Что для одного предмет восторга – для другого бунтарство, ведь татуровки не так давно ассоциировались с маргинальной субкультурой зэков. Завесу таинственности этого ремесла ki-news приоткрыли краснодарские мастера художественной татуировки.

Наколка после 18

В наши дни расплывчатых жирных надписей на кулаке типа «За ВДВ» или пресловутого черепа с русалкой уже не встретишь, татуировка усложнилась и в отдельных случаях граничит с живописью. Неизменным осталось одно: процесс рисования на коже.

Поверьте, вытерпеть его готов не каждый, особенно когда дело касается масштабной росписи. Мастера шутливо сравнивают эти ощущения «с тысячью укусов взбесившихся комаров».

[[tizer]]

«У каждого индивидуальный порог чувствительности: кто-то спокойно выдерживает сеансы по 8-9 часов, кто-то тяжело, – делится мастер художественной татуировки Николай Иванов, работающий в салоне на улице Красной.

 – Лично я переношу непросто. Перед сеансом есть несколько рекомендаций: не пить в течение нескольких суток алкоголь, плотно покушать.

Тогда организм отреагирует легче. Ближайшие несколько недель раскрашенное место на коже представляет собой сплошную болячку, требующую правильного ухода».

[[gallery_1]]

«В какой-то мере, это удар по иммунитету» – говорят татуировщики, – но вытерпеть можно».

Рабочее место мастер готовит тщательно: на небольшом столике теснятся тюбики с вазелином и маслами, одноразовые пробивные иглы, пакеты – шнуры для защиты проводов, пластмассовые колпачки с пигментами. Кстати, подлинный состав красок производители держат в секрете, чтобы избежать подделок и желания поэкспериментировать на кухне.

Деятельность татуировщика пока тоже остается в тени, но настоящий мастер ответственно подходит к делу, следит за стерильностью инструментов и имеет право в отдельных случаях отказать в обслуживании. 

[[gallery_2]]

«Медицинские противопоказания: сахарный диабет, эпилепсия, беременность, – перечисляет Николай. – Всегда откажу нетрезвому клиенту. Ещё, если человек будет просить сделать наколку на лице, и, конечно, несовершеннолетнему. Я сам сделал первую татуировку в 15 лет, и теперь равномерно закрашиваю её чёрным цветом».

Человек взрослеет, то, что казалось тогда крутым, впоследствии воспринимается иначе. К тому же, если выбрать неудачное место для наколки – в области запястья, локтей, шеи – чернила быстро выцветают, рисунки на виду могут вызвать проблемы с трудоустройством. Впрочем, скрытые татуировки есть у многих известных людей, даже у чиновников, добавляют мастера.

Грейпфрут вместо кожи

Специализированных школ, где можно обучиться татуировке, нет. Только мастер-классы при салонах, которые профессионалы оценивают сомнительно – ведь продолжают дело единицы. Поэтому путь в профессию у каждого свой. Сам Николай поначалу набивал татушки на дому, и только последние три года работает в студии, создавая собственные эскизы.

«С детства всегда было желание рисовать, хотя в итоге выучился на технолога, – признается он. – Но, чтобы стать успешным, лучше получить художественное образование либо иметь к этому талант и постоянно практиковаться в студиях сильных мастеров».

В искусстве Востока есть принцип: прекрасное меньше всего доступно глазу, наибольший эффект производит то, что видишь редко. Если у вас на теле есть татуировка, вам закрыт доступ в японские бассейны, а на пляже загорающий человек с расписанной рукой вызовет настороженность. 

Его коллега Александр Трофимов тоже пришел в профессию, можно сказать, с боем. Родители не поддерживали выбор сына, считая такую работу несерьезной. 

Из-за разногласий Александр даже уехал из дома в другой город, забросил учебу в техникуме и полностью погрузился в новое занятие.

Сейчас он обучает учеников, которые первые навыки отрабатывают… на толстой кожуре фруктов.

«Конечно, это отдаленно напоминает кожу человека, но такие пробы дают понять, как правильно держать руку, вести линию, – говорит он. – Хочу, чтобы первая татуировка девушки-ученицы была хорошей, потому что я первую работу сделал на третий день после обучения».

«В моем сердце Анастасия»

Стилей в татуировке так много, что подчас сложно чему-то отдать предпочтение. Это различные орнаменты, цветные и черно-белые рисунки, выполненные с подчеркнутым реализмом, а еще смешение техник».

«Всегда готов поэкспериментировать: к нам приходит не только молодежь, но и взрослые. Моим самым возрастным клиентом был 66-летний мужчина, бывший морской офицер, – рассказывает Александр Трофимов.

– Часто обращаются влюбленные пары. Но тут лучше всё хорошенько обдумать: люди могут расстаться, а тату никуда не денется… Помню случай: парень по- просил выбить надпись на животе «В моем сердце Анастасия». Его девушка Анастасия хотела такую же, но с именем парнишки.

Он первый вытерпел процедуру, а когда уже все было готово, девушка, наблюдавшая за сеансом, отказалась. Надо было видеть его глаза в тот момент… Так что для принятия решения иметь наколку очень подходит пословица: семь раз отмерь, один – отрежь».