Если потянуло на солененькое

Мы, прежде всего, любим наши ярмарки за честность. Вот приходишь на рынок, покупаешь овощи или фрукты. На прилавке перед тобой лежит все красивое, а ближе к продавцу — похуже и помельче. Именно последний товар тебе и начинают взвешивать, да еще откуда-то из-под прилавка с гнильцой что-нибудь подбросят. Приходишь домой, и так досадно становится: дело даже не в деньгах, а в том, что развели тебя как прыщавую гимназистку. Дело в честности. 

Или спрашиваешь на рынке, откуда помидоры (огурцы, хурма и т.д.) — есть два ответа: хутор Ленина и Азербайджан. 

На ярмарках такого нет. Вся продукция — один в один. Все красивое, жульничать по мелочам никто не станет — это же репутация. Потому что все свои, друг друга знают и покупают уже годами. Да и про каждый свой овощ фермеры готовы рассказывать часами. 

— Паша, взвесь мне как всегда, — говорит благообразная старушка. Колоритный Павел Самодуров уже сам все знает: 200 граммов лечо, 150 — соленых груздей, двести соленых маленьких помидорчиков черри и пять скибочек моченого арбуза — как всегда, Зинаида Лукинична Самохвалова приходит сюда каждую субботу. «Это мои любимые фермеры, — говорит она. — Вот захочется вам, к примеру, капустки соленой, ядреной такой, вы ж на рынке ее не найдете, не умеют там солить, она вся на один вкус. А здесь — что надо, как раньше еще моя бабушка делала. А дозы! Он же, Паша, возится, со стариками, не обижается на маленькие дозы, знает, что пенсия не позволяет помногу брать…

Поскольку к Паше очередь, беседуем с его супругой Анной: 

— Мы производим более тридцати наименований различных солений. У нас свой засолочный цех в станице Елизаветинской. Рецепты сами разрабатывали. Это семейное дело, еще свекор этим занимался и нас научил. Мы съездили в село Фиолетово в Армении и привезли оттуда старинные армянские рецепты засолки. Бизнес идет хорошо. Спасибо, что у нас организованы такие ярмарки, они нас очень выручают, и у нас нет проблем со сбытом своей продукции — все уходит влет. Килограмм двести солений продаем за одну ярмарку. Помимо ярмарки, развозим продукцию по базам, магазинам. 

Теплицу строить и жить помогают

Но не только организацией ярмарок помогает государство развивать фермерам свое дело. Их, кстати, в городе Краснодаре работает аж 14. По информации городского управления сельского хозяйства, здесь организовано 1170 торговых мест. На ярмарках 35% торговых мест предоставлено владельцам ЛПХ, 12%-КФХ, 25%-ИП и 28%- организациям и предприятиям различных форм собственности. 

А всего на Кубани действует 76 ярмарок выходного дня, которые рассчитаны на 5374 торговых места. Торговые места на ярмарках предоставляются бесплатно. Что еще приятно потребителю? На каждом торговом месте (кстати, все они в едином стиле) есть информация о том, у кого ты покупаешь продукцию. Ну и самое главное преимущество ярмарок — цены здесь на 10-15% ниже среднерыночных. 

У торговой точки с отборными овощами Алексея Астахова всегда толпится народ. 

— Я потомственный овощевод, — рассказывает Алексей. — Родители всю жизнь занимались овощами. Живем мы на хуторе Кубанском Белореченского района. Три года назад вместе с братом Никитой создали свое крестьянско-фермерское хозяйство и начали развивать это дело. Построили на четырех гектарах теплицу. Выращиваем огурцы, помидоры, перец болгарский. В этом году участвовали в программе поддержки начинающих фермеров. И выиграли грант — полтора миллиона рублей на развитие. Чтобы получить такую поддержку, надо было поучаствовать в конкурсе: три человека на место. Нужно было написать бизнес-план, документы собрать, защитить свой проект перед серьезнейшей комиссией краевого министерства сельского хозяйства и различных профильных ведомств. Когда победили — сколько радости было! На эти деньги уже заказали новую современную теплицу аж на 1000 квадратных метров. Это позволит нам еще дальше развиваться и наращивать объемы. 

Когда выращиваешь овощи в больших количествах, конечно, возникает проблема со сбытом. Ярмарки для фермеров — очень хорошее дело, уверен Алексей. Можно тонну овощей за раз продать. Летом они отвозят продукцию и на оптовые рынки, но цена их не совсем устраивает. И потом — что такое опт? Ты растишь этот овощ, кохаешь его, а потом он смешивается с другими. Может быть, и с турецкими помидорами. Когда вкладываешь в свою продукцию всю душу, хочется, чтобы люди знали: они покупают овощи, выращенные «от Астаховых». 

— Брендирование — дело, конечно, недешевое, — говорит Алексей. — Возникают у меня мысли сделать свои пакеты, свою упаковку. Но это приведет к удорожанию продукции. Готов ли потребитель за это платить? Хотя в этом направлении нам все равно надо двигаться. 

Регулярно получает субсидии на тепличное овощеводство и фермер из Усть-Лабинского района Роман Белов. 

Он тоже здесь, на ярмарке, торгует овощами. У него, как говорится, весь борщевой набор: картофель, помидоры, капуста, свекла. 

— У меня небольшое хозяйство — всего два гектара земли, — рассказывает Роман. — Но это не мешает мне получать субсидии. Регулярно их получаю, и это помогает двигать вперед свое дело. Хочется, чтобы не только ярмарки городские развивались, но и оптовые рынки, распределительные логистические центры. Чтобы овощи, которые фермеры выращивают, как можно быстрее попадали на стол горожан. 


Читайте новости там, где удобно: Instagram Twitter, Facebook, Vk, Одноклассники, Яндекс.Дзен.