11:34
19 Ноября 2018
Именитому кубанскому физиологу Владимиру Покровскому исполняется 90 лет. Интервью
Понедельник
Ноя
19
2018

Именитому кубанскому физиологу Владимиру Покровскому исполняется 90 лет. Интервью

Профессор Владимир Покровский - личность легендарная. Его студентами были многие ныне известные врачи краснодарских и кубанских больниц. Он идеолог и автор оригинального научного направления о ритмах сердца. Его научные статьи опубликованы в отечественных и зарубежных изданиях. И в свои девяносто он продолжает работать: профессор вот уже 45 лет заведует кафедрой нормальной физиологии Кубанского государственного медуниверситета и все еще читает лекции студентам.

Фото: Денис Яковлев, «КИ»
Фото: Денис Яковлев, «КИ»

В мединститут ноги сами понесли


- Владимир Михайлович, ваш отец был известным преподавателем истории, имя которого носит одна из аудиторий КубГУ, первым на Кубани доктором исторических наук. Мама работала учителем русского и литературы в школе. Вы выросли среди томов Пушкина и Толстого, учебников по истории, однако выбрали медицинскую стезю. Почему?

- Да я сам до сих пор не могу понять, как это произошло. Я окончил школу с золотой медалью и поехал в Москву подавать документы на истфак МГУ - намеревался пойти по стопам отца. Помню, как пришел в приемную комиссию, как стоял и смотрел на абитуриентов, проходящих мимо…

А потом развернулся и ушел с твердым намерением вернуться в родной Краснодар. Я мог бы поступить в пединститут, где преподавал отец, но ноги понесли меня в Краснодарский мединститут имени Красной Армии, нынешний медуниверситет.

- Что вам запомнилось из студенческих лет?

- Практика на четвертом курсе. Когда в институте нам предложили медучреждения на выбор, большинство моих однокашников предпочли больницы в Краснодаре или в его окрестностях. Я же был уверен (и впоследствии оказался прав), что в городе никто не даст нам выполнять самостоятельные операции.

И я уговорил еще троих своих друзей поехать в Псебай, в больницу, хирургическим отделением которого заведовал замечательный хирург доктор Веселенко. Под его руководством я выполнил полтора десятка операций. Мне понравилось: по окончании учебы намеревался стать хирургом.

- А в результате пошли по научной стезе. Что же произошло в последний год учебы?

- Знаете, меня всегда привлекало не столько «рукоделие», сколько понимание механизмов работы отдельных органов и систем организма и всего его в целом. В физиологию - одну из двух базисных наук в медицине - я влюбился сразу же и к концу учебы понял, что хочу изучать ее с научной точки зрения.

И - большая удача! - на пятом курсе на должность завкафедрой нормальной физиологии пригласили профессора Павла Михайловича Старкова, ученого-физиолога от Бога, и он попросил тогдашнего ректора вуза Валентина Кузьмича Супрунова подобрать ему достойных учеников. И ректор порекомендовал меня. Год я проработал старшим лаборантом, а затем стал ассистентом.

Обошел московского конкурента


Помните свою первую лекцию?

- Мои первые лекции были не по физиологии, а по биофизике, эта дисциплина также преподавалась на нашей кафедре. Но, как выяснилось, читать лекции по ней было некому, и профессор Старков сначала отправил меня на стажировку, а потом поручил вести этот предмет. Когда я впервые вошел в аудиторию в качестве лектора, мне было около тридцати.

Помню, очень волновался. Готовился тщательно, записал выступление, но зачитывать его не стал, говорил по памяти. Студентам понравилось, мне даже аплодировали. И сегодня часто аплодируют: я до сих пор преподаю и до сих пор не прибегаю к шпаргалкам.

- Вашими студентами были ныне именитые врачи. А студентами их помните?

- Да, у меня было много учеников, под моим руководством они защитили около ста кандидатских и докторских диссертаций. Еще больше было студентов, среди них, например, нынешний главный врач НИИ-ККБ №1 академик РАН Владимир Порханов; профессор Григорий Пенжоян, много лет возглавлявший краевую клиническую больницу №2, сейчас - завкафедрой акушерства, гинекологии и перинатологии ФПК и ППС медуниверситета; доктор медицинских наук Владимир Дурлештер - заместитель главврача по хирургии ККБ №2. Все были шалопаями, хотя и умницами. А Пенжоян и Дурлештер недавно признались, что на моих лекциях успевали еще и в «Морской бой» играть.

- По вашему учебнику «Физиология человека», впервые изданному более двадцати лет назад и выдержавшему два переиздания, до сих пор учатся студенты. Как вам удалось вытеснить именитых конкурентов из Москвы?

- Когда я заканчивал писать диссертацию, меня отправили на стажировку к заведующему кафедрой физиологии второго московского мединститута (ныне знаменитая Пироговка) профессору Григорию Ивановичу Косицкому, по учебнику которого тогда учились все студенты-медики. Во время знакомства он спросил, чем я сейчас занимаюсь. Я рассказал о своей докторской, и он отправил меня ее дописывать.

Потом я стал профессором, возглавил кафедру в Краснодаре, и Григорий Иванович пригласил меня в соавторы нового учебника по физиологии. Когда же он ушел из жизни, я подхватил его эстафету и уже сам стал приглашать коллег для переиздания книги.

Почему издательство стало работать с профессором с периферии? Когда я предложил «Медицине» издать учебник, у нее уже было предложение от профессора Судакова из первого московского мединститута. Тогда издательство заявило: кто первым представит книгу, того и будут печатать. И я оказался первым.

Голова приказывает сердцу


- Владимир Михайлович, вы являетесь идеологом и автором оригинального научного направления, постулирующего новые представления о механизмах генерации ритма сердца. Если вкратце, то о чем речь?

- Принято думать, что ритм сердца зарождается в самом сердце. Я же первым предположил, что он зарождается в мозге и по блуждающим нервам в виде сигнала поступает в миокард, в результате чего возникает сердечный ритм. Впоследствии это было неоднократно доказано. К этой мысли я пришел во время операции на открытом сердце собаки.

В то время, когда главная мышца организма была выключена из кровообращения, то есть у животного наступила клиническая смерть, я увидел интенсивный вдох, сразу за которым сердце сократилось. И так несколько раз. А так как дыхательный центр находится в мозге, то и сердечный ритм зарождается тоже в голове. Это дает новое понимание того, как работает наш организм.

- Даже по новому пенсионному законодательству вы давно уже должны были выйти на заслуженный трудовой отдых, а вы каждый день работаете на кафедре. Не хочется уже на покой?

- Не представляю, чем бы я занимался дома. Конечно, я уже не такой прыткий, как в молодости. Но мой рабочий орган - не ноги, которые у меня болят, а голова. А она пока меня ни разу не подводила.


Читайте новости там, где удобно: Twitter, Fb , Vk, Оk, Яндекс.Дзен.


Комментарии
Umbero Pereira
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, в рамках ограничений классической механики, однородно тормозит барионный объект. Туманность, если рассматривать процессы в рамках специальной теории относительности, квазипериодично излучает вихрь так, как это могло бы происходить в полупроводнике с широкой запрещенной зоной. Силовое поле, как и везде в пределах наблюдаемой вселенной, синхронно
Серёжа
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, на первый взгляд, пространственно неоднородно
Umbero Pereira
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, в рамках ограничений классической механики, однородно тормозит барионный объект. Туманность, если рассматривать процессы в рамках специальной теории относительности, квазипериодично излучает вихрь так, как это могло бы происходить в полупроводнике с широкой запрещенной зоной. Силовое поле, как и везде в пределах наблюдаемой вселенной, синхронно
Серёжа
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, на первый взгляд, пространственно неоднородно
Umbero Pereira
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, в рамках ограничений классической механики, однородно тормозит барионный объект. Туманность, если рассматривать процессы в рамках специальной теории относительности, квазипериодично излучает вихрь так, как это могло бы происходить в полупроводнике с широкой запрещенной зоной. Силовое поле, как и везде в пределах наблюдаемой вселенной, синхронно
Серёжа
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, на первый взгляд, пространственно неоднородно
Umbero Pereira
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, в рамках ограничений классической механики, однородно тормозит барионный объект. Туманность, если рассматривать процессы в рамках специальной теории относительности, квазипериодично излучает вихрь так, как это могло бы происходить в полупроводнике с широкой запрещенной зоной. Силовое поле, как и везде в пределах наблюдаемой вселенной, синхронно
Серёжа
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, на первый взгляд, пространственно неоднородно