[[gallery_2]]

Освободители

Почетный гражданин Краснодара, известный в городе активист ветеранского движения, фронтовик, чей парадный китель украшают тридцать наград, рассказал «Краснодарским известиям» о горечи оставления кубанской столицы и радости ее освобождения.

«Когда разные умники заявляют, что обороны Краснодара не было, я возмущаюсь: а как же мы, как же защитники Пашковской переправы, как же тысячи погибших при защите города бойцах?.. Это все было!»

DSC_9305.JPG

Хотели отличиться

Сын двух педагогов, Владимир Бирюков с отличием окончил школу, с теми же оценками – Новочеркасское педагогическое училище и в 15 лет поступил на первый курс физико-математического Ростовского педагогического университета. 

После первого курса обучения он вернулся домой к родителям, где заведующий районо уговорил его перевестись на заочно, и пойти в сельскую школу учителем. Владимир согласился, и в августе 1940 года был зачислен в штат «семилетки» в возрасте 16 лет.

[[tizer]]

«Через месяц мне исполнилось семнадцать, но некоторые из моих учеников были старше: мне дали вести выпускной класс, – вспоминает Владимир Ильич. 

– Ребята восприняли меня всерьез, а девочки писали любовные записки, но я их не поощрял».

Выпустив класс, в июне 1941 года учитель отправился в университет сдавать экзамены за второй курс. Домой вернулся 21-го. На следующий день вместе с коллегой из школы договорились поехать на речку купаться. 

Встал спозаранку, вышел во двор и заметил на той стороне улицы у конторы совхоза непривычную для 6 утра воскресенья толпу. Подошел. Окна конторы распахнуты, на подоконнике стоит радио: война…

Вместе с коллегой тут же направились в военкомат: как и все, думали, что война быстро закончится, а они не успеют отличиться. Но военком их развернул: если понадобится, призовут в свое время. Вместо этого их направили на рытье противотанковых рвов.

Ростов-на-Дону фашисты взяли 21 ноября 1941 года, но удерживали всего восемь дней. Однако за это время они сожгли и разрушили его центр, замучили и расстреляли сотни мирных жителей.

[[gallery_1]]

«Узнав об этом, мы, дончане, были в ярости, тогда в наших сердцах поселилась непреодолимая злость, мы жаждали отмщения, – отметил ветеран. – Но до него было еще далеко».

Поклялись вернуться

[[tizer]]

В январе 1942-го Владимира Бирюкова призвали на фронт. Сначала его зачислили в пехоту, но узнав про два курса университета, перевели в зенитчики. Стояли под Таганрогом. Но когда Ростов взяли во второй раз, 24 июля 1942 года, пришлось отступать в сторону Краснодара.

8 августа 1942 года отступающие подошли к Краснодару. А ночью пришел приказ от командующего 56-й армией генерал-лейтенанта Рыжова о том, чтобы перебросить зенитчиков на левый берег Кубани, то есть на сторону нынешней Адыгеи, защищать мосты в районе современного Яблоновского моста, не дать противнику перейти по ним из Краснодара на ту сторону.

«Рано утром 9-го августа наш 57-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион прошел через Краснодар по Красной, затем мимо завода Седина. Было ясно, но над городом висело темное марево: это горел взорванный нашими нефтезавод.

Перешли мост (он тогда был деревянным и располагался немного выше по течению реки) и закрепились на левом берегу между деревянным и железнодорожным мостами. Справа и слева от нас стояли батареи других частей».

В начале одиннадцатого утра зенитчики увидели колонну немецких танков из десяти машин и четыре-пять грузовиков с пехотой. Они двинулись к деревянному мосту, но саперы его взорвали. 

Колонна пошла к железнодорожному, въехала на него, и в этот момент зенитки открыли огонь по первому танку в колонне и подбили его. Потом ударили по последнему, и он тоже загорелся. Таким образом, немцы оказались в «мешке», зажатые с двух сторон.

«Но один из оставшихся танков развернул в нашу сторону башню, и его выстрел убил моего товарища, командира орудия Гришу Решетникова. В следующий момент наши взорвали железнодорожный мост, его середина упала в реку».

За первой колонной противника шли еще. В том бою немцы потеряли около 50 танков и 500 солдат. Уже после войны участники тех событий узнали, что благодаря взрыву мостов было задержано наступление немцев на юг. 

Погибшие красноармейцы посмертно были награждены орденом Красного Знамени. Товарищи похоронили их в ауле Шенджий и поклялись, что вернутся и освободят Краснодар и могилы его защитников.

Дождь, грязь по колено

Отступали до Туапсе. Город, который не сдался оккупантам, подвергался нещадной бомбардировке немецкой авиации.

«Под Туапсе был поселок, который несколько раз переходил из рук в руки, но после того как 20 декабря 1942 года наши войска, наконец, перешли в наступление, этот поселок мы освободили первым».

Сразу после этого дивизион Бирюкова перебросили под Новороссийск в помощь знаменитой батарее старшего лейтенанта Зубкова (сейчас на ее месте на дороге в районе Кабардинки установлен мемориал), которая обстреливала любой немецкий корабль, посмевший подойти к городу. 

Зенитчики тогда попортили противнику много крови, немцы лишь ночью рисковали проскочить по морю.А в начале февраля 1943-го зенитчиков и другие части перебросили под Усть-Лабинск, началось наступление на Краснодар.

«Перебросили» значит: мы шли туда своим ходом, – уточняет фронтовик.  

– Дождь, дороги разбитые, грязь по колено, лошади не могут вытянуть артиллерию. А у нашего дивизиона было двенадцать гусеничных тракторов: по одному на орудие.

Помогли артиллеристам, без наших тракторов они бы там еще долго толкались».

Шли с боями через Воронежскую, Васюринскую, Старокорсунскую. 11 февраля освободили Пашковскую. 

«Наш дивизион занял позиции в районе современного военкомата Карасунского округа, но тогда там было чистое поле.

Мы ждали авианалетов, но небо было чистое, только над Краснодаром стояло зарево: потом узнали, что немцы, отступая, подожгли и подорвали все, что до этого не успели уничтожить». 

12 февраля зенитчики, которые не имели права оставлять орудия, узнали, что город освободили. Из Пашковской прибежали дети и женщины, обнимали освободителей, плакали от счастья, те, что посмелее, – целовали. Какая-то старушка их перекрестила. Неверующие – комсомольцы и коммунисты – они не стали над этим смеяться.

«Для нас освобождение Краснодара было первой крупной победой. Да, до этого мы прошли через несколько населенных пунктов, но Краснодар был городом краевого значения.

Кроме того, мы были горды тем, что сдержали клятву: освободили кубанскую столицу и могилы своих товарищей. Гнать фашистов было намного приятнее, чем отступать».

Почему немцы оставили Краснодар почти без сопротивления? После Сталинграда боялись оказаться в окружении. Правда, уйти-то они ушли, но с марта начались авианалеты: немцам важно было разрушить железную дорогу, по которой через Краснодар на фронт шло подкрепление. Дивизион Бирюкова поставили на охрану Пашковского аэродрома.

30 мая 1943 года во время налета пулеметчики одной из батарей дивизиона сбили вражеский «юнкерс», но тот, уже падая, успел сбросить бомбы. Самолет рухнул в стороне, но одна из бомб упала прямо на батарею. Погибли все. 

Так случилось, что это был последний массированный авианалет на Краснодар. Сейчас на месте, где погибла батарея, возле КубГУ, стоит памятник – зенитка.

Мирная жизнь

В сентябре-октябре Владимира Бирюкова направили в Оренбуржское зенитно-артиллерийское училище на офицерские курсы. Потом он в составе уже другого дивизиона прошел через Украину, Польшу, дошел почти до самой Германии. Но тут их развернули и направили на Дальний Восток.

Владимир Ильич освобождал китайские Муданьцзян, где насмотрелся на то, как японцы бросались под советские танки, не желая сдаваться, Харбин и другие населенные пункты.

Его мобилизовали только в 1953 году, до этого не хотели отпускать: он был ценным кадром, к тому же чемпионом Дальневосточного военного округа по фехтованию.

В 1948 году, приехав в отпуск в Краснодар (пока муж, сыновья и старшая дочь были на фронте, мама Владимира Ильича с младшей дочкой, спасаясь от оккупации, перебралась на Кубань), молодой офицер познакомился на танцах с Ниной, которая вскоре станет его женой. Они проживут вместе душа в душу 60 лет, после смерти Нины Георгиевны в 2011 году ее вдовец закажет памятник с эпитафией «Любовь никогда не проходит».

После демобилизации Владимир Бирюков окончил физмат Краснодарского пединститута, преподавал в школе, потом был завучем, директором. Затем его назначили первым заместителем заведующего краевого отдела народного образования, на протяжении 15 лет он курировал школы всего края.

У фронтовика два сына, пять внуков и два правнука.