Почтили безымянными

В небе над станицей Ханской недалеко от Майкопа осенью 1942 года завязался воздушный бой: советский самолёт атаковал два немецких «мессера». Нашим лётчикам удалось сбить один из истребителей противника, но свой самолёт уберечь не получилось.

Пылающий, он приближался к станице со снижением и врезался в землю на её окраине. Пожар, который возник после взрыва при ударе, продолжался несколько дней – в огне рвались боеприпасы. Собрать фрагментированные части тел двоих лётчиков во флотской одежде станичники сумели лишь некоторое время спустя.  

[[gallery_1]]

Первая большая экспедиция на место падения самолёта прошла в 1987 году. В ней приняли участие местные жители и военнослужащие майкопского военного аэродрома и Армавирского военного лётного училища. Они извлекли из воронки фрагменты фюзеляжа, обломки моторов и погнутую 20-миллиметровую пушку ШВАК с заводским номером ЧЕ 318. 

Тогда же определили тип самолёта: советский пикирующий бомбардировщик Пе-2. К сожалению, имён членов экипажа военным исследователям установить не удалось, как, впрочем, и краеведам, на протяжении последующих двух десятков лет написавшим десятки запросов в архивы. Казалось, судьба экипажа Пе-2 – остаться безымянными.

[[gallery_5]]

Зачищенная воронка

В ноябре прошлого года местные ветераны обратились за помощью в поисковую организацию «Кубанский плацдарм», члены которой специализируются на поиске самолётов времен Великой Отечественной войны.

«Приступив к изучению всех установленных обстоятельств, мы сразу поставили под сомнение правильность идентификации типа самолёта, – рассказывает Евгений Порфирьев. – В первую очередь нас смутило наличие 20-миллиметровой пушки ШВАК, на Пе-2 такие не устанавливали». 

В качестве одной из рабочих версий поисковики стали рассматривать гибель истребителей ЛАГГ или Як, для которых такое вооружение характерно. Но первый же выезд на место падения исключил такую возможность: найденные фрагменты обшивки имели технологические клейма 39-го завода НКАП СССР. В годы войны этот завод производил самолёты Пе-2, Пе-3 и Дб-3ф.

«Воронка оказалась полностью вычищенной, и нам пришлось работать с мелкими фрагментами. Чудом сохранившиеся, они не превышали спичечный коробок, – объясняет Евгений. – При таких обстоятельствах рассчитывать на точную информацию по идентификации практически невозможно».

А в экспозиции краеведческого музея в Майкопе, куда экспедиция 1987 года передала часть своих находок, оказались обломки различных типов самолётов. Какие из них относятся к машине интересующего поисковиков экипажа, определить невозможно. 

[[gallery_3]]

Неподтвердившиеся версии

«Тогда мы попытались установить имена экипажа по архивным документам и выяснили, что на военном аэродроме в станице Ханской в период июня-июля 1942 года базировались 5-й гвардейский артиллерийский полк и 36-й минно-торпедный авиационный полк ВВС ЧФ», – рассказывает поисковик.

За это время флотские полки потеряли в районе аэродрома 5 самолётов типа Дб-3ф. Один из них потерпел аварию 12 июня 1942 года при взлёте. Тогда погиб штурман экипажа старший лейтенант Зайцев, двое других членов экипажа остались живы.

«Самолёт был произведен на заводе НКАП СССР № 39, и по месту происшествия эта история подходила идеально. Но обстоятельства крушения не соответствовали глубине залегания обломков самолёта на месте падения. При такой силе удара шансов выжить у пилота не было, а по документам он даже не был ранен», – объясняет Евгений. – Не вписывалась и 20-миллиметровая пушка, хотя к этому времени мы уже потеряли уверенность в том, что оружие было найдено именно здесь».

Продолжив изучение архивов, поисковики нашли в воспоминаниях очевидцев описание воздушного боя самолёта Пе-2 против двух Ме-109 в небе над Майкопом. Такой боевой эпизод действительно случился 1 ноября 1942 года. Самолёт Пе-2 в 14:30 (по московскому времени) вылетел в те места на разведку, а с задания не вернулся. Его экипаж – капитан Козуля, капитан Мартынов и старшина Борисов – по сей день числятся пропавшими без вести.

[[gallery_7]]

Восстановить обстоятельства гибели поисковики смогли по документам Бундесархива. В 14:10 по берлинскому времени (15:10 по московскому) на высоте 5 000 м советский самолёт был атакован «мессерами».

«Несмотря на полное соответствие архивных документов рассказам очевидцев, по двум причинам этот самолёт не мог быть тем, который разбился на окраине Ханской, – комментирует Евгений. – Во-первых, по рассказам все тех же очевидцев, экипаж был флотский, а эта «пешка» – армейская. Во-вторых, самолёт Пе-2 № 24/11 был произведён на заводе № 22, а не № 39».

Тайна, зарытая в снег

И вновь поисковики отправились на место падения самолёта. Весь день и всю ночь накануне выезда шёл сильный снег.

«О безнадёжности нашей работы с металлоискателем по колено в снегу не подумал только ленивый. И всё же удача в этот день была на нашей стороне. Из-под 30-сантиметрового слоя снега и такого же слоя земли мы извлекли фрагмент блока двигателя. Он был размером с ладонь, но имел заводской номер мотора М-105 № 22-82, – вспоминает Евгений. – Мы немедленно связались с нашими коллегами, ожидавшими за компьютером, и практически сразу узнали, что такой номер мотора в базе есть! Мотор М-105 № 22-82 был установлен на самолёт Пе-3бис № 40312, произведенный на заводе № 39 НКАП СССР и 4 сентября 1942 года зачисленный в состав 27-й отдельной разведывательной авиационной эскадрильи ВВС ЧФ».

[[gallery_2]]

В соответствии с Актом расследования лётных боевых потерь в частях ВВС ЧФ значится: «04.10.1942 года не вернулся с боевого задания по разведке войск противника на ростовском направлении экипаж 27 ОРАЭ в составе: пилот сержант Михаил Снеговский, воздушный стрелок бомбардир лейтенант Борис Сабодаш».

По информации журнала боевых действий 15 (Kroat)/JG 52, в период с 14:00 до 15:00 на «свободную охоту» с аэродрома Майкопа вылетели хорватские пилоты Цвитан Галич и Юре Ласта. В 14:40 Цвитан Галич заявил о сбитом им советском самолёте Пе-2 в районе Атанская (вероятно, Ханская).

«Пе-3бис стал 25-м самолётом хорватского пилота Цвитана Галича, который он записал на свой счёт», – рассказывает Евгений.

[[gallery_4]]

Но и этого лётчика судьба не обошла своим вниманием. Спустя полтора года, 6 апреля 1944 года, Цвитан Галич погиб на земле, в кабине своего самолёта, на аэродроме Залусаны. На него упала авиабомба, сброшенная с истребителя «спитфайр».

Ещё не последний

Правильность идентификации Пе-3бис полностью подтвердилась архивными документами и соответствовала всем установленным на месте падения фактам. Самолёт был действительно произведён на заводе НКАП СССР № 39, в вооружении имел 20-миллиметровые пушки ШВАК. Экипаж его был флотский и состоял из двух человек. Таким образом, большая часть свидетельств очевидцев события подтвердилась.

[[gallery_6]]

«Что же касается воздушного боя Пе-2 с истребителями противника, то, вероятно, этот бой действительно происходил где-то в небе над Ханской. Но человеческая память объединила два разных боевых эпизода в один, – высказывает предположение Евгений Порфирьев. – А значит, нам ещё предстоит найти в окрестностях Ханской место падения «пешки» капитана Козули, а может, ещё и других…»