И правда, к чему гонять груженные товарами возы по пыльным городским улицам, если можно организовать торжище фактически на въезде? Кто тогда мог предположить, что кубанская столица буквально за век разрастется настолько, что Сенной окажется чуть ли не в центре, а продавать на нем будут все: от лопат и ведер до мяса, рыбы и фруктов.

Горожанам уже вскоре полюбилось это место — его шум и разноголосица торговцев, толкотня, буйство красок и смешение запахов, невероятное богатство выбора самых экзотических товаров. А как выручал Сенной наших земляков в тяжелые годы?

[[gallery_4]]

Почитайте, что пишет об этом Петр Тарахно, попавший в Екатеринодар в 1919-м, в разгар Гражданской войны: «Потолкался я и на Сенном базаре, где скорее всего узнаешь городскую жизнь. Судя по всему, была эта жизнь трудной. Цены были такие, что сразу можно было понять — в городе голодно.

На базаре я впервые услышал непонятное слово «макуха». Оказалось, что это жмых, которым кормят скот, и люди его покупали, когда уже совсем нечего было есть. Конечно, ели макуху только бедные и часто от нее болели.

[[gallery_1]]

А те, кто побогаче, могли отведать на рынке великолепного, ни с чем не сравнимого кубанского борща. Говорили, что настоящий кубанский борщ можно было найти только в Екатеринодаре на этом Сенном рынке.

Когда трамвай с прицепом подъезжал к базару, наиболее смелые или голодные соскакивали на ходу и стремглав бежали в то место, откуда доносился запах борща. И все-таки разбегались они в разные стороны, потому что харчевен на базаре было несколько. И на каждой висела вывеска: «Только у нас настоящий борщ. Бойтесь подделки, будут болеть животы».

Еще издали около харчевен виднелись длинные столы, застланные белой тканью. На столе стояли глиняные макитры, некоторые были огромны, до пяти ведер емкостью. И все они были укутаны одеялами.

Около каждой макитры стояли глубокие глиняные чашки и лежали деревянные раскрашенные ложки. Молодые казачки в национальных костюмах — кофточках с оборками и длинных оборчатых цветастых юбках, с яркими платками на голове, вооруженные длинными половниками, стояли в полной боевой готовности.

Когда казачка открывала свою макитру, из нее вырывался душистый пар. Перед тем как положить мясо, она спрашивала, жирного ли вам или попостней. И потом наливала борщ, но так, чтобы попало все, что входит в его состав. Получив чашку и купив тут же хлеба, вы начинали есть, стоя у стола. Борщ был такой сытный, что редко кто просил вторую порцию».

[[gallery_2]]

…Я застал Сенной в пору его расцвета в 1990-е годы. О, те уже далекие времена моей полуголодной журналистской юности! Не ты ли, родной, кормил меня горячим, только из тандыра, лавашом и до невозможности острой ядовито-яркой корейской морковкой? А сочные, дразнящие ароматом чебуреки на входе?

Кто тогда мог перед ними устоять? Я помню твои огромные, бесконечные недра, вечно переполненные суетящимся народом; твои подступы, где толпились торговавшие вещами с рук барахольщики, чей длинный хвост вылезал аж на улицу Красную в районе Театральной площади.

А твои неповторимые рыбные ряды, где чуть ли не по колено в грязи, на оторванных от ящиков картонках лежали свежайшие, еще шевелящие жабрами усатые кубанские сомы рядом с черноморскими акулами-катранами и длинноносой красавицей-севрюгой? Сюда можно было ходить как на экскурсию, водить иностранные делегации, шокируя приезжих фантастическим сочетанием экзотики, антисанитарии и кубанского колорита.

[[gallery_3]]

Нынче ты уже не тот, старина. Тебя приструнили и обкромсали, отняли у тебя ценные территории, выстроив на них стеклянные призмы жилых комплексов и катакомбы подземных парковок.

Тебя частично загнали внутрь крытого здания с причудливым серебристо-чешуйчатым куполом крыши, и даже в официальном твоем названии уже нет слова «Сенной», а остановку общественного транспорта «Центральный колхозный рынок» впору переименовывать, не только потому, что уже нет колхозов, но и оттого, что она теперь оказалась далеко от твоих рядов.

Но мы тебя по-прежнему любим. Да и как тебя не любить! Где еще в городе можно найти столько всего экзотического: от привезенного из Армении варенья из зеленых орехов до дикой хурмы, собранной в горах Кавказа.

Где еще работают такие веселые и жизнерадостные торговцы, которые не только узнают тебя в лицо, но и, как добрые родственники, помнят все подробности твоей личной жизни. Вся жизнь горожанина проходит на твоих теплых мозолистых ладонях. Ты — душа нашего города. С юбилеем, дружище!


Читайте новости там, где удобно: Twitter, Fb , Vk, Оk, Яндекс.Дзен.