Не сегодня, так завтра

– Роман Васильевич, что теперь изменится в градостроительной политике краевого центра? Для чего вообще нужен этот документ?

– Главный смысл предмета охраны исторического поселения – установить правила, по которым должно проходить строительство в центре Краснодара. Еще в 1990 году город получил статус исторического поселения, несущий ряд ограничений при строительной деятельности. И хотя некоторые застройщики считают, что этот статус создает препятствия для развития города, я убежден: мы просто обязаны научиться извлекать из него преимущества.

Предмет охраны призван сохранить историческую значимость, архитектурные особенности столицы Кубани. Сюда входят не только конкретные памятники, но и просто градоформирующие объекты.

Помимо этого, охране подлежит и сетка улиц, какие-то панорамные виды, ряд других параметров. Одним словом, утвердив предмет охраны, мы зафиксировали историческое поселение в конкретных границах, установив на этой территории жесткие правила застройки.

– Например, какие?

– Высота зданий некоторых кварталов в центре должна быть не выше 21 метра, то есть 3-4 этажа, по периметру – 2-3 этажа. Это именно та высота, которая исторически сложилась на территории Краснодара. Это и есть основная цель документа – установить правила, по которым можно будет в центре строить что-то не в ущерб исторической среде.

– Не получится ли так, что при таких условиях застройщики, а значит, деньги на реконструкцию тех же памятников, ценных объектов историко-градостроительной среды, просто не придут?

– Не придут сегодня – придут завтра. Да, в последние десятилетия застройщики привыкли к быстрой и большой прибыли. Да, в историческом центре так не получится, продавать будут дольше и меньше. Тем не менее я уверен, найдутся инвесторы, которые захотят осуществлять такие проекты.

– И кто эти святые люди?

– Буквально на днях, уже после утверждения документа, один из застройщиков просто при мне, учитывая все ограничения по застройке в таком историческом квартале, подсчитал, сколько он заработает. И сказал: меня устраивает, я готов за это взяться.

– То есть появляются инвесторы, готовые осуществлять амбициозные проекты и работать в условиях таких ограничений?

– Я надеюсь, что в центр придут те застройщики, которые действительно любят свой город. Да, может, заработают чуть меньше, чем в другом месте, да, может, будут дольше ждать денег, но они не только построят новые дома, но и приведут в порядок весь квартал, какие-то исторические здания.

Чтобы наш город засиял, заиграл, стал привлекательным для туристов. Вот тогда станет видно, кто на самом деле любит свой город, а кто пришел, чтобы денег заработать.

– А кто будет контролировать, чтобы все было так, как написано в документе?

– Вся новая застройка подлежит согласованию с управлением по охране памятников. На проект каждого нового строительства мы должны выдать заключение о соответствии его предмету охраны.

В соответствии с параметрами предмета охраны мы учитываем высоту, плотность застройки, архитектурный облик, даже применяемые материалы – и лишь после согласования с нами застройщик получит разрешение на новое строительство.

Дом Лихацкого, мельница Киор-оглы, другие…

– А теперь хотелось бы спросить о состоянии существующих памятников архитектуры, судьба которых вызывает особое беспокойство. Начать хочу с одного из самых красивых и необычных – так называемого особняка в мавританском стиле на ул. Пушкина. Когда наконец жители и гости города увидят его в первозданной красе?

– Вы понимаете, без особых проблем можно решить вопрос реставрации, когда у здания один собственник, использующий его, например, под коммерцию. Таких примеров немало на улице Красной. И совсем другое дело, если это жилой дом.

Во-первых, он по ряду параметров даже не может попасть в программу капремонта многоквартирных домов.

Во-вторых, реставрация, которая требуется в этом случае, – это совсем другая стоимость, нежели обычный капремонт. И сегодня мы активно работаем с краевым министерством ЖКХ и ТЭК по установлению предельных цен и проведению реставрационных работ в многоквартирных домахпамятниках. Как только цены будут утверждены, появится возможность включить эти дома в программу и начать ремонт.

Есть еще проблема: не у всех многоквартирных домов-памятников определен способ управления. А значит, люди не платят взносы в Фонд капремонта. И даже если собственники этого дома создадут, скажем, ТСЖ и начнут платить взносы, им понадобится много лет, чтобы накопить достаточную сумму. Поэтому единственный выход – найти инвестора, который будет готов выкупить эти квартиры, отреставрировать здание, использовать и содержать его.

– И такой инвестор уже нашелся?

– Сказать с полной определенностью пока не могу, что заинтересованный инвестор есть. Находятся люди – да, их пока единицы, готовые работать на грани прибыли и себестоимости и привести в порядок этот памятник архитектуры.

– А в каком плачевном состоянии находится еще один памятник – дом врача Михалева на ул. Чапаева, 85А! С ним-то как? –

Мы не можем найти собственника, который числится в реестре. Дважды вызывали его повестками в суд – никакой реакции. В ближайшее время планируем запустить процедуру, аналогичную той, что была запущена по дому архитектора Косякина, – будем изымать через суд.

[[gallery_1]]

– И что дальше ожидает этот дом?

– Здесь возможно два варианта: или после изъятия сразу продаем эти здания с торгов – собственнику, готовому его отреставрировать и содержать, или забираем в собственность края.

[[gallery_3]]

Но сначала – решение суда

– А если заберете в собственность края…

– … тогда уже край будет реставрировать. Если мы не найдем инвестора, я думаю, нам придется пойти таким путем.

– А какова судьба кирпичного здания на углу Красноармейской и Гоголя?

Пару лет назад в нем даже обещали сделать Дом журналистов… – Есть абсолютно конкретное, четкое поручение губернатора – совсем недавно проводились совещания по этому поводу. Сейчас идет работа по передаче этого здания от краевого минздрава подведомственному учреждению – краевому департаменту строительства, которое займется проектированием и реставрацией памятника.

– И еще один дом – единственный в городе объект, находящийся в федеральной собственности, мельница Киор-Оглы. У нее какая перспектива?

– Как вы сами сказали, это объект федеральной собственности. По нему долго шли суды, но наконец-то в прошлом году они завершились. И мы незамедлительно направили в территориальное управление Росимущества края охранные обязательства с конкретными сроками выполнения работ на объекте.

Мы дали достаточно времени на проектирование и выполнение реставрационных работ. Но учитывая, что это федеральные средства, что эти деньги нужно будет заложить в бюджет, провести конкурсные процедуры – думаю, как минимум потребуется два-три года.

– И что будет в этом здании? Какие идеи есть на этот счет?

– Законодательство не регламентирует назначения помещений после реставрации. Оно может быть любым, лишь бы не ухудшало его состояния. Там, например, может находиться банк, гостиница, ресторан, магазин.

[[gallery_2]]

Где?

Территория исторического поселения Краснодар состоит из двух участков. Первый – это зона исторического центра, главной композиционной осью которой является улица Красная. Второй участок – локальный, он включает Привокзальную площадь с фрагментом исторической общественно-жилой застройки и производственной зоны железнодорожной станции.


Что и сколько?

В предмет охраны вошли 271 объект культурного наследия и 433 ценных объекта историко-градостроительной среды. Помимо этого, предмет охраны включает историческую планировку кварталов и ее элементы, объемно-пространственную структуру исторического поселения, композицию и силуэт застройки.


Читайте новости там, где удобно: Twitter, Fb , Vk, Оk, Яндекс.Дзен.