Молодой человек до пандемии работал организатором культурно-массовых мероприятий. В столице он живет уже несколько лет. Когда в марте приостановилась работа в культурной сфере, он решил попробовать себя в качестве санитара-добровольца. У Копасова сохранилась «корочка» медработника — в школе он проходил курсы санитаров в отделении интенсивной терапии «Зиповской» больницы.

Рабочий день Копасова длится 12 часов с 8:00 до 20:00. Все это время парень находится внутри госпиталя. На входе он полностью меняет одежду — переодевание в спецкостюм занимает 20 минут. Затем санитар проходит дезинфекцию и отправляется в палату интенсивной терапии больных CОVID-19. Это отделение считается последней точкой прохождения болезни. Здесь лежат самые «тяжелые» пациенты от 18 до 80 лет. Из этой палаты либо уверенно идут на поправку, либо не возвращаются.

«Мы тут стоим на последнем рубеже болезни. К сожалению не всех получается вернуть. Бывало вечером еще помогал человеку, общался с ним глазами, потому что он уже не мог говорить, а ночью у него последний приступ. Ты потом еще долго видишь эти глаза перед собой. В них боль, потому что он дышать не может. А ведь человеку дышать очень надо, нельзя не дышать. Помните об этом», — рассказал Копасов.

Сначала пять с половиной часов он находится в палате интенсивной терапии. Выйти оттуда можно только в случае самой крайней нужды. Иногда выходить нельзя, пока не закончится работа. Затем дано полчаса на переодевание и дезинфекцию, час — на обед и отдых. После этого нужно снова переодеться в костюм на пять с половиной часов.

Фото: instagram.com/smi.krymsk

«В мои обязанности добровольца-санитара входит помощь больным при кормлении. Болезнь у тяжелых пациентов забирает буквально все силы, люди не могут даже подвигать руками, ногами. Далее, если развивается болезнь, то следующее стадия — это когда люди уже не могут глотать и дышать. Тогда мы подключаем их к системе искусственного питания и аппаратам ИВЛ», — поделился санитар.

Молодой человек рассказал о костюме, в котором приходится ходить. Он очень герметичный, однако воздух совсем не пропускает. Из-за этого у медперсонала возникает раздражение кожи на лице. Иногда образуются язвы. В костюмах тяжело дышать, тело начинает потеть через несколько минут работы. Также в костюме невозможно сделать глоток воды, если пересохло в горле. В туалет сходить тоже не получится. Пока не переоденешься. После костюма кожа лица отекает, и остаются глубокие следы от плотно прижатых очков.

«Нас в достатке обеспечивают всеми средствами защиты, но поток работы порой настолько интенсивный в таких госпиталях, что нет времени лишний раз снять маску и очки и дать лицу подышать. Когда находишься здесь, то понимаешь, для чего принимаются меры в виде карантина. У нас тут в палате есть еще несколько свободных мест, но мы с ужасом думаем, что будет через неделю-две после майских праздников», — пояснил Копасов.

Он призвал всех жителей оставаться дома и поберечь как близких, так и медиков, которые сейчас борются с COVID-19, сообщается на странице администрации Крымского района в Instagram.