11:34
22 Апреля 2019
Краснодарские инженеры изобрели приспособления для работы в космосе
Понедельник
Апр
22
2019

Краснодарские инженеры изобрели приспособления для работы в космосе

12 апреля отмечается День космонавтики. Накануне «КИ» встретились с одним из инженеров, участвовавших в «космической» программе, кандидатом технических наук Михаилом Кулашевым.

Михаил Кулашев всю жизнь посвятил изобретению полезных устройств в промышленности, космонавтике и авиации. / Все фото: Денис Яковлев, «КИ»
Михаил Кулашев всю жизнь посвятил изобретению полезных устройств в промышленности, космонавтике и авиации. / Все фото: Денис Яковлев, «КИ»

За умами - в провинцию


Михаил Кулашев окончил Куйбышевский авиационный институт и, отслужив в армии, в 1971 году пришел в Краснодарский филиал московского ВНИИ «Монтажспецстрой» на должность и.о. младшего научного сотрудника. Он занимался разработками в секторе специальных конструкций, в частности работал над различными приспособлениями для монтажа машин в легкой промышленности.

- Наш институт был далек от космоса, но мы постоянно изобретали что-то новое, такое, что сразу же шло в производство, - вспоминает Михаил Федорович. - Видимо, это и привлекло внимание ученых из ОКБ-1.

В 1985 году, вскоре после аварии на космической станции «Салют-7», которая впоследствии была спасена героическими усилиями всего двоих человек - бортинженера Виктора Савиных и командира корабля Владимира Джанибекова, в Краснодарский филиал ВНИИ наведался Олег Семенович Цыганков - доктор технических наук, профессор, руководитель экспериментально-испытательного отдела по обеспечению внекорабельной деятельности и технологических работ ОКБ-1 (ныне РКК «Энергия»).

В московском Монтажспецстрое, куда он обратился за помощью в разработке инструментов и приспособлений для работы космонавтов на станции и в открытом космосе, ему порекомендовали пообщаться с краснодарскими коллегами.

Чем сделать дырки в космосе?


В то время Михаил Кулашев трудился в специальной лаборатории №22, которой заведовал Вадим Кривомазов - инженер, каких поискать. Они разрабатывали приспособления, которые позволяли монтировать высокопрочные стальные конструкции без применения сварки и т.п. Как сейчас сказали бы, лаборатория занималась высокими технологиями.

- Вызывает меня Кривомазов, знакомит с Цыганковым и ставит задачу: разработать инструмент, который помог бы космонавтам отремонтировать солнечные панели на космической станции. Конкретно: требуется устройство, «умеющее» делать углубления в металлических конструкциях так, чтобы потом дрель могла его спокойно просверлить.

Для понимания: если такого углубления не сделать, сверло может легко съехать, а в условиях безвоздушного пространства это крайне опасно для космонавта.

Кулашев удивился: где их институт, а где космос, но к поставленной задаче отнесся серьезно. Он рассказал высокому гостю об уже разработанном лабораторией кернере - устройстве, сильно смахивающем на перьевую ручку. Его использовали монтажники. Цыганкову кернер понравился, но он попросил сделать инструмент меньше и легче: на космическом корабле и станции каждый грамм на счету.

Когда это приспособление испытали в Центре подготовки космонавтов в нынешнем Звездном городке, выяснилось, что у него большая отдача, т.е. нужен такой же, но с «перламутровыми пуговицами». Наши инженеры и тут не подкачали, но в итоге в космос полетели оба устройства - на всякий случай.

Кернер №2, сконструированный краснодарскими специалистами. Отдача у него была меньше, чем у первого изобретения.

Слесарь в роли изобретателя


- Думали, на этом «космические» задания закончатся, ан нет: Олег Семенович попросил нас изобрести для работы в безвоздушном пространстве безопасную ножовку по металлу, которая в случае поломки не разлеталась бы на куски (что в закрытом безвоздушном пространстве крайне опасно), - продолжает Михаил Кулашев.

С ножовками ученые умы ВНИИ дел не имели, а потому позвали на совещание слесаря института Анатолия Куценко. Тот почесал в затылке и предложил сделать ножовку толще, соединив два полотна, а между ними поместить полоску очень тонкой стали. Так и сделали. И оказалось, что при поломке лезвия не отлетают в стороны, а повисают на инструменте за счет фольги.

Но тут же обнаружилась другая проблема. При работе обычной ножовкой стружка летит во все стороны, но если на земле ее просто сдул, и проблема решена, то на станции это недопустимо: металлическая пыль - реальная угроза для жизни космонавтов.

Тот же слесарь снова почесал в затылке и выдал гениальную в своей простоте идею: использовать в качестве пылесборника обычный… пластилин. Наносить его предлагалось на обратную сторону того участка, который требовалось распилить, - тогда металлическая стружка будет оседать на пластилин.

Сказано - сделано, и безопасная ножовка отправилась в космос.

Безопасная ножовка, которую изобрел слесарь института Анатолий Куценко

Собачья цепь как страховка

Следующим заказом Краснодарского филиала ВНИИ «Монтажспецстрой» стало возвратно-страховочное устройство для космонавтов. Имеющийся на тот момент фал представлял собой, по сути, короткую веревку с карабином, который позволял выполнять работы с внешней стороны станции на минимальном удалении от переходного отсека.

- Нам поставили задачу - изобрести фал в два раза длиннее, который мог бы притянуть космонавта к станции в случае, если он от нее случайно «отлетит». Что мы сделали: взяли метровую пружину, которая в растянутом состоянии достигала 2,5 метра, и вставили в нее обычную, но легкую цепь такой же длины - для прочности. За счет звеньев она также могла растянуться или собраться.

Со своими чертежами и испытательным образцом Кривомазов и Кулашев приехали в Центр подготовки космонавтов. Здесь их ждал Цыганков, который показал новое изобретение краснодарских инженеров заместителю начальника ЦУПа, дважды Герою Советского Союза, летчику-космонавту, первому человеку, вышедшему в открытый космос, - Алексею Леонову.

- Алексей Архипович взглянул на фал, а потом повернулся к нам: «Что ж вы, господа-ученые, хотите наших героев-космонавтов на собачью цепь посадить?» В общем, мы, пристыженные, вернулись домой и стали думать, чем можно заменить цепь.

И придумали: вставили внутрь пружины особо прочные парашютные стропы, которые могли выдержать 800 кг - как раз такой вес требовался на случай, если космонавт, облаченный в 200-килограммовый скафандр, с испугу оттолкнется от станции.

За счет стропы существенно снизился и вес фала: если с цепью он весил 2 кг, то со стропой - всего 0,8 кг. Такое изделие было принято к производству и использованию.

Сначала возвратно-страховочное устройство сделали на основе пружины и цепи, но потом заменили цепь на парашютные стропы.

«Космическая эра» ВНИИ


По типу фала краснодарские инженеры следом «сочинили» и возвратно-страховочную лебедку длиной 7 метров. Заказчики, правда, хотели 12-метровую, но изобретатели их отговорили: такая «балда» была бы чересчур громоздкой и тяжелой для использования в космосе.

- Были у нас и другие космические изобретения, например, фермы для обслуживания больших космических объектов в открытом космосе, но пошли ли они в производство и применялись ли, нам неизвестно, - добавляет Михаил Федорович. - Как бы там ни было, а с развалом Советского Союза заказы от ОКБ-1 прекратились, и на этом «космическая» эра Краснодарского филиала ВНИИ завершилась.

После этого Михаил Кулашев ушел «изобретать» в Краснодарское высшее военное авиационное училище, где и вышел на пенсию.

Читайте новости там, где удобно: Twitter, Fb , Vk, Оk, Яндекс.Дзен.