11:34
27 Мая 2019
Воспоминания краснодарца о Чернобыльской командировке: фонящая техника, радиация и смерть друзей
Понедельник
Май
27
2019

Воспоминания краснодарца о Чернобыльской командировке: фонящая техника, радиация и смерть друзей

26 апреля 1986 года произошла крупнейшая в истории атомной энергетики авария на Чернобыльской АЭС. Краснодарец Виктор Фесенко поделился воспоминаниями о четырехмесячной командировке в зону отчуждения.

Виктор Григорьевич после Чернобыля перенес инфаркт и три инсульта, из-за гангрены на правой ноге лишился нескольких пальцев, инвалид II группы. / Фото: Денис Яковлев, «КИ»
Виктор Григорьевич после Чернобыля перенес инфаркт и три инсульта, из-за гангрены на правой ноге лишился нескольких пальцев, инвалид II группы. / Фото: Денис Яковлев, «КИ»

Тяжелые воспоминания


Виктору Фесенко было 40 лет, когда случилась катастрофа на Чернобыльской АЭС. О ней он узнал, как и большинство советских граждан, из выпуска новостей: диктор зачитал скупую на подробности информацию, которая никак не отражала масштаба трагедии.

А накануне Виктор Григорьевич с женой, Галиной Александровной, и двумя малолетними детьми ходил на первомайский парад, затем на шашлыки на берег Кубани. Погода была такой жаркой, что отдыхающие купались.

Фесенко работал начальником колонны ПТП-2, ходил в междугородние рейсы, возил пассажиров. Вскоре обратил внимание, что тот или другой коллега не выходит на работу. Заболели? Нет, оказывается в продолжительной командировке. Где - начальство не в курсе.

- Со временем мы поняли, куда «исчезают» наши ребята, - кое-какая информация стала просачиваться по сарафанному радио, но даже не догадывались, последствия чего они ликвидируют, насколько они чудовищны и как сильно товарищи рискуют своими жизнями.

Вспоминая события того времени, Виктор Григорьевич часто прерывается, закрывает руками лицо и беззвучно плачет. Жена Галина и дочь Виктория уговаривают: «Ну что ты, успокойся, это было 33 года назад».

Чернобылец извиняется: как сейчас перед глазами бездыханные тела ребят, которые не выдержали работы на станции. Похоронил многих друзей, в том числе друга юности Михаила Пегова - его забрали раньше, работал непосредственно на ЧАЭС - на крыше и в шахте. Умер спустя пару лет после той командировки.

- Я держался 10 лет, а потом, один за другим, перенес инфаркт и три инсульта. Если бы не жена и дети, не выкарабкался бы.

Командировка в никуда


Шестого августа 1986 года семью Фесенко разбудил звонок в дверь: на пороге стояли милиционер и военный - капитан из военкомата. Сказали, собирайтесь, предупредив, чтобы взял пару комплектов вещей и документы. На вопросы, куда и как надолго, промолчали. Галина Александровна только через месяц из письма мужа узнает, где он, а увидит его еще через три месяца.

- Привезли на железнодорожный вокзал, где с чемоданами уже стояло около 400 мужчин, скомандовали построиться, пересчитали и - по вагонам! Куда едем - ни слова.

Высадили только в Днепродзержинске, расположенном в полутысяче километров от Чернобыля. Там был разбит военный лагерь, где находилось около 1200 срочников и «чернобыльцев» со всего Союза. Объяснив командировку военными сборами, новоприбывших разбили на группы. Узнав, что Фесенко водитель автобуса, поручили возить солдатиков на поля собирать урожай.

- Так продолжалось примерно месяц, пока однажды утром на разводе не назвали мое имя и еще примерно 60 человек. В тот же день нас поездом отправили в Песковку - поселок в 45 км от Чернобыля. Три дня болтались без дела, после чего нам выдали пропуск на право въезда в закрытую зону с пометкой «ВСЮДУ». Тут-то мы окончательно поняли, что нас ждет дальше.

Виктор Фесенко сохранил пропуск, который давал право въезда в закрытую 30-километровую зону. / Фото: архив семьи Фесенко

Фонящая техника


Виктора Фесенко снова посадили за руль автобуса. Каждое утро он ехал в расположенный поблизости санаторий «Голубые озера», забирал оттуда рабочих и отвозил на станцию. Ждал их там до конца смены по несколько часов, после чего вез назад.

- Помню, кручу баранку, а сам глазею по сторонам. Вокруг - брошенные дома смотрят раскрытыми окнами, белье на веревках, игрушки в песочнице, тощие собаки и кошки. На окраине села Митрофановки на озере часто видел пару лебедей - красавцы. Потом они исчезли. Надеюсь, улетели в теплые края…

Водились в Чернобыле и мародеры - не боялись тащить из домов все, что приглянулось: технику, ковры, посуду. Их ловили и приводили в военную комендатуру, после чего дорога была одна - по этапу.

- Дураки. Там ведь ходить можно было строго по обозначенным тропинкам, дезактивированным. Шаг влево, шаг вправо - и ты за час хватаешь такую дозу, какую ликвидаторы обычно за месяц получали.

У работающих на станции людей была хоть какаяникакая защита, у Фесенко - домашняя одежда и «лепесток» - марлевая повязка, которая от радиации - что мертвому припарка. Был у него и накопитель радиации. У ликвидаторов показания с него снимали каждый день, у водителей - ни разу. Он зазвенел на Викторе Григорьевиче прямо во время работы, спустя почти три месяца после выдачи.

- Я к тому времени уже был начальником ремонтно-механических мастерских, чинил грузовики, реже - автобусы, работавшие на ЧАЭС. Их, конечно, мыли после каждой поездки на станцию, но фонили машины страшно. Я же чуть не круглосуточно в мастерских проводил: работы было много.

Ликвидаторы на фоне агитационного плаката, призывавшего возродить Чернобыльскую АЭС. Песковка, Киевская область УССР, осень 1986 года. (В.Г. Фесенко крайний справа в нижнем ряду). / Фото: архив семьи Фесенко

«Я тебя в Чернобыль не посылал».


Фесенко отправили домой в начале декабря 1986 года, от военкомата дали две недели отгулов. Когда же «чернобылец» вернулся на родное предприятие, выяснилось, что его место занял вчерашний выпускник. Виктор Григорьевич не стал качать права, попросил начальника дать рейс, но тот отказал: «Я тебя в Чернобыль не посылал. Места для тебя нет».

Ликвидатор сообщил об этом в военкомат, после чего сам военком связался с начальником ПТП и пригрозил, что если в течение 24 часов для Фесенко на предприятии не найдется достойной работы, он лично отправит директора в командировку в Чернобыль. Уже на следующий день Виктор Григорьевич вышел в рейс.

Через несколько лет он устроился водителем на ГТРК «Кубань», где прямо на рабочем месте у него случился первый инсульт. Больница, потом долгая реабилитация. Работу пришлось оставить, рано вышел на пенсию.

- Но ничего, еще держусь. А вот многих друзей-товарищей уже нет. Скольких похоронил, не сосчитать…


Кстати


Сегодня в Краснодарском крае проживает 12 205 «чернобыльцев», из них 6573 - ликвидаторы.

Читайте новости там, где удобно: Twitter, Fb , Vk, Оk, Яндекс.Дзен.