«Райский сад» — с чистого листа

«Это действительно Россия?» — читается вопрос на лицах тех, кто попадает в питомник фермера Смбата Кочконяна. Занявший десятки гектаров гигантский сад, которому вполне подходит слово «райский», собрал тысячи деревьев и кустарников как из картинок «про жизнь сеньорит и сеньоров». Мандарины, лимоны, апельсины, фейхоа, оливы, гранаты, агава, редкие виды пальм, зизифус (китайский финик) — всего и не перечислишь. Благообразный пожилой мужчина неторопливо обходит экзотические насаждения. Это и есть арендатор питомника Смбат Кочконян. Трудно поверить, что человеку уже 92 года.

— Родился я в Абхазии, в селении Мцара, — сказал Смбат Геворкович. — Места там очень красивые — ну просто рай земной!

Грузино-абхазский конфликт в начале 90-х изменил жизнь Смбата Геворковича. Спасаясь от пуль и разрывов снарядов, он со своей родней  перебрался  в Россию, в Адлерский район города Сочи. Туда же за ним переехал и его необычный питомник.

— Часть растений мы потеряли во время транспортировки, многие погибли из-за непривычных для них условий, в том числе  климатических, — продолжает фермер-садовод. — Пришлось нам начинать все с чистого листа — можно сказать, с нуля.
Лиха беда начало — это не о Смбате. Возобновление работ в «райском саду» быстро дало желанный результат.

— Наши растения и саженцы получили в окрестностях Адлера второе дыхание, — вспоминает собеседник «КИ». — Они прижились на новом месте, которое стало для них по-настоящему своей средой обитания.

Гранаты как мирное оружие

Предмет особой гордости  семьи Кочконян — в том числе и гранатовые деревья, регулярно и активно плодоносящие. 

— Для того чтобы саженцы, как говорится, пустили корни, пришлось немало попотеть, — говорит Смбат Геворкович. — Но мы в конце концов восстановили наше хозяйство, вернув ему былую красоту и славу.

Что касается славы, то она позволила возродить спрос на продукцию питомника.

— Вскоре о питомнике с редкими растениями вновь заговорили не только в России, но и за рубежом, — к разговору подключается сын Смбата Амаяк. — К нам снова стали поступать заказы и предложения.

Территория Нижне-Имеретинской бухты, на которой с комфортом и шиком обосновалось экзотическое южное хозяйство, была отдана «северному форуму» — зимним Олимпийским играм. Здесь началось строительство деревни с современными  спортивными объектами. Уникальному реликтовому питомнику пришлось вновь переезжать. И опять, в третий раз, он сумел возродиться.  Обосновались здесь, в селении Гумария (она же — Новая Шиловка).

Минусы  и  плюсы

И опять было терпеливое восстановление теплолюбивых саженцев, в котором приняла участие практически в полном составе родня Смбата Кочконяна. Сегодня в семейном деле фермеров наступило время динамичного развития.

— Ощущение спокойствия и уверенности в завтрашнем дне после серьезных пертурбаций помогает нами создавать в том числе и… погода, — говорит Амаяк. — Дело в том, что в последние годы зимы в этих краях стали заметно мягче, и, соответственно, меньше приходится переживать за жизнь своих агрокультур.

И хоть среди здешних мандариновых деревьев преобладают морозостойкие виды, зимний «плюс» помогает хозяйству быть «в плюсе». 

Растения-южане в моде

Тем не менее  к местным климатическим условиям (ночные заморозки все-таки здесь случаются) южные деревья и кустарники готовить надо основательно. В процессе так называемой окулировки на стеблях делают маленькие разрезы, к которым затем прикрепляются почки с фрагментов коры. После того, как почка приживется, вырастает куст, который станет плодоносным уже через несколько лет. Впрочем, речь не только о плодах.

— Наши саженцы охотно покупают многие фермерские хозяйства, — информация от Амаяка. — Сегодня все больше сельхозпроизводителей в наших местах проявляют интерес к субтропическому садоводству. 

За экзотикой — очередь

А как быть со сбытом плодов? Востребована ли сегодня у жителей Кубани съедобная экзотика?

— Что же касается собранного урожая — мандаринов, апельсинов, лимонов, оливок, то окрестные магазины, можно сказать, выстраиваются за ними в очередь, — говорит Кочконян-младший. — Ну, понятное дело: многим хочется закупиться натуральными продуктами.

То есть, получается, спрос диктует предложение: население приобщается  к потреблению южных агрокультур, а фермерское сообщество готово обеспечить людей урожаем. И речь не только о привычных всем нам мандаринах, но и о настоящей экзотике.

«Я приехала из Бразилии»

«Где много диких обезьян», — так и хочется продолжить эту фразу. Насчет обезьян — далеко не факт, а вот чего там действительно много, так это разнообразных пальм. И одна из них — с необычным названием бутия — «эмигрировала» в Россию и «прописалась» в хозяйстве арендаторов Кочконян.

— У нее плоды наподобие фиников, но чуть более продолговатые, — рассказывает Амаяк. — Кисло-сладкие на вкус и ароматные, они очень хороши для приготовления джемов и компотов.

Хороша и сама пальма, хоть и не очень высока — всего метров пять. Но у красотки бразильянки  дугообразные серо-зеленые листья — настоящее природное украшение этого дерева.

Северный банан на российском юге

Привлекает внимание и такой обитатель питомника, как азимина. Или северный банан, если по-русски. Впрочем, одним лишь банановым оттенком вкусовые ощущения от пробы азимина явно не ограничиваются: здесь, скорее, некий микст ананаса, фейхоа, манго и того же банана. Ну а внешне плоды напоминают папайю.

— На азимину почти всегда есть спрос, — поясняет собеседник «КИ». — Для кондитеров это находка: из нее делают желе, сиропы, варенье (по вкусу похожее на абрикосовое). 
 Кстати, почему  банан — «северный»?

— Это растение очень морозостойкое, — поясняет Амаяк. — Выдерживает минус, характерный для средних российских широт.

Что ж, тогда легкий сочинский морозец азимине вообще как укус комара. А средиземноморский климат, свойственный нашему родному побережью Черного моря, — для нее вообще курорт.

Из Италии — на Кубань

Кстати о Средиземноморье.

— Мои близкие приятели, тоже занятые в «цитрусовой» отрасли, часто бывают в странах Южной Европы, — говорит фермер. — В той же, к примеру, Италии, где очень много мандариновых плантаций. 

— Там ребята даром времени не теряют и присматриваются к тому, как люди выращивают те же апельсины, фейхоа, мандарины, — продолжает тему фермер.  И, возвратившись на Кубань, делятся со мною интересными технологическими ноу-хау.
Корпоративная солидарность, позволяющая коллегам по цеху обмениваться информацией, помогает фермеру всегда быть «в теме». Сам Амаяк пока до Апеннинского полуострова  не добрался, зато побывал на другом полуострове — Крымском. Увиденное впечатлило.

— Особенно запомнился Никитский ботанический сад в Ялте, — не скрывает эмоций Амаяк Кочканян. — Эти насаждения — живой пример того, как развивать в том числе и данную отрасль.

Не нужен им сочинский берег

— Я бы тоже сажал у себя на участке мандарины с лимонами, — уверяет арендатор из Кореновска Георгий Стариков. — Но для этого надо как минимум жить на берегу Черного моря.

Что ж, крылатое изречение «знал бы прикуп — жил бы в Сочи» здесь уместно перефразировать: «проживал бы в Сочи — выращивал бы цитрусовые». Но  слова эти не в тему: чтобы растить у себя южную экзотику, вовсе необязательно переезжать на побережье. Вот и фермер из села Попутное Отрадненского района Абубакар Курбанов, организовавший свое хозяйство далеко не в субтропиках, того же мнения:

— Каждый год собираю урожай первоклассных лимонов, — говорит не без гордости фермер.- Настало время расширяться: планирую в ближайшем будущем (возможно, уже через год-полтора) заложить у себя в питомнике до 1000 лимонных деревьев.
Пока же их здесь 120, но все крепкие, плодоносящие.

И тепло, и светло

Одна маленькая, но важная деталь: хозяйство Абубакара — не обычное, а тепличное. Однако вкус его «фирменных» цитрусовых, по словам фермера, ничуть не хуже, чем у тех, что вырастают гораздо южнее, под открытым небом.

— Не верите — попробуйте, — говорит собеседник «КИ». — Мои тепличные дадут фору многим импортным грунтовым.

Абубакар берет не только качеством, но и количеством: одних только лимонов он собирает более тонны за год, а ведь есть у него еще помидоры, перцы, огурцы, китайская капуста…  И все эти агрокультуры окружены заботой и вниманием. У тех же, к примеру, кубанских томатов привилегий не меньше, чем у синьора Помидора из «Приключений Чиполлино». Но в отличие от ситуации в знаменитой детской книге на территории хозяйства нет никакого социального неравенства: у всех овощей и фруктов права одинаковые. У каждого из «жителей» теплицы, к примеру, есть право на тепло, и обеспечено оно продвинутыми технологиями.

Орошение скважиной

— Даже самой холодной зимой мы обходимся без котельной, — информирует Абубакар. — Отопление теплиц обеспечиваем при помощи гидротермического источника.

Все гениальное — предельно просто. На том самом месте, где сегодня стоит теплица, пробурена скважина глубиной 200 метров. Из нее к посевам овощей и цитрусовых поступает горячая (112 градусов) вода под давлением до 12 атмосфер.

— Скважины здесь появились еще задолго до того, как я вплотную занялся сельским хозяйством, — вносит ясность фермер. — Мне всего лишь оставалось приспособить этот источник для обогрева растений.

Не могут, впрочем, нормально жить обитатели теплицы не только без тепла, но и без влаги. 

У химии нет шансов

— Водоснабжение осуществляется с помощью ленты капельного полива, — продолжает делиться секретами  модернизации своего хозяйства собеседник «КИ». — Этот способ, в частности, гарантирует постоянное оптимальное увлажнение почвы и не создает условий для роста сорняков.

Но на тепле и влаге свет клином не сошелся.

— А еще, конечно, хозяйству необходимы удобрения, — продолжает Абубакар. — Мы принципиально используем исключительно органику: в первую очередь это навоз — как в его обычном состоянии, так и разбавленный водой. 

«Ни миллиграмма химии» — один из основных девизов фермера в станице Попутной. Оттого и продукция экологически чистая, в том числе и лимоны. Что касается цитрусовых,  то были среди них сравнительно недавно у Абубакара и мандариновые деревья. Были, но сплыли — в буквально значении слова.

Дело — не труба

После того  как внезапно лопнула одна из труб в системе коммуникации, технологическая мини-катастрофа поставила на мандаринах жирный крест. Жирный, но не пожизненный.

— Возможно, в обозримом будущем решу вернуться к выращиванию этих любимых народом сезонных цитрусовых, — пожимает плечами собеседник «КИ». — Как говорится, время покажет.

Именно сейчас, в канун Нового года, хочется верить в возвращение мандариновых деревьев в гостеприимную благоустроенную теплицу. А она и впрямь благоустроенная — фермер Абубакар Курбанов знает в этом деле толк.

Кошерная пленка

— Половина участка в теплице закрывает конструкция, изготовленная мной самостоятельно, — поясняет фермер. — Удалось справиться без помощи и консультаций, как сейчас говорят, специально обученных людей.

Растения на этой половине теплицы защищены специальной двойной пленкой, внутри которой постоянно циркулирует разогретый воздух. И это еще один важный показательный штрих к эффективному обогреву всего помещения, отведенного под фермерское хозяйство, дающее стабильный урожай. 

— Между прочим, пленку для теплицы мы доставили из Израиля, — говорит Абубакар. — Это уникальный светостабилизирующий материал с гарантийным сроком восемь лет.
Под такой надежной защитой овощные и цитрусовые агрокультуры в этом личном тепличном хозяйстве, что называется, как за каменной стеной. 


Читайте новости там, где удобно: Instagram Twitter, Facebook, Vk, Одноклассники, Яндекс.Дзен.