических событий в истории города — безжалостный самосуд над телом генерала Корнилова. В апреле 1918 года отряды красноармейцев вышли на подступы к Екатеринодару: могила похороненного накануне генерала была раскопана, а его тело повезли на опознание в военный отдел облисполкома — он как раз разместился в губкинском особняке. Разъяренная толпа издевалась над трупом и требовала выставить его на балкон бывшего гранд-отеля… 

В начале 20-х бывшую гостиницу занимала Биржа труда, Кубано-Черноморская чрезвычайная комиссия (ЧК), ГПУ, позже здание отвели под студенческое общежитие, назвав Домом студента. 

После войны в здании Губкиных находился Госархив края, а в начале 70-х его передали историко-археологическому музею-заповеднику имени Фелицына. 

Виталий Бондарь, историк архитектуры, писатель, краевед: 

— Стиль особняка Губкиной — эклектика. Это направление было популярно в Екатеринодаре в конце позапрошлого века, сама же постройка 1894 года. Автора проекта назвать не могу — он остался неизвестным. В здании есть элементы и барокко, и ренессанса. К сожалению, сегодня мы можем видеть только экстерьер особняка. Интерьеры практически не сохранились, исключая, может быть, чугунные лестницы. Оно и понятно: в свое время в особняке располагались и студенческое общежитие, и коммуналки. Безусловно, здание это акцентное, оно сформировало угол квартала, став частью ансамбля Соборной площади.