Великая Отечественная война велась и выигрывалась не только на фронтах, но и в тылу врага. О партизанском движении в нашем крае сведений немного. А оно имело широкий размах. Документы, которые рассекретила экспертная комиссия УФСБ России по Краснодарскому краю к 75-летию Победы, в деталях показывают, как велика была роль партизанского подполья в борьбе с захватчиком. 

А некоторые дела открывают детали опасных операций разведслужбы. На Кубани в годы войны под кураторством чекистов действовало 86 отрядов. В их составе работали 120 оперативников НКВД края. Базировались они в основном в лесах и горах края — в непосредственной близости к передовой линии фронта. Несмотря на тяжелые условия, разведгруппы выполняли свои задания и передавали ценные данные. Немало разведчиков не вернулись с боевых заданий. В рассекреченных документах раскрыты подвиги этих мужественных людей. 

Себя не выдал

Имя майора Александра Галясова занесено на мемориальную доску. Будучи 13-летним мальчишкой, он работал библиотекарем. Затем деятельность в партии. В 1924-м был отправлен на оперативную работу в органы госбезопасности. На Кубани служил с 1935 года. Война застала Галясова в должности Начальника НКГБ в Приморско-Ахтарске. Он руководил партизанским отрядом, который действовал в тылу противника в Приазовских плавнях. Фашисты, узнав о существовании отряда, прочесали территорию, но никого не обнаружили. Лишь через долгое время немцы с полицейскими все же нашли партизанский отряд в камышах и предложили сдаться, обещая сохранить жизнь. В ответ разведчики открыли огонь, и каратели отступили. Но фашисты обнаружили и разгромили продовольственную базу отряда. Истощенные от голода, продолжая оказывать сопротивление врагу, партизаны рассеялись в плавнях. Беспомощный и уставший Галясов и его соратники были схвачены неподалеку от фермы, полицейские связали его и на подводе отвезли в комендатуру. Допросы из раза в раз становились все жестче, но майор себя не выдал. Вновь и вновь повторял немцам «легенду», что он работник рыбной промышленности и не знает ни о каком радиопередатчике и партизанах. Как на допросах, так и в камере Галясов мужественно держался, призывал товарищей к побегу и протестовал против зверского обращения фашистов с заключенными. В 1943 году, перед самым приходом Красной Армии, оккупанты казнили захваченных партизан. 

Судьба чекиста

Младший лейтенант госбезопасности Лапин Иван Никитович, 1907 года рождения в начале войны работал оперуполномоченным Темиргоевского отдела УНКВД. 

Он находился в партизанском отряде Новороссийска, героически защищал город от немецких оккупантов. В составе 216-й стрелковой дивизии, будучи командиром разведывательно-диверсионной группы, разгромил немецкую горную дивизию. Три дня был в окружении противника, отбивая яростные атаки, но выбрался. Лапин ходил в разведку боем, где уничтожил 40 солдат и офицеров противника. В 1942 году он прибыл в партизанский отряд «За Родину», где был назначен политруком. Возглавлял группу вместе с разведчиками морской бригады выявил и уничтожил восемь офицеров, пять солдат и предательницу — разгромил штаб интендантской службы. 

С 13 февраля 1943-го был на «Малой Земле», где проводил активную работу по разведке сил противника. При возвращении с задания погиб на судне «Красный казак», которое было торпедировано немецкой подводной лодкой. 

После освобождения края от захватчиков заново создавалась агентурная сеть. И одновременно готовили новых разведчиков — на случай повторной оккупации Кубани. Тогда и возник ряд дел, представляющий серьезный оперативный интерес. 

blank
Леонид Ильич Брежнев и кубанские контрразведчики

Радиоигры против шпионов

Весной 1943 года при отступлении гитлеровцев из Краснодарского края германская разведка оставила в станице Славянской агентов Мухаммедова и Яковлева с радиостанцией. Оба они служили в Черноморском военно-морском флоте, но попав в плен, были завербованы врагом. Прошли специальную подготовку. 

Агенты получили задание: после отступления немцев из станицы легализоваться по фиктивным документам и приступить к сбору шпионских сведений. Интересовали наземные и воздушные части Красной Армии. 

Наши шпионов обнаружили, а те во всем откровенно признались. Данные подтвердились у контрразведки. Поэтому изъятую у агентов радиостанцию включили в игру под условным названием «Салават». В интересах командования Советской Армии радиостанцию перевели в другое место, а германской разведке объяснили причину перемены расположения: «В Славянской оставаться было опасно, потому что начались проверки. В районе станицы Нововеличковской нашли подходящее место. Чувствуем себя хорошо». Противнику передали ложные сведения, якобы собранные агентами в пути. Связь с фашистским радиоцентром держалась постоянно — противник с завидной регулярностью получал дезинформацию. Врага в первую очередь интересовали сведения военного характера, и 31 мая 1943 года он передал радиограмму: «Постарайтесь добыть данные о восстановлении Азовской флотилии в Ейске и Приморско-Ахтарске, а также о десантных подготовках и минных заграждениях этих портов». 

Советская контрразведка ответила противнику, что для выполнения этого задания потребуются деньги. Вопрос о посылке людей не ставился умышленно, чтобы не вызвать подозрений. В ночь на 17 июля 1943 года вражеский самолет сбросил в установленном месте в районе станицы Нововеличковской посылку, в которой были 100 тысяч рублей, три комплекта батарей для станции и аппарат для прослушивания телефонных разговоров. 

После этого разведцентр интересовался о получении посылки в ходе подготовки агентов к переезду на Азовское побережье для сбора сведений. Затем противник дал указания: 

«Слушайте нас каждый день. Приготовьтесь к принятию парашютистов на старом месте и с теми же условными знаками, как последний раз. Точное время сообщим». 

Через несколько дней противник радиограммой предупредил своих агентов о выброске в ближайшую ночь парашютистов. И 27 августа наши органы госбезопасности арестовали троих таких диверсантов. Парашютисты признались, что имели задание с помощью пароля установить связь с Мухаммедовым и Яковлевым. 

В сентябре 1943 года в связи с поспешным отступлением гитлеровцев из Крыма радиоигру «Салават» пришлось прекратить, так как используемая в ней рация не была настолько мощной, чтобы поддерживать связь с радиоцентром противника на большом расстоянии. 

Дело о ликвидации переводчицы

В марте 1944 года поступили данные о предательской деятельности бывшей переводчицы немецкой сельхозкомендатуры Горяче-Ключевского района — Рингс. В прошлом она была сотрудником наших органов и в 1942 году оставлена в тылу противника в оккупированном Краснодаре со спецзаданием. Но предала страну. В первые же дни оккупации Рингс явилась к гитлеровским властям и рассказала, что по национальности она немка, по происхождению дочь помещика. Муж репрессирован. Ее приняли переводчицей биржи труда, а затем перевели в «Зондеркоманду СС-10а». Там она возглавила бюро по оказанию помощи так называемым «фольксдойчам» — смешанным немцам. В сентябре 1942 года Рингс назначена переводчицей комендатуры Горячего Ключа. Ее возглавлял немецкий офицер Хортман, который выполнял задания немецкой контрразведки по насаждению в районе агентуры. Рингс посвятили в эту работу. Она присутствовала на вербовке Хортманом ряда лиц, например, бывшего ветврача, доктора медпункта табак- совхоза, бывшего заведующего земельным отделом. Хортман и Рингс поручили новым агентам самостоятельно проводить вербовки. 

Выполняя эти задачи, новые шпионы завербовали еще 13 человек из населения. Эта агентура направлялась на выявление партизанских баз, розыск партизан и их связей, выявление партийного и советского актива, а также антифашистски настроенных кубанцев. 

В результате работы немецких прислужников были убиты десятки партизан и те, кто имел с ними связь. Перед отступлением Хортман и Рингс проинструктировали и оставили в тылу советских войск две группы агентов. Сама же переводчица вернулась в Краснодар, где принимала собранные сведения о дислокации и передвижении частей Советской Армии. Лишь в 1944 году Рингс и проходящие по делу предатели Родины были арестованы и осуждены. 

Чекисты Кубани в годы Великой Отечественной вели тайную и открытую войну против фашистских захватчиков, их агентуры, изменников. Сотрудники органов безопасности в составе государственных комиссий также участвовали в расследовании зверств, чинимых во время оккупации гитлеровскими палачами.