11:34
22 Октября 2018
Евгений Попов и Ольга Скабеева: Часто хочется назвать некоторых экспертов идиотами
Понедельник
Окт
22
2018

Евгений Попов и Ольга Скабеева: Часто хочется выгнать некоторых экспертов из студии

Известные ведущие самого популярного на российском телевидении ток-шоу «60 минут» рассказали коллегам на Форуме журналистики в Сочи, почему к ним ходят одни и те же эксперты, получают ли гости гонорар и как часто им хочется выгнать их из студии.

В 2018 году программа «60 минут» была удостоена двух статуэток ТЭФИ. Теперь в их коллекции целых четыре «Орфея». Фото: vesti.ru.
В 2018 году программа «60 минут» была удостоена двух статуэток ТЭФИ. Теперь в их коллекции целых четыре «Орфея». Фото: vesti.ru.

Всех волнуют Украина и Трамп

- Кто определяет темы для программ?

Евгений: - Ну, конечно, из Кремля звонят, а как же иначе? Нас же постоянно обвиняют в прокремлевской пропаганде, так что только так. А если серьезно, то мы, безусловно, ориентируемся на зрителя. Никому не интересную тему мы поднимать не будем. Мы отслеживаем пресловутые рейтинги, следим за зрительскими опросами и пр., так что знаем, что сегодня волнует россиян.

Например, соотечественники собираются у экранов, когда речь идет об ипотеке и кризисе, огромный интерес вызвал дневной выпуск программы сразу после выступления президента о внесении поправок в пенсионное законодательство. А вот когда Госдума приняла законопроект в окончательном чтении, программу посмотрело небольшое количество зрителей.


Ольга: - Мы руководствуемся даже минутами проданной в эфире рекламы: чем она длиннее, тем мы популярнее, тем интереснее тема. В нашей программе блок рекламы длится 6 минут, это чрезвычайно много, людей это раздражает, но за счет этого существует наша программа, мы полностью себя окупаем.

Некоторым зрителям непонятно, почему в «60 минутах» так много «международки», редко обсуждаются внутренние вопросы. Но как бы мы ни старались делать программы о России, удивительным образом в нашей стране их смотрит не много людей. Как оказалось, всем нам интересно знать, что там делается на Украине, как там поживает американский президент, как дела в Сирии.

Евгений Попов и Ольга Скабеева – супруги. Программу «60 минут» ведут с начала ее выхода в эфир – с 12 сентября 2016 года.
Фото: Открыте источники.

Эксперты – в дефиците и нарасхват


- Почему у вас в эфире одни и те же приглашенные эксперты: тот же Исаев, Трюхан, Корейба, Калашников, Белов?


Ольга: - Ответ банальный: как только мы пытаемся пригласить на программу трезвомыслящих людей из Украины, они отказываются ехать, потому что боятся: боятся к нам приехать, но еще сильнее боятся вернуться.

Мы – единственная политическая программа, которая мучительно отыскивает и привозит новых экспертов, которых сразу же начинают рвать друг у друга другие телеканалы.

Евгений: - Знаете, когда на Украине война шла полным ходом, сотрудники гостевого отдела нашей программы за день обзвонили 400 украинских экспертов, но приехать согласились два-три.

Вот, например, украинский политик Гордей Белов. После первого эфира, когда он адекватно себя вел на нашей программе, он вернулся домой, где у него сразу же начались проблемы.

Знаете, в чем его обвиняли? В том, что он отказался признать Бандеру героем. Это звучит как сюр, но это правда – там это сродни преступлению.

- Правда, что участие в программе экспертов оплачивается?

Ольга: - Это самый популярный вопрос и самое популярное заблуждение. Нет, участие приглашенных экспертов не оплачивается. Единственное, что мы себе позволяем, оплачиваем авиабилеты экспертов, проживающих в других городах и странах, но это международная журналистская практика. Иначе к нам никто никогда не придет и не приедет. Гонорары же они за участие в «60 минутах» не получают.

фото 1.jpg

Разные точки зрения


- С украинскими гостями
– понятно. Но почему российские эксперты одни и те же, почему вы их не замените? Например, то, как ведет себя Никита Исаев, – это же ни в какие ворота не лезет.

Ольга: - Никита Исаев у подавляющего большинства зрителей вызывает отрицательные эмоции. Тем не менее он представляет определенный срез прослойки общества, такие люди, как он, есть, а потому мы даем ему высказаться в нашей программе.

- Польская диаспора в России не согласна с той точкой зрения, которую от имени Республики Польша высказывает ваш эксперт Якуб Корейба. Они ратуют за то, чтобы наши страны помирились, а Корейба разжигает рознь. Почему вы его не замените?

Евгений: - Несмотря на российскую польскую диаспору, которой не нравится Якуб Корейба, на самом деле он высказывает именно ту точку зрения, которая на 100 % схожа с официальной Варшавой.

И какой бы абсурдной она ни была, с ней приходится считаться. Такой же точки зрения придерживается и второй эксперт от Польши Зигмунт Дзенчаловски, считающийся врагом нашей страны.

Мы рады были бы пригласить на нашу программу польского политика Матеуша Пискорского, но он уже два года сидит у себя на родине в тюрьме без предъявления обвинения. Это лидер политической партии «Смена», который выступал за налаживание отношений с Россией.

«Да, мы пропагандистская программа»


- Где проходит граница между пропагандой и журналистикой?


Ольга: - Вы так говорите, будто пропаганда это нечто недостойное. Намекаете на стародавнее обвинение, что программа наша пропагандистская и прокремлевская?

Ну, если вы считаете, что в ответ на оскорбления нашей страны в прямом эфире условным Никитой Исаевым или Леонидом Гозманом они не должны получать замечание от других экспертов или ведущих, то мы так не думаем.

И в этом смысле – да, мы пропагандистская программа. Мы считаем, что важно каким-то образом защищать государственную точку зрения, поэтому выбрали это место работы – ВГТРК. Если бы нам показалось иначе, мы бы работали на «Дожде», наверное.

- А как часто вам хочется назвать гостей идиотами и попросить выйти вон?

Ольга: - Ну, на самом деле, очень часто хочется. Думаю, что если к нам приходят эксперты и говорят гадости о нашей стране, мы должны как минимум их осадить. Стараемся делать это тактично, мягко, в отличие от наших коллег с других каналов не распускаем руки и не ругаемся матом.

Если же вы имеете в виду то, что я назвала идиотом Исаева и попросила покинуть студию, я об этом не жалею. Может быть, это не очень красиво с моей стороны, но тем не менее. Я, правда, считаю идиотизмом сравнивать коммунизм с фашизмом, а именно это делают украинские власти, и Исаев с ними в этом согласен.

Наверное, мне не стоило его обзывать, но так как он продолжал настаивать на этом в течение нескольких минут и с ним невозможно было сладить, я просто не выдержала.

Но, славу богу, это единственное неприятное исключение за все время существования нашей программы. К слову, Никита Исаев ведь не покинул тогда студию. Странный тип.

- Вы – семья, у вас подрастает сын Захар. Часто ли удается проводить время вместе, уходить в отпуск?

Ольга: - У нас в студии висит большой шуточный баннер: «60 минут, как Путин, в отпуск не уходит». Мы уже два года в эфире, но за это время ни разу не было пропущено ни одного эфира.

Тем не менее у нас, ведущих, отпуск, конечно же, есть: мы берем его попеременно – сначала я ухожу в отпуск на неделю, потом Женя, или наоборот, и это время мы проводим с сыном. Отпуск берем летом, чтобы свозить сына на море. Но у нас есть суббота и воскресенье, их мы проводим втроем.


Читайте новости там, где удобно: Twitter, Fb , Vk, Оk, Яндекс.Дзен.


Комментарии
Umbero Pereira
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, в рамках ограничений классической механики, однородно тормозит барионный объект. Туманность, если рассматривать процессы в рамках специальной теории относительности, квазипериодично излучает вихрь так, как это могло бы происходить в полупроводнике с широкой запрещенной зоной. Силовое поле, как и везде в пределах наблюдаемой вселенной, синхронно
Серёжа
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, на первый взгляд, пространственно неоднородно
Umbero Pereira
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, в рамках ограничений классической механики, однородно тормозит барионный объект. Туманность, если рассматривать процессы в рамках специальной теории относительности, квазипериодично излучает вихрь так, как это могло бы происходить в полупроводнике с широкой запрещенной зоной. Силовое поле, как и везде в пределах наблюдаемой вселенной, синхронно
Серёжа
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, на первый взгляд, пространственно неоднородно
Umbero Pereira
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, в рамках ограничений классической механики, однородно тормозит барионный объект. Туманность, если рассматривать процессы в рамках специальной теории относительности, квазипериодично излучает вихрь так, как это могло бы происходить в полупроводнике с широкой запрещенной зоной. Силовое поле, как и везде в пределах наблюдаемой вселенной, синхронно
Серёжа
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, на первый взгляд, пространственно неоднородно
Umbero Pereira
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, в рамках ограничений классической механики, однородно тормозит барионный объект. Туманность, если рассматривать процессы в рамках специальной теории относительности, квазипериодично излучает вихрь так, как это могло бы происходить в полупроводнике с широкой запрещенной зоной. Силовое поле, как и везде в пределах наблюдаемой вселенной, синхронно
Серёжа
26 июня 2017 г.
Химическое соединение, на первый взгляд, пространственно неоднородно