Полис ветров

Антарктическая станция «Русская» была открыта в 1979 году на Берегу Хобса земли Мери Берд. Она известна ураганными ветрами до 70 метров в секунду, коротким летним сезоном, морозами и значительным удалением от остальных станций Антарктиды. Первых ее поселенцев удалось высадить сюда лишь… с четвертого раза.
— Место расположения станции — это зона формирования циклонов, во многом определяющих состояние погоды на Земле. Я был участником второй экспедиции в 1980 году и отправлялся в путь, когда ее первые зимовщики еще не вернулись. Никто не знал, что нас ждет, известны были лишь погодные сводки, их передавали по радио, — рассказывает Геннадий Шальопа. — Я был врачом.
[[gallery_1]]
Сложности в экспедиции начались с первой минуты. Стояла поздняя антарктическая осень. Нужно было разгрузку и замену зимовщиков произвести в рекордно короткие сроки — за двое суток.
— Когда приводили в порядок станцию, то увидели течь в трубах водяного отопления. При ее устранении появились воздушные пробки, а с их образованием стала подниматься температура, что приводило к автоматическому отключению дизелей. Это была катастрофа, без тепла там не выжить, — вспоминает полярник.
— Трое суток мы боролись за жизнь, дежурили у 30-литровой фляги, чтобы при ее заполнении выбежать на улицу (в страшный ветер) и вылить в специальный бак.

[[gallery_2]]

А почему конфет не дали?

Жили участники экспедиции в быстровозводимых фанерных домиках. А чтобы дома не развалило сильным ветром, их ставили на высокое, из толстых брусков, продуваемое ветрами основание и перетягивали стальными тросами. Впрочем, когда ветер достигал 70 метров в секунду, что для станции не было редкостью, то домики трясло так, что линолеум взлетал над полом.
— Скоро мы стали обустраиваться: в леднике вырубили пещеры для хранения мяса, построили лазарет (все медикаменты до этого хранились в комнате врачей, и из-за сильного запаха в ней жить было невозможно), еще одну радиорубку, гараж для вездеходов, склады с отоплением для хранения продуктов, — рассказывает Геннадий Шальопа.
[[gallery_3]]
Несмотря на непогоду, участники экспедиции болели крайне редко. Врач частенько выполнял и функции психолога.
— До прихода корабля со станции никуда не уехать, это очень давило. Еще тяжело находиться две недели в трясущемся от урагана домике и смотреть на уже хорошо знакомые восемь лиц. И обиды, переходящие в нервные срывы, появлялись просто на пустом месте: а почему, к примеру, сегодня конфет не дали? — вспоминает врач.
На станции устраивались различные соревнования, а дни рождения превращались в особые вечера. Сам Геннадий выпускал газету «Русский дух», экземпляры которой потом отдал на хранение в Музей Арктики и Антарктики, и ежедневно писал дневники, на основе которых несколько лет назад издал книгу.
[[gallery_4]]

Метельная «Молодежная»

— В Институте Арктики и Антарктики, куда я отправился, чтобы стать членом экспедиции на ледяной материк, мне предложили стать руководителем инженерно-гляциологической группы. В феврале 1984 года в составе 29-й советской антарктической экспедиции я отправился зимовать на станцию «Молодежная», — вспоминает Юрий Ефремов.
Эта антарктическая станция расположена за Южным полярным кругом, в каменистом антарктическом оазисе на берегу моря Космонавтов. Ее главная база — поселок из разноцветных домиков в полтора километра в длину, станции ракетного зондирования атмосферы и дизельных электроагрегатов. Главная улица в поселке носит имя Михаила Сомова.
— На площади, недалеко от кают-компании, стоит столб с металлическими стрелками-указателями. На них обозначены расстояния до Москвы, Вашингтона, станции «Восток», Южного и Северного полюсов и… Краснодара — всего лишь 12 542 километра пути, — улыбается полярник.
[[gallery_5]]
Отмечая удивительную красоту ледяных пейзажей, закатных вечеров и рассветов, Юрий отмечает, что самое незабываемое впечатление осталось все же от пурги. — Это настолько сильная метель, что сквозь нее едва проникает дневной свет. Она ревет и несется со скоростью 180-200 км в час и при температуре ниже -20°С, — рассказывает Юрий.
Работа в такую погоду чрезвычайно опасна. К приборам пробираются группой не менее двух человек, по заранее натянутым леерам. А штормовой ветер не только вырывает из рук термометры, ленты записей с приборов самописцев и другие важные вещи, но может и сбросить человека вниз со смотровой площадки или еще хуже — с ледяного барьера — в море.

[[gallery_6]]

Океан неизведанного

Группа Юрия занималась исследованиями физикогеографических условий формирования ледяных берегов, пригодных для разгрузочных операций, и выдачей рекомендаций для их длительной эксплуатации.
— Причалов как таковых в Антарктиде нет: все суда разгружаются на ледяной берег — барьер. Но он неустойчив и часто обрушивается. А потому ученые решили создавать искусственные причалы, — объясняет инженер.
— У нас была станция-движок, питающая насосы. В них накачивалась морская вода. А у ледяного барьера вблизи берега мы накапливали снег и поливали его водой. Он смерзался и приобретал форму причала. Сложность в том, что под тяжестью он уходил вниз, на дно, — объясняет Юрий.
Выполняя основную работу, географ не мог оставаться равнодушным к антарктическим озерам. И по собственной инициативе их исследовал, это потом стало основой его будущей книги. Его вычисления помогли в следующем году избежать прорыва воды из озера Глубокого — катастрофы для всей антарктической станции.
— Зимовка на далеком континенте — суровое испытание для каждого, кто приехал сюда, на прочность, профессионализм и коммуникабельность. Я ни разу не пожалел о своем участии в экспедиции и хотел бы снова повторить: для ученого-географа там просто океан неизведанного.
Сейчас Юрий Ефремов — профессор, он преподает в КубГУ на кафедре региональной и морской геологии. Геннадий Шальопа — на пенсии.
[[gallery_7]]

Интересный факт

На российские станции, как, впрочем, и на советские в прошлом, женщинам дорога закрыта. По словам полярников, они в замкнутом мужском обществе — яблоко раздора. Пусти одну — и остановится работа всей системы. Известен случай, когда американские коллеги даже стрелялись из-за участниц-женщин. Однако сейчас существование прекрасной половины уже вполне допустимо, а на чилийской станции даже зафиксировано рождение младенца.

Кстати

За время освоения континента погибло около ста наших соотечественников. В 2008 году, доставляя груз на станцию «Восток», в одну из трещин вместе с тягачом АДТ провалился наш земляк, кубанский полярник Дмитрий Ломакин. Замяв водителя, машина упала на глубину 30 метров. Лишь на следующий год отряд спасателей сумел поднять тело Дмитрия и передать для захоронения его семье.

Дата

5 февраля 2012 года на глубине 3769,3 м ученые завершили бурение вечных льдов и достигли поверхности подледного озера Восток. Это событие приподняло российскую науку на новые рубежи мировых исследований.

Как туда попасть?

Хотя посещение станций туристами и путешественниками не приветствуется, все же попасть в Антарктиду можно. Для этого нужно обратиться в Институт исследований Арктики и Антарктики и привести убедительные доводы, почему станция нуждается именно в вас. Отличное здоровье и масса полезных навыков даже не обсуждаются — это минимум.


Читайте новости там, где удобно: Twitter, Fb , Vk, Оk, Яндекс.Дзен.