Ярко и интересно 

Шкафчик-матрешка? Пожалуйста! Кроватка-кораблик? И это есть. Предметы любого дизайна на радость детям способны изготовить на мебельном производстве «М-Мебель» краснодарского предпринимателя Сергея Безрукова. В этом, побывав на предприятии, убедилась наш корреспондент. 

— Мы производим корпусную мебель, можем обставлять и санатории, и офисы предприятий, но порядка 80 процентов заказов приходят к нам из детских садов и школ, — рассказывает замдиректора предприятия Яна Безрукова. — Дело в том, что мы идем навстречу всем пожеланиям заказчика, не боимся фантазировать, применять в исполнении яркие расцветки (всех цветов радуги), а главное — соблюдаем нюансы, которые обуславливают комфортное и безопасное пребывание детей в саду. Например, скругляем все углы детсадовской мебели, а ее саму прикрепляем к стенам. 

Работают производители с ЛДСП высшего сорта. Хоть материал и не отличается внешне от более дешевого эквивалента, но служит гораздо дольше. Кстати, при производстве мебели для советских детских садов использовали аналогичную фактуру, и отдельные ее экспонаты живы и до сих пор стоят целехонькие, но, конечно, особой красотой не блещут. 

— Внешне мебель сильно изменилась. Раньше она была стандартной — прямоугольной с закрытыми и открытыми полками. Не было тогда ни игровых стенок, ни ярких красок, — объясняет Яна Безрукова. — Сейчас же формируют отдельные, с соответствующими цветовыми решениями, игровые места для девочек, к примеру, кухоньки и парикмахерские, и для мальчиков — верстаки, машинки, поезда. 

Помимо основных изделий — столов, шкафов, полотенечников, стульев, — востребовано много мебели для игровой, экспериментальной и творческой деятельности. Появились столы с надстроенным полками для карандашей, красок, со специальным размещением тазов для круп и песка. Также вошли в моду спортивные уголки и стенки, которые производители обставляют в определенной тематике, например, морской — с парусниками и лайнерами, или экзотической — с крокодилами и обезьянками. 

И обычные шкафы в садах уже не нужны, только в виде теремов и дворцов, или других, отвечающих программе обучения образов. Так, например, для детсада «Кубанское солнышко» производители сделали стеллажи в виде английских букв, стенку — в виде башни Биг-Бен, а шкаф — в форме двухэтажного английского автобуса — даблдеккера. 

[[gallery_2]]

Практично и удобно 

Постоянно совершенствуется, но уже не столько внешне, сколько конструктивно, и школьная мебель. Существуют три ростовые группы парт с изменяющейся высотой, на которые (ноу-хау последних лет) устанавливается растомат — специальный механизм, в 10 позициях регулирующий наклон столешницы. Впрочем, и сама столешница не всегда обычная. Например, для кабинетов физики и химии ее изготавливают из пластика (стойкого к реактивным препаратам), с ограничительными бортиками, розетками в передней части и углублениями для мини раковин со смесителями. В комплект к партам идут регулируемой высоты стулья. 

Появились специальные столы и для детей с ограниченными возможностями здоровья. Они отличаются размерами — немного ниже и шире, но глубже, и со специальной выемкой для коляски. Этими партами оснащают сейчас современные школы-гиганты, где созданы все условия для безбарьерной среды. 

Особенно востребованы сегодня гардеробные системы и шкафы для хранения школьного инвентаря — различных карт, плакатов, инструментов. И тут возможности для фантазии не ограничены. 

— Наши заказчики очень креативны, и сотрудничать с ними, конечно, непросто. Во-первых, это всегда работа под заказ и по индивидуальным размерам. Многие производители этого избегают, предпочитая творчеству готовые формы и стандарты. А мы учитываем все нюансы, замеряем пространство, рисуем в программе дизайн-проекты, расставляем мебель, и только когда заказчик полностью удовлетворен, приступаем к исполнению, — рассказывает Яна Безрукова. 

Еще одна особенность работы с бюджетными организациями в системе оплаты, тут она как в романе знаменитых одесситов: «утром стулья, вечером — деньги», то есть всегда происходит после полного изготовления продукта. Особенно сложно предпринимателям пришлось в кризис 2014 года, когда по бумагам деньги были, а на счету предприятия — нет. 

— Мы тогда выполнили много госзаказов, а рассчитаться государство с нами не могло. Денег ждали около года, а ведь людям зарплату выдавать надо было, причем в полном объеме. А потерять сотрудников мы не могли и не хотели. Занимали тогда у родственников, — вспоминает директор производства Сергей Безруков. — В тот год закрылось много фирм, но надо отдать должное городским властям: среди остальных нам выплачивали деньги в числе первых. 

[[gallery_1]]

Планы и перспективы 

Сегодня у предпринимателей конкурентов нет, их предприятие с 10-летней историей знают все руководители учебных учреждений города и многие из края. В год они обслуживают более 100 организаций, не затратив при этом на рекламу ни рубля. Секрет прост: когда клиент доволен, сарафанное радио работает без перебоя. 

— У нас идет большой поток заказов, некоторые клиенты готовы в очереди даже пару месяцев постоять, лишь бы в наши руки попасть, — улыбается Сергей Безруков. — К сожалению, некоторым, чтобы их не подвести, нам приходится отказывать. Дело в том, что для большего объема производства (а мы его можем увеличить в два-три раза) нам необходимо развиваться, а места у нас для этого нет. 

Сейчас в цеху на 200 кв. метрах работает порядка восьми человек, там семь станков (четыре итальянских, на один из которых — кромочный — предприниматель не надышится, два немецких и один испанский) и хранятся тонны материала. 

— Мы готовы взять землю в аренду и построить там свое быстровозводимое помещение, и кредит под три процента нам на развитие предлагают — жаль отказываться. Но в районе рубероидного завода нам участка найти не могут, а там, где предлагают — технокомплекс в Динском районе, — наши люди, которых мы десятилетие собирали, работать не поедут. Они же все местные: кто из Елизаветинской, кто из Белозерного, — поясняет Сергей Безруков. 

По его словам, собрать коллектив непросто: профессионалов немного. В первые несколько лет работы текучка кадров была огромной, зато сейчас его состав практически неизменен. 

— Люди жаждут работы. В основном все сотрудники работают до семи, но некоторые остаются и до 8-9 вечера. Тогда мы даже просим пожалеть нашего контролирующего работника: она тоже домой хочет, — улыбается Сергей Безруков. — Мы заняли нишу, которая оказалась очень востребованной, и обслуживаем не только городские учреждения, но и край. Наша мебель стоит в садиках Сочи, станицах Динской, Титаровской, Кавказской. Еще бы сборщиков человек 6-7 взять, да станков докупить. Но все упирается в территорию: нужен цех не на 200 квадратов, как сейчас, а на 1,5-2 тысячи. 


Читайте новости там, где удобно: Instagram Twitter, Facebook, Vk, Одноклассники, Яндекс.Дзен.