Так уж сложилось, и в этом частично наша, журналистов, вина, что, вспоминая героев Великой Отечественной войны, мы говорим в основном о воинах: пехотинцах, летчиках, танкистах. И забываем о тех, кто обеспечивал на фронте быт солдат, варил для них кашу, лечил их раны. Мы нашли троих таких скромных участников войны.

Связист на линии огня

[[tizer]]

20-летний Стефан Семенович Паненко оказался на фронте в январе 1943-го после прохождения курсов связистов. Последние пусть и не ходили в атаку, очень часто рисковали жизнью, восстанавливая поврежденные линии связи или прокладывая новые под шквальным вражеским огнем.

Рота, в которой служил Паненко, обеспечивала связью, в частности, дивизион знаменитых катюш под осажденным Ленинградом, участвовала в боях за прорыв вражеской блокады города на Неве, в боях за освобождение Ленинградской, Псковской, Новгородской областей и Эстонии.

фото Паненко.jpg

«Расскажу полукурьезный случай. В одном из боев под Ленинградом связь пропала. Перейдя какую-то речушку, мы обнаружили конец порванного кабеля, нужно было отыскать второй.

Поднялись на возвышенность, впереди была поляна. И вдруг немцы открыли ураганный минометный огонь. Мы кинулись под стены разбитого сарая. Лежа лицом вниз, я вдруг почувствовал, что меня кто-то схватил за ноги и куда-то потащил.

Отбрыкиваясь, смог приподняться и повернуться – это была санитарка. Оказывается, она приняла меня за раненого и хотела оттащить в безопасное место».

Война для Стефана Семеновича закончилась в местечке Пирита близ города Таллинна. После Победы, окончив офицерские курсы, он стал политработником и оставался в армейском строю до 1960 года.

Затем окончил Всесоюзный юридический заочный институт, получил назначение на должность помощника прокурора Херсона, а с 1972-го до ухода на заслуженный отдых в 1987 году он работал в должности старшего помощника прокурора Новороссийска.

Погоду предсказывали по полету птиц

[[tizer]]

В 1939 году 18-летняя Надежда Сергеевна Самарская окончила ПТУ при заводе ЗИП и устроилась на него чертежницей.

После эвакуации завода в 1941-м перешла на местное предприятие, изготавливавшее блоки для укрепления зениток, затем ее взяли на аэродром в метеослужбу – чертить метеокарты.

Когда стало ясно, что оккупация Краснодара неизбежна, метеоролога вместе с аэродромом эвакуировали в Кутаиси. Так она оказалась на фронте в составе 492-го батальона 5-й воздушной армии.

С аэродрома Кутаиси наши дальние бомбардировщики вылетали на задания – бомбили вражеские цели на территории Северного Кавказа.

Самарская 2.jpg

«У метеорологов тогда практически не было никаких приборов, по которым они могли бы прогнозировать погоду, ну разве что барометр, – вспоминает Надежда Сергеевна.

– В основном прогнозы делали, наблюдая за облачностью, направлением ветра, полетом птиц. Например, если облака напоминают перья или вуаль, погода будет ясной и стабильной.

Если облака вытягиваются вверх – жди грозу. Ласточки летают высоко – дождя не будет, птицы сидят на верхушках деревьев – к непогоде».

[[tizer]]

Это сегодня синоптики берутся прогнозировать погоду как на три дня, так и на весь сезон, а на фронте метеорологи составляли сводку только на половину суток, не дальше. Главное, нужно было подготовить прогноз на следующее утро, когда вылетали бомбардировщики.

Началось наступление на Кубань, батальон перебазировался в Адлер. Каждый день отсюда в небо поднимались самолеты, которые бомбили неприятеля в оккупированных кубанских городах, в том числе в Краснодаре. 12 февраля 1943 года она была на дежурстве, когда на склад прибежала пара ребят из батальона и сообщила, что ее родной город свободен.

31 марта 1943 года 5-я воздушная армия перебазировалась в Воронеж, где участвовала в боях на Курской дуге, в освобождении Белгорода, Харькова, Киева, Львова. Потом были Польша, Чехословакия и, наконец, наши бомбардировщики пошли на Берлин.

После войны Надежда Самарская работала на мельзаводе, ЗИПе, затем на компрессорном заводе, откуда в 1985 году вышла на заслуженный трудовой отдых.

Снаряды выдавала лично

Друзья детства Татьяны Иосифовны Лось (в девичестве – Сергиенко) сразу после освобождения Краснодара ушли на фронт, старшие подруги окончили курсы связистов и поступили на службу в зенитно-артиллерийский полк № 1576 Краснодара. Когда 16-летняя Таня попробовала пойти по их стопам, ей указали на дверь: мала еще.

untitled-8297.jpg

[[tizer]]

«Было начало марта 1943-го, девчонки уже связистками в полку служили, а меня никто брать не хотел. Но я не сдавалась.

Каждое утро приходила к штабу полка, садилась на крыльцо и с надеждой заглядывала в лицо начальнику штаба майору Логиновскому, когда он проходил мимо. Но он всякий раз отправлял меня домой со словами, что мне еще даже семнадцати нет».

Так продолжалось месяц. Наконец майор сжалился: назначил заведующей двумя складами. На первом хранились бочки с солидолом и кипы пакли для смазки и чистки пушек, а также огнестрельное оружие. На втором – снаряды.

Девушка вела «амбарные» книги, в которые записывала приход и расход «товара», выписывала накладные для батарей, раз в неделю отчитывалась перед строгим начальником отдела артснабжения полка капитаном Колюжным.

«За отгрузкой солидола и пакли я не особо следила – все было на доверии, а вот снаряды выдавала лично — они были строгой отчетности.

Приходила на работу в 8:00, уходила, когда темнело. Целый день крутилась как белка в колесе: в частности, от моего проворства зависело то, когда солидол и снаряды окажутся в батареях».

В мае-июне 1944 года полк перебазировали в Крым, но Татьяне Иосифовне пришлось его покинуть: дали о себе знать ноги, обмороженные зимой 1942/43-го, открылись раны. Девушка вернулась в Краснодар, закончила курсы бухгалтеров, потом техникум и институт. Работала главбухом в нескольких организациях, затем вышла на пенсию.