Эстафета от ветеранов

[[gallery_1]]

[[tizer]]

– Сергей Леонидович, многие гости нашего города считают главной его достопримечательностью людей в казачьей одежде…

– Для приезжих казак, может быть, и достопримечательность, а для нас – прежде всего гарант стабильности. 

Как известно, казаки ЕРКО эффективно участвуют в охране общественного порядка. 

Причем не только на улицах краевого центра, но и в детсадах, учебных учреждениях.

– Что касается школ и садиков, то казак здесь еще и воспитатель, живой пример для подражания…

– Совершенно верно. Человек в черкеске, папахе, с кинжалом на поясе, погонах на плечах и наградах на груди — олицетворение защитника Родины. 

Тот, на кого надо равняться: в сознании ребенка эта мысль укореняется с младых ногтей. В немалой степени благодаря тому, что в последнее время казаки все чаще приходят к детям в качестве почетных гостей. 

Им есть что рассказать: ведь многие из них, к примеру, воевали в самых разных горячих точках.

[[gallery_2]]

– С ролью наставников успешно справлялись ветераны Великой Отечественной…

– Увы, над всеми властно время. С каждым годом героев Второй мировой становится все меньше. 

А среди тех, кто еще жив, 90 процентов лежачих. На смену им идут казаки, в том числе и представители ЕРКО: допустим, те же воины-«афганцы», да и просто служилые люди.

Очень значимый значок

– То есть казачество все увереннее «внедряется» в молодежную среду краевой столицы?

– Да, и еще один пример: казачьи школы. Здесь особо подчеркну, что впервые в истории города в конце прошлого года сразу четыре школы Краснодара получили статус казачьих.

– Что изменило это новшество?

– Официально узаконено, к примеру, ношение казачьей формы. Неукоснительное правило для девочек – головной убор (пилотка или берет). 

Более творческим и углубленным стало изучение целого ряда дисциплин – например, кубановедения. Православная культура, казачьи традиции – теперь главные пункты учебной программы.

– Если говорить об атрибутике, то у казачат, кроме одежды, появились еще и значки…

— Да, нагрудные знаки с логотипом Союза казачьей молодежи Кубани быстро завоевали популярность. Учитывая спрос на этот симпатичный и узнаваемый атрибут, ЕРКО бесплатно распространило среди юных жителей нашего края 4 500 таких значков.

[[gallery_3]]

[[tizer]]


— Один из них достался сыну моего приятеля. По его словам, сын носит значок с тем же энтузиазмом, с каким когда-то мы носили значки с аббревиатурой ВЛКСМ.

– Если уж проводить исторические параллели, то знаку отличия кубанских казачат все-таки ближе значок пионерский. Ведь основная часть детей, входящих в СКМК, – ученики средних классов.

– По сути, те же пионеры?

– Ну, в общем, да. А для чего изобретать велосипед? Все новое – хорошо забытое старое. Пионерской организации давно уже нет – как, впрочем, и комсомольской. Сегодняшний Союз казачьей молодежи – разумная альтернатива расплодившимся повсюду экстремистским объединениям. Ведь свято место пусто не бывает.

[[gallery_4]]

Железная дорога к храму

– Кстати, об истории. В нее наверняка вошел Большой казачий круг, накануне состоявшийся в Москве…

– Безусловно, но исторической для нас стала еще и дорога в столицу России.

– Если можно, поподробнее.

– Хорошо. Итак, плацкартный вагон поезда Сухум – Москва. 54 казака Екатеринодарского отдела, две гармони и 27 часов пути. Коротая время, мы устраивали конкурсы – кто кого перепоет.

– Кто стал победителем?

– Проигравших не было: у всех наших исполнителей с вокальными данными полный порядок.

– Победила дружба?

– Я бы сказал, казачье братство – так точнее.

– Для красивого пения организму нужны калории. В поезде был вагон-ресторан?

– А зачем он нам? Городская администрация нас снабдила всем необходимым. Меню – не хуже ресторанного: жареная рыба, куры, яйца, колбаса, котлеты, огурчики соленые… И разумеется, блины – ведь Масленица как-никак. По возвращении в Краснодар каждый из нас прибавил два-три килограмма.

– В общем, ели-пили-пели…

– Насчет «пили» – это вы ошибаетесь: в дороге у нас был сухой закон. И еще один важный момент: употребляя пищу материальную, мы не забывали и о духовной. 

С нами ездил в Москву священнослужитель – иеромонах отец Спиридон. Он проводил в пути беседы, готовя казаков ЕРКО к исповеди перед причастием. 

Это стало для нас насущной необходимостью: ведь большой казачий круг проходил не где- нибудь, а в храме Христа Спасителя.