11:34
05 Декабря 2019
«Катись отсюда»: Краснодарец рассказал, почему горожане не любят скейтеров
Четверг
Дек
05
2019

«Катись отсюда»: Краснодарец рассказал, почему горожане не любят скейтеров

21 июня отмечается Международный день скейтбординга. Мы пообщались с 19-летним скейтером Семеном Коневым. Он рассказал, как стать профессиональным райдером, и почему люди часто пытаются ввязаться в драку с катающейся молодежью.

Фото: Денис Яковлев, «КИ»
Фото: Денис Яковлев, «КИ»

Скейтбординг не всем по карману


Семен катается на доске с 11 лет. Почти всем трюкам он научился по видео в интернете. Первый базовый трюк «олли» - прыжок вместе с доской, он освоил за две недели.

Скейтбординг – уличный вид спорта, все трюки придумали на улицах, а не в скейт-парках, – объясняет Семен Конев. – Он хорош тем, что необязательно учиться чему-то конкретному. Нет таких трюков, которые должен уметь каждый хороший скейтер.

Правда, чтобы стать прорайдером, нужно вложить много денег. По словам Семена, увлечение ребенка скейтбордингом может оказаться не по карману обычной семье.

– Доска российского производства среднего качества стоит около 3000 рублей. Цены на хорошие импортные доски начинаются от 5000 рублей. Некачественные деки быстро изнашиваются, а хорошей доски хватит на пару месяцев.

Также райдеру нужно периодически обновлять подвески (траки), колеса и подшипники. Эти элементы тоже стоят немало: подвески – 6000, колеса около 4000 рублей. Райдеры собирают деки сами. Можно купить уже готовый скейт, но такой вариант подойдет только новичку. 

Фото: Денис Яковлев, «КИ»

Зачем скейтеру спонсор

Есть скейтеры, которые могут позволить себе менять деки три раза в месяц. Их называют прорайдерами – это профессионалы. У них есть спонсоры, которые обеспечивают их одеждой, досками и оплачивают поездки на соревнования. У Семена Конева нескольких спонсоров.

– Чтобы райдера заметили, ему надо быть медийной личностью, – рассказывает Семен. – В Краснодаре скейт-сообщество небольшое: человек 50, максимум 100. Нужно общаться с другими скейтерами и заводить полезные связи. А самое главное – быть активным пользователем соцсетей. Чем больше у тебя подписчиков, тем выше вероятность, что на тебя обратят внимание. Я знаю нескольких российских райдеров, которые весьма посредственно катаются, но выступают за крутые бренды, потому что эти ребята популярны в социальных сетях.

В основном райдерам помогают в обмен на рекламу. Например, один из спонсоров Семена – спортивный магазин. Когда он катается на улице, подростки часто спрашивают, где он купил деку или футболку.

– Спонсорство в регионах – это редкость, – рассказывает Семен. – Добиться здесь сильной финансовой поддержки, чтобы целыми днями можно было кататься и на это жить, очень сложно. Я бы сказал, нереально. Вся скейтерская движуха происходит в Москве. Я через несколько дней уезжаю туда и надеюсь там остаться. Планирую свою жизнь связать со скейтбордингом, но здесь не могу рассчитывать даже на должность тренера. В крае это не настолько популярный вид спорта, чтобы за него хорошо платили.

Фото: Денис Яковлев, «КИ»

В Краснодаре райдеров не любят

Скейтерам, велосипедистам и тем, кто катается на самокате, – в городе живется несладко. Окружающие иногда реагируют ни них агрессивно и провоцируют скандалы.

– Еду я по улице, осторожно объезжаю людей, – вспоминает Семен. – Внезапно меня догоняет мужик и начинает с истерикой в голосе доказывать, что я ему переехал ногу. Эти стычки случаются почти каждый день. К примеру, катаемся мы в сторонке, прыгаем на скейте со ступенек. Ничего страшного не происходит: мы ничего не ломаем и никому не мешаем. Но проходящие мимо люди бегут к нам с пеной у рта, с оскорблениями и угрозами.

По мнению Семена, люди не любят райдеров, потому что не привыкли к экстремальным видам спорта.

– Они думают, что все, кто этим занимается, неадекваты, которые хотят «сломать город» и испортить им жизнь. Они не понимают, что скейтбординг – это спорт, и он теперь уже входит в олимпийскую программу.

Но самый лютый трэш начинается на площадках в скейтпарках. Туда приходят родители с маленькими детьми и мешают райдерам кататься, подвергая опасности жизнь скейтеров, и своих детей, которые путаются у спортсменов под ногами.

– Случалось, что я сносил детей на площадке, когда выполнял трюки, – просто не видел их. Один малыш упал и ударился затылком. Другому ребенку повезло: я чудом его перепрыгнул. Когда я подошел к отцу спросить, что годовалый малыш делает на площадке, где тренируются взрослые, тот посоветовал мне смотреть, куда я еду. Даже в скейт-парках не дают спокойно кататься. Почему никто не ограничивает доступ детей на площадку? В Европе и Штатах такие места окружены забором и охранники пускают туда только тех, кто пришел заниматься спортом.

Иногда словесные перепалки перерастают в драки, как это случилось несколько месяцев назад в парке Галицкого, где отец ребенка принялся показывать райдерам свои боксерские навыки.

Мы спросили Семена, нужна ли скейтерам защита.

– Если только от неадекватных людей, – смеется райдер. – А что касается защиты от падений, я не могу в ней кататься, она сковывает движения. Основные травмы – вывих лодыжки или перелом, а от этого защита не спасает. Если ты неудачно упал, все равно получишь травму, хоть в защите, хоть без. Я ломал обе лодыжки. Это наше самое уязвимое место.

Фото: Денис Яковлев, «КИ»


Читайте новости там, где удобно: Twitter, Fb , Vk, Оk, Яндекс.Дзен.