90-е в Краснодаре — это эпоха мэра Самойленко. Мэра-созидателя во времена, когда многое вокруг ломалось. Свой выбор сделал навсегда. 

Август 1991 года, путч, вспоминает Михаил Каракай, тогда — председатель горисполкома: 

— В то время каждый из нас выбирал свое место в истории. А еще нужно было в ручном режиме и криминогенную ситуацию сдерживать, и межнациональные отношения, и ежедневно снабжением города заниматься. Все это было на Валерии Александровиче. Помню, как в первые дни путча он пригласил всех руководителей краевых силовых ведомств и предложил подписать письмо в поддержку Бориса Ельцина. Подписали все, кроме троих, к одному из них он обратился: 

«- А если тебе дадут команду меня арестовать? 

— Позвоню заранее, чтобы убежать успел. 

— Я убегать не буду». 

«Валерий Самойленко достаточно чутко реагировал на новые времена, — рассказывает Александр Ждановский, в начале 90-х — председатель краевого Совета народных депутатов. — И когда они настали, он выбрал для себя главное направление — улучшение атмосферы в городе, жизни краснодарцев». 

Александр Ждановский вспомнил август 1998-го: «Дефолт, кризис, в стране паника, проблемы с продуктами. Валерий Александрович, используя свои ресурсы, связи с другими городами, мобилизовал все это для обеспечения Краснодара. И именно тогда в городе появились розничные ярмарки». 

Фанат местного самоуправления

До Самойленко Краснодар был заштатным провинциальным городом, прозванным самими горожанами «большой деревней». Прорыв Краснодара в краевую столицу, в значимый город для юга России сделал именно Валерий Самойленко. 

Когда-то через Кубань не вел Тургеневский мост, не было и Северных путепроводов, ездили тогда в том районе по узким улицам, что под мостами, по много раз пересекая железную дорогу. А на месте Юбилейного был пустырь-полу- остров в излучине Кубани. 

Не было органного зала и «Премьеры», городских СМИ, Центра национальных культур. 

Однажды мэр собрал представителей национальных общин, на этой встрече и родилась идея, чтобы в городе был свой «дом ста народов». 

Мама Валерия Александровича — учитель, и он всегда поддерживал учителей и врачей. При нем появились ведущие лечебные учреждения — например, тогда городская, а теперь краевая больница No2. Как-то Валерий Самойленко пригласил директоров школ и предложил им самим выбрать начальника управления образования. Директора тогда проголосовали за заслуженного учителя Светлану Логачеву. 

«Валерий Самойленко — очень сильная личность с яркими лидерскими качествами. По науке это называется харизмой, — говорит Александр Ждановский. — Я его считаю фанатом местного самоуправления. За его интересы он часто воевал с краевыми властями. Он был создателем и президентом Ассоциации городов юга России. В те годы, когда Кавказ полыхал, это была еще и важная миротворческая миссия». 

В чем загадка? 

Мэры крупных городов юга России, объединенные в АГЮР, не сговариваясь, как-то отметили: «Он похож на русского богатыря. Не только внешне, но и внутренне». 

Татьяна Василевская, заслуженный журналист Кубани, в 90-е — обозреватель по вопросам культуры «КИ»: 

— В чем была загадка Самойленко? Откуда в нем, выросшем в ауле в тяжелейшее послевоенное время, была такая мощь, что его хватало на все бесконечное многообразие проблем городской жизни. 

Однажды я спросила Самойленко: 

— Валерий Александрович, в это непростое переломное время вы занимаетесь концертным залом, в котором теперь есть долгожданный орган. Вас упрекают: «Не вовремя». Где еще такое возможно — в здании мэрии концертный зал. 

Его ответ меня потряс гениальностью: «В это трудное время самый короткий и самый не затратный путь к сердцу человека — искусство». 

Моя первая статья в «КИ» была очень острой. Речь в ней в частности шла и о задумке передачи из муниципальной собственности частному лицу Дома книги, считавшегося тогда самым большим в Европе. Сначала я не очень верила, что ее опубликуют, а когда номер вышел, ждала, что последует окрик из администрации города. Но последовала мгновенная и жесткая реакция городского главы, который об этой сделке ничего не знал. Он воспринял затею передачи Дома книги под автосалон как позорную для городской администрации. Как выяснилось, эта сделка творилась втихую. Тогда Валерий Александрович спас Дом книги». 

Заместитель председателя Общественной палаты Краснодара Игорь Коломийцев рассказал о первом знакомстве с Валерием Самойленко: 

— Весна 1990 года. Мы устроили акцию возле горисполкома. Вышли с повязками на ртах с надписью «гласность». Самойленко позвал нас к себе в кабинет. Произвел впечатление высокого, статного, уверенного в себе человека. В начале буквально смял своим натиском. Неожиданно вышел из-за стола и предложил: «Кто хочет занять это место? Я его освобождаю» — и жестом пригласил. Вспоминается рассказ одного моего коллеги, который летел в одном самолете в Москву с Валерием Александровичем и его супругой Еленой Евгеньевной. Только что Ельцин своим указом снял его с должности. И они обсуждали очень будничный такой вопрос: нужно купить новые туфли. Валерий Александрович всегда был очень скромным. И это было для него крупной тратой. Как для всех. И всей большой семьей жили в одной малогабаритной квартире. 

Ельцин снял — народ восстановил

Валерия Самойленко, как мэра принципиального и многим неудобного, снимали дважды: первый раз — в ноябре 1994-го своим указом Борис Ельцин. 

Через два года на первых всенародных выборах мэра Самойленко победил. 

Вспоминает его бывший помощник Сергей Внуков: «Ведь это уникальная ситуация, когда мэр, снятый жестким указом президента, через два года был восстановлен в должности народом». 

Осенью 2000 года Валерий Самойленко снова был выдвинут кандидатом в мэры. Но не всем его участие в выборах было угодно и удобно. Тогда Валерия Самойленко сняли как кандидата по решению суда. 

Он оставил свой пост очень достойно. В 2007 году Валерию Самойленко присвоено звание почетного гражданина города.